Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Иран и Россия снова не договорились

В Кремле завершились двухдневные переговоры между Россией и Ираном о возможности обогащения иранского урана на российской территории. Сторонам не удалось прийти к какому-либо конструктивному решению, которое устраивало бы оба государства, поэтому перегово

«Будет лучше достичь компромисса до 6 марта. Но мы также готовы вести переговоры и после 6 марта. Можно пройти эту дату без резолюции Совета безопасности ООН, продолжить наши переговоры и достичь соглашения как можно быстрее», - заявил министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки.

Дело в сроках

Иранская делегация охарактеризовала переговоры как «позитивные и конструктивные». Так оценил их глава делегации, заместитель главы Высшего Совета национальной безопасности Ирана Али Хоссейни-Таш. По его словам, обе стороны признали, что передача ядерного досье Ирана в Совет безопасности ООН не станет конструктивным шагом.

Позиция иранского правительства остается неизменной. «Мы готовы к переговорам и поиску компромисса, основанного на новой идее, новом предложении. Мы хотим решать проблему мирно, дипломатическим путем в рамках МАГАТЭ», - отметил Моттаки. Иран теоретически согласен на российское предложение, единственные вопросы, которые пока остались нерешенными - длительность срока и место обогащения урана в России. Однако «при любом компромиссе исследование урана и развитие ядерной энергетики продолжатся в Иране», - подчеркнул иранский министр.

Россия попала в зависимость

Российская сторона характеризует ситуацию, сложившуюся в итоге переговоров, как зависимость от Ирана. «Танго танцуют вдвоем, Россия к этому готова. Мы сейчас находимся если не в заложниках, то в очевидной зависимости от доброй или злой воли Ирана, и, к сожалению, пока в достаточном объеме Тегеран доброй воли не демонстрирует», - отметил по окончании конференции глава комитета по международным делам Госдумы Константин Косачев. Однако россияне надежды не теряют и признают, что московские переговоры - это единственный сохранившийся канал взаимодействия с иранским руководством по ядерному досье и лишаться его не стоит. «Если этот канал закроется, то останется лишь язык взаимных требований, возможно, взаимных угроз, который, очевидно, не приведет к конструктивному разрешению этой ситуации», - считает Косачев.