Свобода слова или безответственность?

Журналисты меня спрашивают: почему мы не напечатаем карикатуры на пророка Мухаммеда? «Вы что, хотите, чтобы меня убили?» - в шутку отвечаю я им.
На самом деле, выбор – печатать карикатуры или нет - для меня не стоит. Во-первых, формат серьезной га
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Все это начиналось еще осенью прошлого года – когда малоизвестная датская газета напечатала теперь уже очень известные карикатуры. Тогда реакция на публикацию была минимальной. Буря случилась лишь в начале февраля, когда известные и даже уважаемые европейские издания как по команде, одна за другой, стали перепечатывать карикатуры трехмесячной давности, вышедшие в датской газете.

Что же двигало редакторами этих газет? Может, это обычное стремление прессы через скандал увеличить свою популярность, а значит, и тиражи? Не исключено, что некоторые руководствовались именно этим мотивом. Таких редакторов стоит судить – из-за их безответственного решения в мусульманских странах в акциях протеста против публикаций карикатур уже погибло пять человек, в том числе и 14-летний подросток.

Однако эта версия не дает ответа на другие вопросы. Почему это произошло так массово и только спустя три месяца после первичной публикации? Почему «карикатурный» кризис совпал с событиями вокруг Ирана и медиавойной (пока что) США против этой страны?

Ответ здесь только один – публикация карикатур была одним из звеньев в цепи хорошо продуманных событий. Неизвестно еще, каким будет окончательный эффект от всего этого, но европейская пресса свое дело уже сделала.

В новом кинофильме Спилберга «Мюнхен» главный герой – еврей, работающий на Моссад, убивающий арабов, причастных к террористической деятельности, говорит одну ключевую фразу: “Для меня существует единственная ценность – еврейская кровь”. Спилберг, возвращая зрителя в семидесятые, наполненные кровью арабов и евреев, десятками и сотнями убивающих друг друга на улицах и в отелях европейских городов, пытается заставить нас задуматься. Потому что кино, хоть оно и великое искусство, на большее не способно.