Друг Кремля или еврооптимист: Чехия готовится ко второму туру президентских выборов

Друг Кремля или еврооптимист: Чехия готовится ко второму туру президентских выборов
Как борьба за Пражский град может повлиять на Евросоюз, Украину и санкции против России
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Оглашенные 14-го января результаты первого тура выборов президента Чехии оставили местных и иностранных обозревателей в замешательстве. С одной стороны, нынешний президент Чехии Милош Земан прогнозируемо занял первое место и так же прогнозируемо не смог победить в первом туре. С другой стороны, Земан набрал меньше голосов, чем предсказывали социологи, а именно 38,57%. И хотя его главный соперник Йижи Драгош набрал на 12% меньше, все остальные рейтинговые кандидаты уже успели публично поддержать второй номер в борьбе против Земана. А это значит, что интрига в борьбе за Пражский град обостряется.

Несмотря на тихую, по сравнению с осенними парламентскими выборам, избирательную кампанию, выборы главы страны смогли мобилизовать высокую явку. Почти 62% чехов решились высказаться на выборах, которые еще год назад рассматривали как очередной вотум доверия Земану.

Должность президента Чехии не отличается широкими полномочиями, а гораздо ближе к представительской. Президент не имеет влияния на внешнюю политику, а внутри страны лишь в некоторых ситуациях балансирует парламент (вопросы утверждения правительства, главы национального банка). Более того, до 2013-го в Чехии президента выбирали обе палаты парламента, и лишь в последние годы было введено прямое голосование. Высокая явка и интерес СМИ обусловлен другими мотивами, связанными с нынешними вызовами в стране и мире.

Во-первых, высокая фрагментированность парламента (куда вошло целых 9 партий) и подвешенный вопрос нового правительства делает слова общенационально избранного президента более весомыми. Во-вторых, именно риторика президентов Вацлава Клауса и Милоша Земана стала одним из главных раздражителей евроскептицизма — чуть более четверти населения страны довольны членством в ЕС. И, что самое главное для Украины, именно прокремлевская риторика Земана влияет на настроения в стране по отношению к России.

Полярные противоположности

Эпатажные заявления о возможной "продаже Крыма" россиянам, постоянная критика в сторону санкций и теплое отношение к российскому президенту стали причинами узнаваемости Земана в Украине. В Чехии же причины его популярности кроются в географическом распределении структуры политических убеждений. Основную часть сторонников нынешнего президента Чехии составляет консервативная провинция, часто не сильно выигравшая от социально-экономических трансформаций последних 20 лет.

Земан любит выпить, позволяет себе использовать грубые выражения и не особо церемонится по отношению к иностранным партнерам. За это многие чехи считает его "своим парнем", готовым защитить их от заносчивых элитарных пражан. Этот электорат остается настороженным по отношению к столице, политическим и бизнес элитам, а также их либеральному дискурсу. Бывший президент Вацлав Клаус достаточно метко описал это словами, что чехам нужен президент всей страны, а не "пражских кофеен".

Но все, за что провинция любит Земана, стало его главным минусом для тех самых более либеральных жителей столицы. В первом туре Земан проиграл лишь Прагу (и еще по голосам заграничных участков), но проиграл внушительно. А победил тут Йиржи Драгош — соперник Земана во втором туре. Драгош бывший президент чешской Академии наук, имеющий немалый кредит доверия в чешской экспертной среде. Его поддержали и другие кандидаты, а один из кандидатов даже предложил отдать Драгошу свои места на билбордах для агитации перед вторым туром.

Сейчас выбор между Драгошем и Земаном во многом зависит от уровня мобилизации сторонников, а также индифферентного электората. Последнему в ближайшие дни придется определиться, кого поддержать и поддерживать ли вообще. Помогут этому национальные дебаты, на которые неожиданно согласился Земан, ранее избегавший таких контактов. Замер рейтингов после дебатов может сказать больше, ведь обоим кандидатам есть о чем спорить.

Санкции и бандеровцы

Несмотря на то, что внешняя политика в Чехии не прерогатива президентов, именно внешнеполитические вопросы радикально разделяют кандидатов. И главным для Украины тут является отношение к аннексии Крыма, санкциям против России и событиям на Донбассе.

Во всех этих вопросах Земан довольно последовательно (хотя, стоит признать, и с некоторыми исключениями) поддерживал Россию. Президент всегда был противником санкций против России и высказывался за необходимость их отмены. Однако в отличие от венгерского правительства, греческих и кипрских политиков, Земан пошел дальше риторики "санкции больше вредят нам, чем России". Чешский президент публично называл события на Востоке Украины "гражданской войной", а членов украинского правительства "бандеровцами", что не характерно даже для самых пророссийских политиков Европы. Кроме риторики, важными были и публичные действия президента. В 2015-м он был единственным европейским лидером, посетившим Россию 9 мая, несмотря на жесткую критику и предостережения своего же правительства.

Но наиболее знаковой является позиция Земана по Крыму. Осенью 2017-го чешский президент заявил, что вопрос Крыма "уже закрыт", а позже предложил России предоставить Украине денежную компенсацию, чтобы выкупить Крым.

На фоне Земана Драгош выглядит идеальным вариантом для Украины. Во-первых, он неоднократно подтверждал свою приверженность продолжению санкций, отмечая, что "причины для их введения никуда не исчезли".  Во-вторых, Драгош публично осудил российскую агрессию против Украины и аннексию Крыма. Этот момент немаловажен, поскольку кандидат мог попросту обойти этот вопрос в своих выступлениях, однако он имеет четкую позицию по этому отношению. Кроме того, Драгош реагировал на другие темы, где Россия имеет неблагоприятный вид, например, российское вмешательство в выборы стран Запада.

Европейский вопрос

Остальные разделяющие кандидатов вопросы также касаются внешней политики. Например, вопрос референдума о выходе из Евросоюза, поддерживаемый Земаном. Исходя из низкой поддержки ЕС в стране, такой референдум может обернуться катастрофой для страны практически полностью ориентированной на европейский рынок. Это понимает и Драгош, критикующий идею такого референдума.

Подобным образом кандидатов разделяет и отношение к НАТО. Драгош не просто высоко оценивает важность оборонного союза, но и согласен с необходимостью повысить траты на оборону для достижения критерием Уэльского саммита (2% от ВВП).

Кроме того, Драгош занимает противоположную к большинству чешских политиков позицию по приему беженцев, имеет значительно более приветливые взгляды по введению евро. И тут он снова стает полной противоположностью Земана, заработавшего немало очков на теме мигрантов, беженцев и других общественных страхов в Чехии.

Проблема в том, что все эти вопросы больше апеллируют к убеждениям, чем к стратегиям развития страны. А это, в свою очередь, сигнализирует о глубокой пропасти между поляризованными частями чешского общества.

Выборы чешского президента не станет решающим для снятия российских санкций или же вообще для радикальной перемены курса внешней политики страны. Гораздо опаснее в этом смысле весенние выборы в Италии.

Однако риторика будущего президента Чехии может значить несоизмеримо много, по сравнению с его полномочиями. Предполагаемый премьер Андрей Бабиш имеет меньше трети голосов в парламенте и ведет очень осторожную популистскую риторику. Даже в вопросах внутренней политики он не готов идти наперекор раскрученным другими политиками общественным мифам, а во внешней и вовсе пока не имеет четкой стратегии.

При таком политическом раскладе голос президента может задавать тон для других партий. В прошлом году голландский правый популист Герт Вилдерс, несмотря на второй результат в выборах, смог сместить вправо общую риторику политиков, включая премьера Марка Рютте. В Чехии Земану также не нужно официальных полномочий, чтобы влиять на общий контекст внешней политики.

Более того, базовый электорат Земана не сильно интересуется событиями в Украине и России,  а потому готов принимать эти слова на веру за прямолинейность президента в более насущных вопросах.

Проевропейский президент может изменить эту тенденцию, балансируя желания Бабиша идти в русле общественного мнения. А значит борьба за Пражский град, пусть и не станет ключевой, но остается показательной для будущего внешней политики этой центральноевропейской страны, а, возможно, и европейского отношения к российской агрессии.