Албания обогнала Украину

Подписав Стабилизационный пакт с Евросоюзом, Албания еще на шаг приблизилась к желаемому членству в ЕС. Но только ли экономические причины движут Брюсселем при принятии маленького балканского государства в свои ряды? Возможно, причина кроется в обычном же
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Подписав Стабилизационный пакт с Евросоюзом, Албания еще на шаг приблизилась к желаемому членству в ЕС. Но только ли экономические причины движут Брюсселем при принятии маленького балканского государства в свои ряды? Возможно, причина кроется в обычном желании европейцев утихомирить этот неспокойный регион, который вот уже столетие сотрясает мир своими кровавыми войнами?

Сегодня "заветной" внешнеполитической мечтой Украины является ее вступление в ЕС. Но каково же было удивление Киева, когда в то время как, по словам еврокомиссара Гюнтера Ферхойгена, Украине в ближайшие двадцать лет членство в ЕС не видать, 20 февраля 2006 года Стабилизационный пакт с Европейским Союзом подписала Албания. Таким образом, Албания — маленькое балканское государство с населением всего 3,5 млн. человек, которое еще 15 лет назад находилось практически в полной международной изоляции, из всех стран-"соискателей" на членство в ЕС сегодня является наиболее близким к достижению своей цели.

Почему не мы?

На момент подачи заявки на членство в ЕС, в 1999 году, уровень инфляции в Албании не падал ниже 40%, а доходы на душу населения были самыми низкими во всей Европе. Тем не менее это не помешало Тиране главной национальной задачей провозгласить интеграцию в Европейский Союз. И вот, настойчиво идя к цели, она пожинает первые плоды: Соглашение о стабильности и ассоциации открывает Албании прямую дорогу к членству в европейских структурах.

К подписанию подобного соглашения — только в случае с Восточной Европой это должно быть Европейское соглашение об ассоциации — всеми силами стремится и Украина. Основным экономическим критериям вступления в организацию Киев соответствует: дефицит бюджета не превышает 3%, совокупный государственный долг — 60%, хотя, конечно, Украина пока и не дотягивает по допустимому уровню инфляции. По требованиям ЕС она не должна быть выше, чем на 2% по сравнению с тремя европейскими странами с наименьшим уровнем инфляции. Украинские 10,2% роста инфляции за прошлый год "немного" не согласуются с подобными требованиями, а именно — с уровнем не более 7% в год. Да и вообще, по словам главы комитета Верховной Рады Украины по евроинтеграции Олега Зарубинского, Украина в экономическом плане — достаточно проблемная страна (уровень социальных стандартов, замедление роста ВВП, кризисные явления во внешней торговле, в том числе с Россией). "Проблемы есть и в выполнении демократических принципов, — отмечает Зарубинский. — Так как демократия должна быть не только в Киеве, демократия должна быть и в системе местного самоуправления".

Но главная загвоздка даже не в этом. Все слышнее голоса противников дальнейшего расширения ЕС: мол, сначала надо новых десять членов "переварить", принять Европейскую конституцию, разобраться с общеевропейскими экономическими проблемами, и только после этого расширяться дальше. Еще в 2003-м председатель Еврокомиссии Романо Проди заявил: "ЕС должен охватывать территорию своих нынешних членов, кандидатов по вступлению, а также Балкан, и на этом следует остановиться".

Албанский потенциал

Сегодня Албания — страна с относительно стабильной экономикой. Рост ВВП в 2005 году составил 5,5%, в текущем году ожидается его увеличение на 5%. Основные экономические показатели, в общем, удовлетворяют требованиям, выдвигаемым ЕС к странам-кандидатам. Более того, те проблемы, которые все еще стоят перед албанским правительством, ЕС и Тирана решают "сообща". Так, например, трехлетний кредит размером в $196 млн. на борьбу с бедностью, высоким уровнем безработицы и диспропорцией экономического развития Албании предоставит Всемирный банк. И хотя развитие экономики зависит главным образом от помощи международных доноров и денежных переводов албанцев, живущих за пределами государства, тем не менее мощные темпы роста — налицо.

Впрочем, даже на таком благоприятном фоне вступлению Албании в ЕС препятствует одно существенное "но". Дело в том, что для стран Балканского полуострова — этой "пороховой бочки Европы" — обязательным условием Брюссель выдвинул особое требование: разрешение территориальных и этнических конфликтов со своими соседями, равно как и всех межэтнических противоречий внутри государства. А потому встает вопрос об албанском населении Косово и об исламско-христианском противостоянии в регионе.

"Пороховой погреб Европы"

"Пороховым погребом Европы" Балканы прозваны не зря. Никогда не отличаясь особым спокойствием, в двадцатом столетии они получили три мощных заряда для межэтнической розни. Один — в результате Первой мировой войны, когда народы Балканского полуострова насильно объединили в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (Королевство СХС) с привилегированным положением сербского населения. Второй — во время Второй мировой, когда с ужасающим запалом уничтожали друг друга хорватские усташи и сербские четники. Последним толчком к беспрецедентной этнической розни стал крах мирового коммунизма. Европа увидела настоящую бойню — брат на брата, народы бывшей Югославии отстаивали собственную независимость. Сегодня так и нерешенным остается вопрос о судьбе Косово — административной единицы Государства Сербия и Черногория, большинство населения которого составляют этнические албанцы.

Само Государство СиЧ сегодня также претендует на членство в Европейском Союзе, хотя преград на пути к долгожданному вступлению у него гораздо больше. Экономика Сербии и Черногории все еще испытывает на себе последствия кризиса, вызванного как распадом бывшей СФРЮ и последовавшим за этим разрывом торговых связей и потерей рынков, так и результатами плохого управления в 1990-е годы, изоляцией в результате международных санкций, действовавших до конца 2000 года.

С другой стороны, начавшиеся в октябре 2000 года перемены в политической жизни страны привели к реинтеграции Сербии и Черногории в международные организации, возобновили экономический рост, восстановили торговые связи, снизили уровень инфляции, а также увеличили объем зарубежной технической помощи.

Проблемный кандидат

За исключением некоторых аспектов, сегодня экономические показатели Белграда не намного уступают албанским, и 10 октября 2005 года Белград начал переговоры с ЕС о присоединении, а 20 декабря состоялся их первый раунд, заданием которого было подписание Соглашения о стабилизации и сближении с ЕС. Однако даже начало переговоров не означает, что вступление Сербии в Евросоюз будет стремительным, ведь главные требования Брюсселя на сегодня руководство федерации так и не выполнило.

Так, например, в "подвешенном" состоянии остается реализация Белградом обязательств по статье "Сотрудничество с Международным трибуналом в Гааге". Главная заминка — в том, что два сербских преступника (генерал Ратко Младич — бывший командир боснийских сербов, и Радован Караджич — бывший президент Республики Сербской), обвиняемые в преступлениях против человечества, по сей день гуляют на свободе. Карлу дель Понте, главного прокурора Гаагского трибунала по бывшей Югославии, мягко говоря, настораживает тот факт, что Младич пользуется немалой популярностью среди простых сербов. Эти опасения даже стали поводом для того, чтобы в последний день зимы, 28 февраля, главы дипломатий ЕС предупредили Белград, что приостановят переговоры по Соглашению о присоединении СиЧ к ЕС, если Младич и Караджич не понесут заслуженного наказания. Срок сербскому руководству отводится небольшой — до 5 апреля, когда должен состояться новый тур переговоров о вступлении между СиЧ и ЕС.

Еще одной "изюминкой" в отношениях Сербии и ЕС является вопрос, в каком именно составе войдет в эту организацию сербское государство. Ведь по Конституционной Хартии 2003 года, когда на политической карте Европы появилось новое государственное образование — Государственный Союз Сербии и Черногории, его дальнейшая судьба будет решена референдумом 2006 года. 21 мая Черногория будет решать — быть объединенному государству (если не наберется необходимых для отделения 55% голосов) или нет?

Главной же преградой на пути к членству, как уже упоминалось, является долгая, кровопролитная

межэтническая война в пределах сербского государства. Одним словом, Косово.

Око за око

Сербия — православная страна. 62,6% населения составляют сербы, 5% — черногорцы. Еще 16,5% — албанцы, мусульмане по вероисповеданию, которые компактно проживают на территории региона Косово и Метохии. До 1998 года албанская сторона под предводительством своего лидера Ибрагима Руговы — умеренного националиста, последователя идей ненасильнической борьбы Махатмы Ганди — пыталась не нарушить мирного сосуществования с проживающими в регионе сербами, делая ставку на мирные методы борьбы за национально-территориальную независимость. Но в 1998 году активизировались сторонники силового решения проблемы, члены Армии освобождения Косово. Результатом противостояния стало зверское уничтожение населения противоборствующих сторон, вмешательство сил ООН и НАТО и тот факт, что на сегодня ситуация в Косово является уникальным прецедентом в мировой истории: официально будучи частью государства Сербия и Черногория, фактически Приштина находится под контролем международных сил.

20-21 февраля 2006 года, одновременно с подписанием Албанией Соглашения о стабильности и ассоциации, будущий статус Косово и Метохии при участии международных наблюдателей обсуждали Белград и Приштина. Опасаясь за судьбу этнических сербов в случае предоставления Косово независимости, Белград настаивал на формуле "больше, чем автономия, меньше, чем независимость". Однако, по мнению аналитиков, недавняя смерть президента Косово Ибрагима Руговы и последовавшие за ней перестановки в высших эшелонах косовской власти могут привести к изменению дальнейшей политики Косово на переговорах, а то и вовсе — к очередной эскалации насилия в регионе. В свете этого США и Великобритания готовы "принять предложение о независимости Косово", поскольку видят в ней "залог стабилизации", но Белград с ними категорически не согласен. Председатель Координационного центра по Косово и Метохии правительства Сербии Санда Рашкович-Ивич говорит, что "независимость Косово не приведет к стабилизации в регионе, а наоборот". С ней согласны и некоторые политические деятели на постсоветском пространстве. Они убеждены, что предоставление независимости Косово создаст прецедент для Приднестровья, Южной Осетии, Абхазии и Нагорного Карабаха.

Второй тур переговоров по Косово, назначенный на 17 марта, должен рассмотреть вопросы сохранения культурного и религиозного наследия, прав нацменьшинств и проблемы экономики края. Без решения всех этих жизненно важных для всеобщей безопасности вопросов членства в ЕС Сербии не видать, как не видать и Европе спокойствия на своих южных рубежах.

Не удивительно, что именно Балканам Брюссель уделяет столько внимания — говорить о стабильности в Европе без безопасности на полуострове не имеет смысла. Может, Киеву стоит пересмотреть свое отношение к сербско-албанско-европейским переговорам о членстве в ЕС и порадоваться, что сегодня в Украине нет ни этнических, ни религиозных войн, и пусть мы еще не в ЕС, но зато в пределах нашего государства все спокойно?

Динамика роста макроэкономических показателей Украины, Албании, Сербии в 2000-2005 годах.

ВВП, $ млрд.

2000

2005

Украина

31,26

67,65 *

Албания

3,6

8,74

Сербия

8,6

25,46

ВНП на душу населения, $ тыс.

2000

2005

Украина

4,11

6,8

Албания

1,16

4,9

Сербия

1,22

3,2

Инфляция, %

2000

2005

Украина

23

10,2

Албания

88

15,5

Сербия

42

2,5

* Оценочные данные

Источники : The World Factbook, The World Bank Group