Дефицит бюджета. Почему Минфин вынужден нарушать Меморандум с МВФ

Дефицит бюджета. Почему Минфин вынужден нарушать Меморандум с МВФ

Из-за неэффективного планирования работы ведомства Сергея Марченко дальнейшее сотрудничество с Международным валютным фондом вызывает большие вопросы 

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Перед завершением финансового года Министерство финансов решило официально нарушить Меморандум с Международным валютным фондом, а именно - в министерстве намерены потратить до конца года весь остаток средств, полученных от МВФ по «ковидной» программе, хотя в меморандуме идет речь о том, что они должны остаться на счетах правительства. Такие действия ставят под угрозу продолжение программы в 2022 году и выполнение плана покрытия дефицита бюджета. 

В августе 2021 года Украина в рамках распределения специальных прав заимствований (SDR) получила от МВФ $2,7 млрд в эквиваленте. Фактически это была безвозмездная «помощь» от фонда странам-участникам для поддержки экономики в сложных постпандемических условиях. В сентябре 2021 Минфин уже использовал $1,3 млрд из этих средств на финансирование дефицита бюджета, точнее, на погашение и обслуживание внешнего долга.

В ноябре 2021 года министр финансов Сергей Марченко, а также президент Владимир Зеленский, премьер Денис Шмыгаль и глава НБУ Кирилл Шевченко подписали Меморандум с Фондом, в котором приняли на себя обязательство не использовать остаток этих средств ($1,4 млрд из $2,7) на финансирование дефицита бюджета. В частности, в Меморандуме сказано: «…Мы намерены сохранить остаток специальных прав заимствований как буфер против будущих рисков, что также помогает поддерживать наши цели относительно внешней стабильности…». 

Однако ведомство Марченко, судя по всему, практически сразу же нарушило данное обязательство перед МВФ, фактически подставив и президента, и правительство, и Нацбанк. 

Как сообщили в пресс-службе Минфина информагентству «Интерфакс-Украина», по состоянию на средину декабря 2021 года, ведомство Марченко уже использовало на финансирование дефицита госбюджета практически весь остаток средств, полученных от МВФ в августе 2021 года в рамках распределения СДР (специальных прав заимствований) – $2,45 млрд из полученных $2,7 млрд. Более того, до конца 2021 года Минфин, по его же информации, планирует использовать оставшиеся $250 млн. «Неиспользованный остаток составляет 178 219 820 СПЗ. На следующей неделе они поступят в Государственную казначейскую службу и будут израсходованы. Это около $250 млн», – сообщили в пресс-службе агентству.

Перефразируя текст из Меморандума, использовав остаток средств от МВФ, Минфин Марченко фактически «обнулил» «буфер против будущих рисков, который должен был помочь поддерживать цели по внешней стабильности».

Почему так произошло? В первую очередь из-за неэффективного планирования, и как результат - недостатка средств на покрытие даже обязательных, защищенных расходов в декабре, о чем неоднократно предупреждали эксперты. Невыполнение планов по заимствованиям привело к реальному дефициту денег у Минфина на уровне от $3 до 5 млрд, которые с переменным успехом удается покрыть только за счет внутренних займов. Номинальная доходность по этим бумагам уже достигает 15,97%. Однако всей суммы все равно не удается добрать. 

Согласно официальным данным Госказначейства, по состоянию на минувший понедельник сумма недофинансированных расходов до конца года от плана составляла 135 млрд грн (при общих расходах, запланированных на месяц - около 190 млрд грн, с учетом традиционной декабрьской “паники” среди распорядителей). При этом 12 млрд грн - это расходы, по которым платежки уже поданы, но деньги вообще не проведены, то есть их нужно добавить к сумме общего недофинансирования. Кроме того, ГКСУ часто пользуется схемой не принимать платежки от распорядителей без объяснения причины, и не включая их в отчетность. Поэтому, по оценкам распорядителей, таких недоплаченных статей наберется еще на 30-40 млрд грн. 

Альтернативные источники наполнения бюджета не работают: план приватизации провален (последние новости о срыве сделки по “Электронмашу” лишь доказывают, что полагаться на этот источник для наполнения бюджета вообще не приходится), “борьба с контрабандой”, несмотря на санкции СНБО, не привела вообще ни к каким результатам. По оценкам главы налогового комитета Рады, “просадка” по таможенным поступлениям из-за этого составляет минимум 50 млрд грн. Еще порядка 40-50 млрд - это оценочные объемы потерь бюджета от “скруток” НДС. 

В то же время источником заполнения образовавшейся “дыры”, по всей видимости, могут стать средства местных бюджетов. Залезать к ним в карман, особенно накануне нового года - “добрая традиция” правительства. В начале декабря СМИ писали о том, что Марченко в 2021 году воспользовался этой возможностью уже 5 раз – в марте (10,3 млрд грн), июне (12,0 млрд грн), июле (10 млрд грн), сентябре (28,2 млрд грн) и октябре (на 7,7 млрд грн). Сколько “одолжат” у местного самоуправления по итогам года - остается только догадываться. 

Поэтому остатки на счетах от средств МВФ, несмотря на обещания сохранить их в качестве «буфера» против будущих потрясений, оказались Минфину Сергея Марченко очень нелишними. Другое дело, что такое «фривольное» отношение к бумагам, подписанным с ключевым кредитором страны, может привести к ужесточению дальнейших условий сотрудничества. 

По словам самого министра, в 2022 году за счет МВФ планировалось закрыть почти половину потребности во внешнем финансировании по существенно более низкой цене, чем операции на рынке. Сумма, на которую рассчитывает Минфин, это $2,2 млрд в рамках действующей кредитной программы stand-by, пересмотры программы пройдут в марте и июне. Если же этих денег не будет, придется искать другие возможности - и повышать ставки как для внешних, так и для внутренних заимствований. А отсутствие или задержки с программой МВФ взвинтят запросы инвесторов еще выше. 

В недавнем интервью «Новому времени», Сергей Марченко заявил, что в бюджете-2022 нет цифры в 7,2% ставки по внешним займам (что является довольно высоким показателем - именно поэтому этот вопрос и возник у журналиста). «Нет, таких цифр нет. Ставка заимствований формируется рынком, мы нигде не упоминаем процентные ставки, при которых мы будем заимствовать», - заявил министр. Тем не менее на самом деле в таблицах, поданных к проекту бюджета на 2022 год, записана еще более высокая ставка - 7,5%, под которые Минфин запланировал привлечь 42,9 млрд грн. 

Таким образом, сегодня Минфин оказался в патовой ситуации. С одной стороны, как-то нужно закрывать текущие расходы, с другой - приходится нарушать для этого меморандум с МВФ, ставя под угрозу будущее сотрудничество. Как будет выходить из этой ситуации Сергей Марченко, пока не понятно. Но очевидно, что парламенту после возвращения с каникул стоит в очередной раз рассмотреть вопрос о компетентности и эффективности для страны такого министра.  

Дмитрий Филипенко, специально для Delo.ua