Дело семьи Терещенко. Судьба зятя сахарозаводчика Терещенко — Богдана Ханенко — во многом показательна для истории украинского предпринимательства конца XIX — начала ХХ веков

100 лет назад стараниями предпринимателя Богдана Ханенко был открыт исторический музей в Киеве (сегодня Музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко). Этому событию предшествовала длительная подготовительная работа, во время которой инициаторы открытия
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

100 лет назад стараниями предпринимателя Богдана Ханенко был открыт исторический музей в Киеве (сегодня Музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко). Этому событию предшествовала длительная подготовительная работа, во время которой инициаторы открытия музея столкнулись с рядом проблем и препятствий. Над всем довлел финансовый вопрос, неразрешимость которого поставила под сомнение все предприятие. Но Ханенко удалось не только изыскать средства для открытия, но и достойно "экипировать" будущий музей.
Строительство киевского музея стало вершиной его общественной деятельности, но была и другая сторона жизни этого человека. Он был не только меценатом и почитателем искусства, но и предпринимателем, который несколько десятилетий возглавлял одну из крупнейших сахаропромышленных империй

Богдан Иванович Ханенко родился 23 января 1849 года на Черниговщине. Он принадлежал к дворянскому роду, генеалогические корни которого восходили к казацким временам (его предок Михаил Ханенко был гетманом Правобережной Украины). Но, несмотря на свою родовитость, его семья не выделялась большим богатством и имела скромные поместья в Черниговской и Подольской губерниях.
Сначала Богдан Ханенко избрал себе карьеру юриста, окончив первую Московскую гимназию, а потом юридический факультет Московского университета и получил степень кандидата права. В дальнейшем он поступает на государственную службу в департамент юстиции Петербурга. В столице империи Богдан Ханенко вступает в брак с Варварой Николаевной Терещенко, дочерью известного сахарного промышленника Николы Терещенко.
Этот брак сыграл огромную роль в дальнейшей судьбе Ханенко: теперь он завязывает знакомства с известными предпринимателями России, хотя приоритет отдает государственной службе.
Прожив в Петербурге три года, семья Ханенко переезжает в Варшаву, где Богдан Иванович работает членом варшавского окружного суда. В этот период проявился предпринимательский характер молодого юриста. Увлекаясь коллекционированием предметов искусства и не имея достаточно больших средств на их покупку, он умудрялся, разъезжая по европейским аукционам и выставкам, скупать сравнительно недорого ценнейшие экспонаты западного и восточного искусства.
Частная коллекция Богдана Ханенко легла в основу экспозиции современного Киевского музея западного и восточного искусства.
В 1881 году Ханенко внезапно уходит в отставку с государственной службы, на этом его юридическая карьера обрывается. Он круто меняет свою жизнь, переезжает в Киев, сближается с семьей своего тестя Николы Терещенко. Отныне он неразрывно будет связан с предпринимательским делом семьи Терещенко.

"Сахарные короли" Украины

Братья Терещенко представляли собой молодой класс буржуазии. Основатель их предпринимательского дела Артем Яковлевич Терещенко был крепостным. Он накопил достаточно денег и выкупил себя, после чего основал в городе Глухове торговую лавку. Во время Крымской войны 1853 — 1856 гг. Артем Терещенко сколотил значительный капитал на поставках леса и провианта русской армии в Крыму.
На руку Терещенко сыграла и крестьянская реформа 1861 года. Если до ее проведения Терещенко скупал земли у разорившихся помещиков через подставных лиц, то теперь он мог это делать открыто и в гораздо больших размерах. На конец ХІХ века семье Терещенко принадлежало около 200 десятин земли.
Земли были необходимы для культивирования сахарной свеклы, которая поступала на сахарный завод в Хуторе Михайловском на Сумщине. Рентабельность сахарного производства была очевидной. Во-первых, оно облагалось минимальными налогами, акцизным и патентным сбором, а во-вторых, внутренний рынок сахара был тогда не насыщен и потому продукт имел спрос. Начав с одного сахарного завода, семья Терещенко в 1903 году уже имела 9 крупных предприятий и конторы для продажи рафинада в Москве, Самаре, Екатеринбурге и в других городах России.
Сыновьям Артема Терещенко — Николе, Федору и Семену — пришлось вести бизнес в более тяжелых условиях. В 1881 году начала действовать реформа акцизной системы. Теперь правительство вело учет облагаемого акцизом сахара по его действительному выходу, что сразу привело к значительному увеличению налогообложения.
Кроме того, государство на протяжении конца XIX — начала ХХ века постоянно повышало акцизный сбор. Также ситуация осложнилась тем, что производство сахара в России в условиях роста спроса на внутреннем рынке заметно возросло. На внешнем же рынке цены значительно упали, и экспорт свелся к минимуму, несмотря на поощрительные меры правительства.
В таких условиях происходила деятельность созданного в 1870 году паевого общества свеклосахарных и рафинадных заводов братьев Терещенко. Первоначальный его капитал составлял 3 млн. рублей, и со временем его торговый оборот достиг 12 млн. В общество вошли не все имения и заводы, которые принадлежали братьям, часть их находилась в единоличном владении. Несмотря на это, Общество было крупнейшим предприятием империи.
С 1886 года Терещенко входят в состав синдиката сахарозаводчиков, который был создан с целью регулировать цены на рынке сахара. Синдикат определял лимит производства для каждого завода, излишки сахара должны были вывозиться за границу. В Киеве разместилось бюро этой монополии, которое изучало конъюнктуру рынка и, соответственно, издавало свои постановления. В это бюро вошел сын Николы Терещенко, Иван.
В 1895 году синдикат оказался в кризисном положении в связи с очередным падением цен на сахар в Европе. Сахарозаводчикам стало невыгодно вывозить излишки сахара за границу, тогда как на внутреннем рынке цены были выше заграничных. Общество братьев Терещенко одним из первых перестало выполнять предписания синдиката и вышло из его состава. В следующем году он окончательно распался. Инициативу регулирования цен на внутреннем рынке сахара взяло на себя государство.
Предпринимательство Терещенко имело семейный характер. Паи общества были поделены между членами семьи. Наибольшим их количеством владел Никола Терещенко, он же был директором-распорядителем Общества. Тот, кто вступал в родственные связи с господами Терещенко, автоматически становился частью семьи и мог претендовать на свою долю в семейном бизнесе. Таким образом, в круг сахарных магнатов попал и Богдан Ханенко.
С 1896 года Никола Терещенко на протяжении четырех лет постепенно отходит от дел предприятия. Он избирает Ханенко своим преемником на посту директора-распорядителя, хотя наряду с ним в правление входил его сын Александр. Теперь как директор-распорядитель Ханенко владел большим числом паев, нежели у других членов Общества. Кроме того, правление нередко делегирует ему ряд полномочий, например, заключение договоров или снабжение заводов сырьем, необходимыми материалами и контроль над продажей готового продукта.

Трудовые достижения

В период председательства Богдана Ханенко в Обществе свеклосахарных и рафинадных заводов количество сахарных предприятий Терещенко возросло до одиннадцати, а объем продукции, которую они выпустили, возрос в 2,5 раза. Новые паи Общества продолжали выделяться наследникам семьи Терещенко, но генеральную линию деятельности предприятия по-прежнему определял директор-распорядитель.
В начале ХХ века цены на внутреннем рынке сахара имели тенденцию к снижению, несмотря на ряд законодательных актов государства, которые регулировали количественные поставки сахара на внутренний рынок. Европейские рынки оказались закрытыми для русских сахаропроизводителей в результате подписания западноевропейскими странами Брюссельской сахарной конвенции. Основным рынком сбыта в границах империи стала Финляндия, а за ее пределами — северный Иран.
Экспорт сахара не давал больших прибылей и служил скорее для сбыта излишков продукта. Относительно стоимости производства на заводах Терещенко, то 50 — 60% его составляло выращивание и транспортировка свеклы, около 10% — расходы на топливо (в основном это было дерево и каменный уголь), 4 — 6% — плата рабочим и около 10% — плата служащим предприятия.
Став директором-распорядителем Общества семьи Терещенко, Ханенко одновременно был избран членом Киевского биржевого комитета. Комитет заведовал административными делами Киевской биржи, которая основные торговые операции проводила именно с сахаром. Позже он стал членом правления Всероссийского общества сахарозаводчиков, органы управления которого находились в Киеве. Это общество изучало ситуацию на рынке сахара в России и за рубежом и давало свои рекомендации предприятиям отрасли, хотя оно не имело таких широких директивных полномочий, как сахарный синдикат конца ХIX века.
В 1911 году Богдан Ханенко стал членом Государственного совета, совещательного органа при императоре. Там он получил репутацию активного лоббиста интересов сахарозаводчиков Украины, не раз выступал с речами в защиту сахарных промышленников.
Занимая пост директора-распорядителя Общества свеклосахарных и рафинадных заводов братьев Терещенко, Богдан Ханенко умер 9 июня 1917 года в Киеве. Человек, проявивший себя на многих поприщах и вознесшийся на вершину предпринимательской жизни страны, умер, не ведая, что его жена Варвара скончается в полной нищете спустя пять лет. Последние месяцы она будет доживать у своей бывшей служанки. Ее похоронят рядом с мужем на территории Выдубицкого монастыря. Над могилами верная служанка поставит крест с надписью "Ханенкам от Дуни".