Авантюрный капитализм

В текущем году количество венчурных фондов в Украине выросло почти вдвое. Однако развитие венчурного инвестирования все еще сдерживается несовершенным законодательством, слабым фондовым рынком и низким уровнем корпоративного управления. Пути развития венч
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В текущем году количество венчурных фондов в Украине выросло почти вдвое. Однако развитие венчурного инвестирования все еще сдерживается несовершенным законодательством, слабым фондовым рынком и низким уровнем корпоративного управления. Пути развития венчурного инвестирования обсудили участники семинара "Венчурное инвестирование: зарубежный опыт и перспективы в Украине", который был организован Украинской ассоциацией инвестиционного бизнеса и Международным институтом бизнеса

На сегодняшний день в Украине насчитывается уже около 50 венчурных фондов, которые смогли привлечь 2,5 млрд. грн. При этом фонды начали появляться как грибы после дождя только в текущем году, хотя Закон "Об институтах совместного инвестирования (паевых и корпоративных инвестиционных фондах)"(ИСИ), который стал основополагающим в деятельности венчурных фондов, был принят еще в 2001 году. По утверждению генерального директора УАИБ Елены Барбаровой, причиной такого резкого увеличения количества фондов является то, что только в этом году удалось основательно доработать нормативную базу деятельности фондов в Украине. По ее словам, кроме указанного закона, было еще разработано около 30 нормативно-правовых документов. Вопросы законодательства были, пожалуй, наиболее горячо обсуждаемыми на семинаре.

Принципиальным моментом в деятельности венчурных фондов является норма закона об ИСИ, что их участниками могут быть только юрлица. Во многих развитых странах такая регулирующая норма отсутствует, а рядовым гражданам позволено вкладывать свои деньги в "венчур". Однако в Украине физлиц еще не скоро допустят к венчурным фондам. В ГКЦБФР уверены в том, что это было бы слишком рискованное мероприятие. "Мы готовы способствовать развитию венчурных фондов только при условии, что деньги физлиц в венчурный фонд не пойдут", — разъяснил точку зрения государства член Комиссии Сергей Бирюк. По мнению Комиссии, венчурные фонды являются слишком рискованными, чтобы подставлять под удар физлиц. Точно такая же позиция Комиссии и в отношении пенсионных фондов, и страховых компаний. Опять же вопреки распространенному мировому опыту, где венчурные фонды являются одним из инструментов вложений пенсионных фондов, ГКЦБФР настаивает на запрете пенсионным фондам передавать свои ресурсы в управление венчурным. Ведь ресурсы пенсионных фондов — это деньги тех же физлиц.

Дырой в законодательстве, которое непосредственно влияет и на деятельность венчурных фондов, является отсутствие закона об акционерных обществах, который улучшит культуру корпоративного управления. Нынешнее законодательство очень слабо защищает миноритарных акционеров. В силу этого венчурные инвесторы в Украине не соглашаются, как правило, инвестировать в предприятия, если им не удается выкупить пакет уставного фонда предприятия, составляющий как минимум 25%+1 акция. "Мы не берем менее 25% инвестиций. Исключениями являются случаи, когда с нами участвует инвестор, которому мы доверяем, и вместе с которым мы владеем более 25% акций", — говорит президент WNISEF Наталия Яресько. Покупка меньшего пакета акций является очень рискованной инвестицией в украинских реалиях. Довольно часты случаи в Украине выпуска допэмиссий предприятий с целью консолидации пакетов акций в руках мажоритарных акционеров и вытеснения миноритариев. "Проблемами работы западных инвесторов в Украине являются: плохой менеджмент и недостаточная прозрачность предприятий", — считает управляющий директор Ineko Capital Partners Крис Камциос. "Для иностранных инвесторов отсутствие законов даже не так существенно, как прозрачное и справедливое воплощение в жизнь уже существующих законов. Самая большая потребность иностранных фондов — это полная независимость судебной ветки власти", — добавляет Наталия Яресько.

Следует отметить, что в отличие от пяти десятков украинских венчурных фондов, иностранный венчурный капитал в Украине представлен не более чем пятью фондами. Сегодня многие отечественные венчурные компании обслуживают проекты своих учредителей. Фонды либо консолидируют средства, необходимые для собственных инвестиционных проектов, либо используются для оптимизации налоговых платежей учредителей.

Тем не менее, по утверждению Сергея Бирюка, учредители некоторых украинских фондов также начинают интересоваться использованием венчурного механизма по прямому назначению. Выгоды в виде высокой доходности фондов привлекают собственников с "оттянутыми карманами". "Уже не стоит ожидать прихода большого количества иностранных фондов. Но украинские банки и финансово-промышленные группы еще только начинают участвовать в венчурных фондах. Региональный капитал вскоре будет сильно влиять на рынок венчурного инвестирования в Украине", — считает Наталия Яресько. Наиболее привлекательными отраслями в Украине, то есть наиболее высокодоходными, по мнению экспертов, являются: пищевая промышленность, товары широкого потребления, розничная торговля, строительные материалы, финансовый сектор, инновационные технологии.

Участники семинара отметили, что венчурные фонды не спешат инвестировать средства в акции на организованных рынках, поскольку инвестиции в фондовый рынок в Украине приносят относительно низкую доходность при высоком уровне неконтролируемых рисков. Инвестиции же в небольшие предприятия путем приобретения контроля над ними позволяют контролировать финансовые и другие риски.

Конечной целью венчурного инвестирования является продажа активов, приобретенных венчурным фондом, стратегическому инвестору. Однако, по утверждению представителей фондов, заключительная продажа бизнеса является очень сложной проблемой для венчурных инвесторов в Украине. Если в развитых странах традиционно стратегические инвесторы ищут венчурного капиталиста для приобретения у него пакета того или иного предприятия, то в Украине венчурным инвесторам самим приходится прилагать усилия, чтобы найти "стратега". Другим вариантом продажи бизнеса венчурным капиталистом является выпуск IPO (первичного публичного размещения акций). Однако в Украине в связи с неразвитым фондовым рынком выпустить IPO по рыночной цене не представляется возможным. По утверждению вице-президента инвестиционной компании МФК Джона Сагитта, цена выпуска на украинском рынке будет в два раза ниже, чем за такой же пакет акций на одной из западных фондовых бирж. Тем не менее, украинские предприятия пока еще не спешат выходить на зарубежные рынки IPO в связи с очень дорогим обслуживанием таких выпусков.

Справка

Венчурные фонды (от англ. venture — рискованное предприятие) — компании, которые инвестируют в новые либо развивающиеся предприятия путем выкупа доли этих предприятий. Как правило, выбирается непубличное предприятие, причем предпочтение отдается тем, контрольным пакетом которых владеет менеджмент. Финансовые риски несет инвестор, обычно деньги идут как в капитал, так и выдаются в виде кредита. Цель таких инвестиций — участие в развитии предприятия, увеличение его рыночной стоимости с целью дальнейшей продажи стратегическому инвестору через 5 — 7 лет по цене в несколько раз выше стартовой. Согласно украинскому законодательству венчурный фонд — это недиверсифицированный инвестиционный фонд закрытого типа, активы которого более чем на 50% состоят из корпоративных прав и ценных бумаг, которые не допущены к торгам на фондовой бирже

Комментарий

Сергей Бирюк, член ГКЦБФР:

— Венчурные фонды — это самое перспективное направление среди институтов совместного инвестирования. Однако пока отечественные венчурные фонды несколько отличаются от венчурных фондов в развитых странах. На Западе несколько другие требования к таким фондам. Если сравнить, к примеру, законодательство США с украинским, то можно обнаружить, что у нас даже к диверсифицированным фондам существуют более легкие требования по вложениям, чем у них к венчурным. Там очень жесткие требования к доходности и к направлениям вложений средств фондов, поскольку это вложения американских инвесторов. Поэтому когда возникают идеи, чтобы позволить населению вкладывать в венчурные фонды, мы не говорим, что мы против этого. Но тогда нужно поменять наше законодательство по венчурным фондам, установить более жесткие требования. Но в результате будет масса проблем с созданием таких фондов. Мы нацелены на то, чтобы не создавать, а убрать лишние ограничения для тех, кто действительно работает и реализует проекты. Но мы против того, чтобы запускать деньги физлиц в эту систему прямо или косвенно.

К венчурным фондам Комиссия относится сегодня как к механизму решения внутренних вопросов юридических лиц, пока венчурное (и вообще совместное) инвестирование не поднимется на более высокий уровень. Когда любой бизнес появляется на рынке, то сначала всегда формируется волна вместе с пеной.

Но через 2 — 3 года, когда мода проходит, многие уходят с рынка, а остаются те, кто пришел на рынок с серьезными намерениями. Поэтому когда через несколько лет мы увидим работающие компании, они кристаллизируются, и мы пойдем, куда идет бизнес, тогда мы снизим требования. На первом этапе нужно дать войти и закрепиться, а закрепиться могут те, кто хочет этим заниматься. За наработкой опыта, естественно, последуют послабления.

Мы изменим свои подходы, скорее всего, после того, как фонды начнут покупать зарубежные ценные бумаги. Еще одно отличие наших фондов — они не работают с зарубежными ценными бумагами, тогда как зарубежные фонды работают в основном с зарубежными вложениями, а не с национальными.