Банки 05 июля 2017 в 12:00

Финальный отчет: Шлапак о токсичных кредитах Привата, судах Коломойского и новом главе НБУ

Что скрывается в "токсичных" активах ПриватБанка, будут ли судить Коломойского, сколько банк заработал в этом году и что будет с Буковелем? Главное с конференции главы ПриватБанка Шлапака

Финальный отчет: Шлапак о токсичных кредитах Привата, судах Коломойского и новом главе НБУ

Вероятно, это был последний выход Александра Шлапака к прессе в качестве главы ПриватБанка. В конце июля набсовет банка рассмотрит вопрос о его отставке по собственному желанию. Неофициальная причина ухода Шлапака — "токсичный" портфель в структуре активов банка, по которому уже сейчас нужно начинать претензионную работу против бывших собственников Привата: Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

На своей, по сути, итоговой пресс-конференции Шлапак рассказал о происходящем в банке и раскрыл детали того самого "токсичного" портфеля, с которым придется иметь дело уже новому предправления Привата.

Delo.UA публикует основные тезисы из презентации Александра Шлапака.

Переоценка инсайдеров

На момент национализации из 225 млрд грн общего кредитного портфеля Привата 192 млрд приходилось на юрлиц. Сейчас соотношение изменилось, но не драматично: на 1 июля аналогичные цифры составляли 235 и 196 млрд грн соответственно. Другой вопрос в оценке этих кредитов на предмет связанности с бывшими акционерами Привата. Перед национализацией менеджмент банка указывал в отчетности всего 8 млрд грн инсайдерских кредитов или 4% от общего корпоративного портфеля.

Новое руководство Привата во главе со Шлапаком, придя в банк, подтвердило оценку НБУ, который изначально указывал, что ПриватБанк выдал компаниям, связанным с экс-бенефициарами банка 190 млрд грн кредитов (97% портфеля). В результате банку пришлось нарастить резервы по кредитному риску сначала до 184, а сейчас — до 191 млрд грн. До национализации банк зарезервировал только 30 млрд грн кредитных операций.

"Да, независимый аудит (проводился компанией EY после национализации Привата, на его основании Минфин докапитализировал банк еще на 38,5 млрд грн — Delo.UA) подтвердил только 10 млрд связанных кредитов. Но, во-первых, они сами признают, что для оценки остального у них было недостаточно данных, а, во-вторых, аудитор работал по международным стандартам финансовой отчетности, которые не совсем учитывают наши реалии", — говорит Александр Шлапак.

Речь об определении связанности в украинском законодательстве (Закон Украины "О банках и банковской деятельности" и постановление НБУ № 315). По сравнению с МСФО оно предусматривает более широкий перечень признаков инсайдерского кредитования. Международные стандарты в этом смысле более прямолинейны.

"В Европе никому даже в голову не придет, что банкир в здравом уме может выдать кредит на несколько миллиардов по ставке в три раза меньше рыночной компании, которая существует меньше года и еще и находится в плохом финансовом состоянии. Даже если конкретный человек примет такое решение, многоуровневая система принятия решений в банке просто этого не допустит. У нас же такого нет. Решения по инсайдерским кредитам принимаются централизованно с участием группы менеджеров. МСФО эти нюансы не охватывает", — поясняет Шлапак.

По его словам, сейчас около 54% активов банка имеют признаки обесценивания. То есть это кредиты, которые не обслуживаются плюс переоцененные или несуществующие залоги по ним. Это основная причина дополнительной потребности банка в капитале. Докапитализация Привата пройдет двумя траншами: первые 22,5 млрд грн в виде ОВГЗ Приват получит от Минфина уже на этой неделе. Остальная часть — ближе к осени. Хотя и банк надеется уменьшить объем второго транша за счет будущей прибыли.

Две сотни связей

223 компании должны ПриватБанку 198,4 млрд грн. Все они связанные с бывшими акционерами лица. В сумму долга входит как тело кредита, так и начисленные проценты плюс 8,4 млрд грн "обесцененных процентов", которые банк простил своим должникам прямо перед национализацией.

Всех инсайдеров в Привате разделили на 4 группы: трансформированные кредиты (36 заемщиков и 132,8 млрд грн долга), лизинг (41 компания и 14,7 млрд грн), портфель кипрского филиала Привата (22 заемщика и 14,7 млрд грн) и прямая корпоративная задолженность связанных лиц (124 юрлица и 36,2 млрд грн).

Великая пирамида

И по объемам и по глубине самих схем знаковое место в токсичном портфеле Привата занимают "трансформированные кредиты". Само название говорит о том, что это были не просто кредиты своим компаниям, которые их просто не возвращали. Эта схема позволила собственникам Привата годами кредитовать самих себя, создавая при этом иллюзию нормальной работы банка с обычным кредитным циклом.

В схеме участвовали сотни компаний. По данным Шлапака, на момент национализации в ней фигурировало всего 36 заемщиков. Они заменили собой 193 предыдущих должника.

"Приведу пример. Компания "В" получила кредит под 10,5% годовых на несколько миллиардов гривень. На момент получения денег ее платежеспособность оценивалась по 6 классу — это преддефолтный уровень. Но главное, что этот кредит она использовала не для своей операционной деятельности, а для погашения задолженностей перед банком предыдущих заемщиков. И так по кругу", — поясняет глава Привата.

Отдельный момент — ставка. Кроме того, что она была в три раза ниже рыночной (кредитный комитет Привата устанавливал ставку по кредитам выше 30% годовых), закон прямо запрещает банкам выдавать кредиты под более низкие проценты, чем привлеченные им же ресурсы. Как рассказывает Шлапак, Приват привлекал деньги гораздо дороже. Рефинанс у НБУ банк брал под 22% годовых, депозиты у населения — под 19%.

За счет введения новых 36 заемщиков банк не только погасил обязательства указанных 193 компаний, но и вывел почти все твердые залоги по их кредитам. Новые кредитные договора на общую сумму в 132,8 млрд грн оформлялись с обеспечением в виде имущественных прав. Например, "мнимые" контракты или несуществующие договора по передаче собственности.

Схемы с лизингом

Полностью рассчитаться по долгам 193 компаний 36 новых должников не смогли — не хватало около 15 млрд грн. Поэтому банк взял на баланс в знак погашения ряд нефтебаз и АЗС. Они выступали залогом по кредитам этих 193 заемщиков. В новое обеспечение со стороны 36 компаний они не вошли. Перед принятием на баланс стоимость таких объектов сильно завысили.

"Мы приезжаем на объект — нефтебазу, которая по балансу стоит 149 млн грн. А там уже давно нет ни электричества, ничего. Одни полуразрушенные стены", — рассказывает Александр Шлапак.

Использование 120 АЗС и 248 нефтебаз для раздувания баланса банка на этом не закончилось — из них был сформирован основной портфель по финансовому лизингу. Ставка здесь была тоже много ниже рыночной — 10,5%, а около трети заемщиков проходили по 9 классу кредитного риска — однозначный дефолт.

Лизинговая группа активов банка — единственная, где договора на 100% обеспечены недвижимостью. Пока Приват смог вытребовать у заемщиков, которые не обслуживают свои долги только 74 нефтебазы. Сейчас банк проводит их переоценку, а сами объекты взяты под охрану.

Кипр отдыхает

Только один из 22 заемщиков кипрского филиала ПриватБанка сейчас обслуживает свои обязательства перед банком. Это — валютные кредиты под 6 — 8% годовых со сроком окончания в 2018 — 2027 годах.

Всего в этой категории 34 кредитных договора. На 31% они обеспечены реальными залогами — оборудованием и депозитом. По договорам на сумму в 150 млн евро обеспечением выступают опять же имущественные права. В Привате признают, что перспективы их отчуждения в пользу банка крайне сомнительны.

Нескрываемые инсайдеры

Ставка от 1 до 58% годовых, 305 договоров и 124 заемщика, сроки погашения до 2041 года. Это условия, под которые Приват кредитовал "открытых инсайдеров". По сути, это официальные долги связанных с владельцами банком компаний. Таких кредитов до национализации Приват выдал на сумму 36,2 млрд грн. Твердыми залогами обеспечены только 8% портфеля.

"У этих компаний были абсолютно особые условия. Компании могли в один момент, например, прямо перед национализацией снизить ставку до 9% годовых и продлить срок договора до 2041 года. Плюс к этому устанавливался грейс-период по уплате процентов до 2019 года. То есть в течение двух или трех лет компания может вообще ничего не платить банку. Только пользоваться его деньгами", — рассказывает Шлапак.

По его словам, сама форма и объемы некоторых залогов говорят о том, что взыскать их, скорее всего, не получится. Это были товары, например, бензин в количестве, которого хватило бы на покрытие нужд всей Украины за два года. Реальность такого залога тоже вызывает сомнение.

Перспективы судов

Пока связанный корпоративный портфель банка — единственная группа заемщиков, по которым Приват может начинать претензионную работу по бывшему менеджменту и акционерам. Непосредственно о Коломойском и Боголюбове речь пока не идет. Как уточняет глава ПриватБанка, они не выступали заемщиками банка и свои подписи под выдачей нерыночных кредитов не ставили.

"Генпрокуратура сегодня впервые открыла уголовное производство по доведению банка до банкротства. Я эти дела не веду, поэтому их деталей не знаю. Но надо понимать, что ни Коломойский, ни Боголюбов лично эти кредиты не получали. Учредителями компаний, которых кредитовал Приват, тоже, вероятно, выступают не они. На деятельность банка формально они тоже не влияли. Коломойский входил в набсовет Привата, а его главой был другой человек", — говорит Шлапак.

По его словам, первые уголовные разбирательства должны коснуться всего состава правления ПриватБанка во главе с Александром Дубилетом. Шлапак отмечает, что 36 кредитов на 132,8 млрд грн, выданных перед национализацией, Дубилет подписывал лично, что в его случае означает как минимум превышение служебных полномочий.

Буковель

В Привате поясняют: ситуация с крупнейшим горнолыжным курортом Украины в ближайшее время не изменится. Полностью государственным он точно не станет: на балансе Привата находится только треть имущественного комплекса Буковеля, в который при этом входят самые ценные объекты, начиная от подъемников и заканчивая отелями.

Сейчас Приват договаривается об условиях аренды с операторами, которые уже работают на курорте. О продаже своей доли банк думает (как поясняет Шлапак, Приват точно будет избавляться от всех небанковских активов), но это вопрос даже не этого года. Для начала нужно провести переоценку объекта, который был взят на баланс по цене в 11 млрд грн, в то время как независимые эксперты оценили его в 5,3 млрд.

Есть и хорошее

Шлапак настаивает: если исключить фактор "токсичного" портфеля, ПриватБанк остается одним из лучших банков Восточной Европы.

"Я не согласен с мнением, что государство купило себе менингит за баснословные деньги. Приват сейчас — это самый ликвидный банк Украины. Когда я пришел сюда, у меня было чувство, что я сел в сверхсовременную Ferrari с огромным прицепом с токсичными отходами", — говорит он.

Среди основных достижений банка за первое полугодие Шлапак отмечает прибыль в 1,7 млрд грн (в январе — мае), прирост кредитов физлиц на 7,3 млрд грн, погашение части рефинанса НБУ на 5,3 млрд грн, а также развитие платежной инфраструктуры в Украине — в рамках сотрудничества с Приватом сейчас 826 коммунальных предприятий печатают QR- коды для оплаты комуслуг или проезда в транспорте. Еще в декабре таких проектов не было вообще.

 

Планы на будущее и Шлапак в НБУ

"Куда я собираюсь пойти после Привата? На пенсию. Конечно, если новый председатель правления банка попросит меня остаться при банке на правах консультанта, я рассмотрю такой вариант. Но работа в госорганах, в том числе, это касается Нацбанка, меня точно не интересует", — заключил Шлапак.

Вопрос о его отставке набсовет ПриватБанка рассмотрит 20 июля.

автор:
Сергей Шевчук
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Шлапак уходит с поста председателя правления ПриватБанка
Банки 26 июня 2017 в 15:17

Шлапак уходит с поста председателя правления ПриватБанка

Отставку Александра Шлапака наблюдательный совет ПриватБанка рассмотрит в конце июля

Минфин обнародовал письмо Коломойского и Боголюбова с просьбой национализировать ПриватБанк
Банки 03 июля 2017 в 9:32

Минфин обнародовал письмо Коломойского и Боголюбова с просьбой национализировать ПриватБанк

Министерство финансов Украины отмечает, что национализация ПриватБанка была необходимым шагом для спасения банка и обеспечения финансовой и экономической стабильности в Украине