Экономика 17 сентября 2015 в 18:50

Как санкции повлияют на работу российских компаний в Украине

Чем грозят российским компаниям украинские санкции? Как введение санкций отразится на работе "дочек" российских компаний в Украине? Пострадает ли от введения санкций против российских компаний сотрудничающий с ними украинский бизнес? Ответы на эти вопросы искало Delo.UA

Согласно указу президента Петра Порошенко Украина вводит санкции сроком на один год против 105 российских юридических лиц. Среди них — известные транспортные и авиакомпании, производители программного обеспечения, банки, операторы лотерей, машиностроительные компании и даже производители детского питания.

Ст. 4 закона Украины "О санкциях", на которую ссылается решение СНБО и указ президента, содержит достаточно широкий перечень санкционных мер — от блокирования активов до приостановления действия и/или отзыва соответствующих лицензий. По сути это означает сворачивание активной хозяйственной деятельности российских физических и юридических лиц в украинской юрисдикции. "То есть хозяйственная деятельность юридического лица, попавшего в санкционный список, прекращается, поскольку в связи с блокированием его активов (арест средств, имущества, акций) оно фактически лишается возможности осуществлять любую деятельность на территории Украины", — поясняет Юлия Курило, партнер "СК Груп".

В то же время ни указ президента, ни закон "О санкциях" не предусматривают конкретных процедур применения санкций. "Обеспечение реализации и мониторинг эффективности санкций поручаются Кабинету министров, Службе безопасности, Национальному банку и Генеральной прокуратуре, которые, я думаю, будут разрабатывать отдельные механизмы внедрения разных видов ограничений", — отмечает Вольга Шейко, юрист юридической фирмы "Астерс".

По мнению Артема Подольского, в отсутствие конкретного механизма прекращения работы российских компаний в большинстве случаев правоохранительные органы будут обращаться в суд за получением соответствующего судебного решения. "Отсутствие конкретного механизма прекращения работы российских компаний может сыграть как на руку украинским правоохранителям (поскольку они не связаны конкретной процедурой и в каждом конкретном случае смогут избирать наиболее эффективный правовой инструмент), так и наоборот: не случайны упреки в отсутствии реального прогресса в вопросе взыскания активов и денежных средств чиновников, близких к экс-президенту Виктору Януковичу", — отмечает партнер Trusted Advisors Артем Подольский.

В то же время партнер правовой группы "Доминион" Михаил Гончарук подчеркивает, что логика и характер санкций предусматривают ограничение деятельности, а не ее запрет. "Санкции должны применяться исходя из логики законодательства и полномочий государственных органов. То есть, если санкции предусматривают аннулирование лицензии, то соответствующий орган, выдавший лицензию, должен принять решение о ее аннулировании на основании указа президента", — подчеркивает юрист.

При этом стоит учесть, что в отличие от законодательства государств-членов ЕС и США, украинское законодательство не предусматривает специальной ответственности за нарушение ограничений, предусмотренных санкциями. "В результате как компании, которые попали под санкции, так и другие лица, которые продолжают осуществлять с ними запрещенные санкциями операции, могут быть привлечены к ответственности только в том случае, если такие действия содержат в себе какое-то административное или уголовное правонарушение (например, могут быть квалифицированы как финансирование терроризма)", — подчеркивает Анна Штепа, старший юрист Baker & McKenzie.

Коснутся ли санкции "дочек" российских компаний в Украине? К сожалению, и на это вопрос однозначного ответа нет. С одной стороны, дочерние компании, безусловно, подпадают под определение "активы". В то же время перечень физических и юридических лиц, на которых распространяется действие санкций, являются приложением к решению СНБО. "При этом в решении СНБО не указывается, что санкции распространяются и на лиц, связанных с теми, кто указан в перечне, — указывает Алина Плющ, советник юридической фирмы "Саенко Харенко". — Из этого можно сделать вывод, что юридически санкции распространяются на дочерние предприятия российских компаний в Украине только если такие дочерние предприятия сами находятся в списке, как, например, ООО "Лаборатория Касперского Украина" и ООО "Первая грузовая компания в Украине". Тем не менее, санкции в отношении материнских компаний, зарегистрированных в России, могут косвенно сказаться на деятельности дочерних компаний.

Ввиду перечисленных пробелов в санкционном законодательстве юристы не исключают, что российские компании попытаются обойти запрет на работу в Украине. "Не исключаем, что юридические и физические лица, попавшие в санкционные списки, будут пытаться перерегистрировать активы на третьи лица (офшорные компании), продавать имущество, а также использовать другие механизмы сокрытия реального владения", — предостерегает Артем Подольский.

Не смогут прибегнуть к указанным методам лишь российские банки. Дело в том, что в конце мая Национальный банк принял постановление №328, согласно которому все банки обязаны раскрыть информацию о своих конечных собственниках. В частности, регулятор ввел понятие "ключевой участник" — это любое физическое лицо, владеющее корпоративными правами, и юрлицо, владеющее 2% и более корпоративных прав. При этом раскрываются и все лица, прямо или опосредовано владеющие долей в компании, которой принадлежат акции банка. Фактически, это позволило раскрыть структуру собственности банков до конечных бенефициаров. Если у Национального банка есть основания полагать, что заявленная структура собственности банка не соответствует действительности, он имеет право требовать у каждого из десяти крупнейших окончательных ключевых участников банка подтверждения их имущественного положения. Банки с непрозрачными структурами собственности в свою очередь могут быть признаны проблемными. Они не смогут получить кредиты рефинансирования, принять участие в тендере по поддержанию ликвидности и не смогут получить генеральную валютную лицензию. Кроме того, НБУ вправе отказывать банкам с непрозрачной структурой в согласовании новой редакции устава, что не позволит финучреждениям увеличивать уставный капитал.

В любом случае, в сложившейся ситуации, отмечает Вольга Шейко, Украина сможет обкатать новый и все еще спорный институт заочного рассмотрения уголовных дел в отношении юрлиц, которые продолжат свою работу в стране несмотря на санкции.

Чем грозит украинскому бизнесу сотрудничество с попавшими в санкционный список российскими компаниями? Скорее всего, это приостановка проектов и разрыв договоров. "Ограничительные меры могут обернуться рядом проблем для украинских компаний, у которых есть действующие контракты с российскими юрлицами, попавшими под санкции. Например, как быть компании, подписавшей контракт и заплатившей за перевозку российской компании, на которую были наложены санкции, или компании, которой должен быть предоставлен кредит или гарантия, а поставщик услуги прекращает исполнение финансовых обязательств?" — задается вопросом Наталья Ульянова, директор департамента международного налогового планирования ЮФ ICF Legal Service.

"В любом случае, трудно будет вести дела с компанией, у которой заморожены активы в Украине, которая не имеет соответствующих разрешений и так далее, — указывает Михаил Гончарук. — Кроме того, совершенно очевидно, что сотрудничество с компаниями из списка провоцирует пристальное внимание со стороны спецслужб".

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...