Директор миссии USAID в Украине, Беларуси и Молдове Кристофер Краули: "Я вижу, почему некоторые силы могут рассматривать нашу деятельность как вмешательство во внутренние дела Украины"

Соединенные Штаты строят демократию в Украине через проекты и программы, реализацией которых в нашей стране вот уже больше 10 лет занимается Агентство США по международному развитию (USAID). Причем американская поддержка институтов демократии и демократич
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Соединенные Штаты строят демократию в Украине через проекты и программы, реализацией которых в нашей стране вот уже больше 10 лет занимается Агентство США по международному развитию (USAID). Причем американская поддержка институтов демократии и демократического общества в Украине базируется на тех концептуальных основах, которые существуют сегодня в первую очередь в США

— Г-н Краули, часто приходится слышать, что USAID вмешивается во внутренние дела Украины, реализуя здесь свои программы развития?
— В той политической ситуации, которая сложилась сегодня в Украине, стоит ожидать подобных высказываний и обвинений. Дело в том, что USAID работает в Украине уже много лет. За это время мы реализовывали целый ряд программ и проектов в различных сферах. Помимо прочего, наше Агентство реализует программы и более широкого направления, касающиеся демократизации и развития государственного управления и самоуправления. Здесь, в первую очередь, мы говорим о поддержке тех общественных структур и институтов, которые в США мы называем институтами демократического общества.
Я уверен, что те люди, которые сегодня делают подобные заявления, работали с нашими программами, т.е. они знакомы с теми основами, которые определяют нашу деятельность в Украине. Я в общем вижу, почему и по каким причинам делаются такие заявления, и почему некоторые силы могут рассматривать нашу деятельность как вмешательство во внутренние дела Украины. Но, по нашему мнению, это вовсе не вмешательство: это та поддержка и помощь, которая предоставляется по просьбе заинтересованных лиц и структур с украинской стороны, представляющих как государственный сектор, так и частные структуры и негосударственные организации.
Главные обвинения в наш адрес касаются того, что якобы мы занимаемся финансированием конкретных политических партий. В этой связи я должен заявить, что это не соответствует действительности. Что мы делаем в этом направлении — это проводим обучение, прививаем определенные навыки. Эти программы, эти курсы обучения являются абсолютно открытыми для любой политической партии, которая хочет принять в них участие.
Представители многих организаций, которые сегодня обвиняют нас во вмешательстве во внутренние дела Украины, принадлежат к тем структурам и политическим партиям, которые в свое время направляли письма в адрес определенных государственных органов Украины, где высказывались в поддержку наших программ.
В любом случае, мы будем продолжать наши программы и проекты, направленные на поддержку демократического управления в Украине. А когда мы видим, что в наш адрес делаются такие необоснованные обвинения, и эти программы представляются в негативном свете, — такие заявления мы будем опровергать и доказывать, что это не так.

— Возможно, части подобных обвинений можно было бы избежать, если бы в Украине больше знали о той системе мониторинга и контроля, которая оценивает эффективность реализованных в нашей стране ваших программ?
— У нас реализуется широкий круг программ, непосредственными исполнителями которых являются наши контрактеры и организации, работающие по грантам, полученным от агентства. Кроме того, каждый год подписывается рамочное соглашение о взаимопонимании между нашим Агентством и Министерством экономики и по вопросам европейской интеграции Украины, где указываются все основные направления сотрудничества, которые запланированы на текущий год.
Схема процесса такова: ставится четкое задание, его конечная конкретная цель, разрабатывается программа, определяется ее исполнитель, начинается реализация самого проекта и тогда уже работники нашей миссии, наши сотрудники, в компетенцию которых входит непосредственный мониторинг и контроль, следят, как на практике проходит реализация этих проектов.
В качестве показательного примера, можно обратить внимание на тот этап в процессе реализации того или иного проекта, когда определяется, будет ли проект реализовываться на основе контракта или гранта, и кто именно будет проводить эти мероприятия. У нас существует для этого соответствующая процедура, которую многие считают даже слишком забюрократизированной, но в то же время она очень прозрачна и с ее помощью мы на конкурентной основе, на основе конкурса определяем конечного исполнителя. И даже я как директор миссии Агентства в Украине не имею права принимать участие в процедуре отбора и до последнего момента я не знаю, какая именно организация будет определена в качестве конечного исполнителя.
Также должен сказать, что в составе миссии работает региональный советник по юридическим вопросам. Он следит за тем, чтобы деятельность миссии не противоречила ни украинским, ни американским законам. В миссии существует и финансовое подразделение, где работают квалифицированные специалисты по аудиту, и по другим финансовым вопросам, следящие за тем, чтобы те средства, которые тратятся на деятельность миссии и на реализацию проектов в Украине использовались надлежащим образом и без нарушения законодательства двух наших стран.

— Тем не менее, не все программы агентства, реализуемые в Украине, можно считать успешными. В качестве примера, можно вспомнить намерения агентства создать независимый депозитарий в Украине, который сегодня, по имеющимся данным, фактически подконтролен одной финансовой группе. Вам известна эта ситуация?

— ОАО "Межрегиональный фондовый союз", который вы имеете в виду, был создан около 5 лет назад, благодаря совместным действиям USAID, компании PriceWaterhouseCoopers, и компаний, работающих на фондовом рынке Украины. Целью этого проекта было создание механизма, предоставляющего услуги физическим и юридическим лицам прозрачным и открытым путем. Согласно уставу МФС, ни одно лицо или структура не имеет права владеть более чем 10% ОАО. Мы уверены, что какие-либо внутренние намерения изменить характер деятельности или ожидаемые функции этого учреждения вызовут соответствующую реакцию.
Если посмотреть на проблему шире, я должен сказать, что развитие — это достаточно сложный процесс и не всегда он происходит именно так, как изначально планировалось. В данном случае имеют место и определенные эксперименты, и попытки найти наиболее оптимальный вариант решения той или иной конкретной проблемы. И в этой связи не стоит также забывать о пересмотре, анализе и оценке наших проектов, поскольку эти средства уже в процессе реализации проекта позволяют привносить в него соответствующие изменения.
Можно конечно говорить, что те программы, которые были направлены на привлечение иностранных инвестиций в Украину, были неудачными, поскольку уровень привлечения иностранного капитала в вашу страну остается очень низким. Однако, возможно, необходимо посмотреть на эту проблему и с другой стороны. Вплоть до сегодняшнего момента все еще продолжает закладываться фундамент и формируются элементы этой системы. И до тех пор, пока этот процесс не будет завершен, нельзя будет однозначно говорить, является ли весь комплекс мероприятий, направленных на улучшение инвестиционного климата Украины, успешным или нет.
Тут уместно будет привести пример приватизации земельных участков сельскохозяйственного назначения. Сейчас мы осуществляем программу, в рамках которой предоставляется помощь по выдаче украинским гражданам государственных актов на владение этими участками, и благодаря этой программе граждане получили уже около миллиона таких документов.
И для тех, кто уже получил такие акты, наша программа представляется исключительно успешной. А вот те люди, которые раньше рассчитывали на эту землю, а теперь она вышла из-под их контроля, могут считать эту программу, наоборот, неудачной. В конечном итоге, очень важно определять, от кого именно исходят такие обвинения.