Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Из нынешней системы НПО невозможно ничего украсть

Самый болезненный вопрос для негосударственной пенсионной системы (НПС) — обеспечение сохранности средств вкладчиков. Об этой и других проблемах НПС мы беседуем с начальником управления инвестиционной деятельности ГКЦБФР Евгением ИВАНОВЫМ

Самый болезненный вопрос для негосударственной пенсионной системы (НПС) — обеспечение сохранности средств вкладчиков. Об этой и других проблемах НПС мы беседуем с начальником управления инвестиционной деятельности ГКЦБФР Евгением ИВАНОВЫМ

— Как проводится отбор компаний, которые могут получить лицензию на управление активами НПФ?

— Прежде всего, проводится очень скрупулезная предлицензионная работа. Мы требуем аудиторский вывод о величине уставного фонда и о том, что он сформирован деньгами. Потом проверяем связанность, а точнее, от кого будет зависеть компания. Далее проверяется возможность осуществления такого вида деятельности в соответствии с уставом — управление активами это исключительный вид деятельности, который не допускает совмещения с любой другой на рынке ценных бумаг. Если компания и документы соответствуют лицензионным условиям, мы готовим приказ на выдачу лицензии. Если есть какие-то нарушения, лицензия не выдается. Таких случаев в нашей практике пока было около десяти. Документы компаний не соответствовали нормам положения ГКЦБФР о выдаче лицензий, а также нормам законодательства.

Я считаю, что такой жесткий подход к лицензированию вполне оправдан. На рынок пенсионных вкладов ни в коем случае не должны быть допущены нечистоплотные компании. Иначе система НПО будет дискредитирована и рухнет, как было с трастами. Хотя тогда были и нормальные фонды, но действия недобросовестных компаний дискредитировали идею. Впрочем, отмечу, что из нынешней системы НПО невозможно ничего украсть. Попытаться — да. Но украсть не получится.

— Вы говорите, что прежде чем выдавать лицензию, изучаете связанность компании с различными группами. Всегда ли это удается сделать?

— При подаче документов на лицензирование компании сами предоставляют нам перечень связанных с ними субъектов — кто кого учредил, кто является собственником. При этом нас интересуют доли от 10% акций и более. Связанность еще проверяется по руководящему составу. Каждый топ-менеджер подает информацию о составе своей семьи. Аналогичная работа проводится на уровне УАИБ.

— На сегодняшний день КУА, создаваемые в форме ООО, представляют собой достаточно закрытые структуры. Будет ли этот вопрос решаться в перспективе?

— Его действительно нужно отработать и это будет сделано. Хотя опять же хочу напомнить, что даже не все АО сейчас предоставляют полную информацию. Чтобы показывать себя, необходим стимул. Думаю, со временем компании по управлению активами НПФ поймут, что прозрачность и открытость в их работе является залогом хорошей репутации и доверия со стороны клиентов.

— Фактически система НПО представляет собой систему вертикально интегрированных компаний, создающих замкнутые циклы. Можно ли ожидать конкуренции на таком рынке?

— Можно. Как свидетельствует практика других стран, первые три года индустрия НПО развивается лавинообразно. Количество управляющих компаний и фондов растет в геометрической прогрессии. Может сложиться ситуация, когда на первоначальном этапе будет создано порядка 100 управляющих компаний и 200-400 негосударственных пенсионных фондов. Затем рынок стабилизируется, победят сильнейшие. Однако 20 мощных управляющих компаний и примерно 40 фондов со значительными активами гарантированно останутся и будут столпами системы.

Не нужно забывать и о приходе иностранных компаний, имеющих значительный опыт в этой сфере. По моим наблюдениям, у половины управляющих активами, которым были выданы лицензии, есть иностранные учредители. Присутствует и российский капитал. Уже этот фактор обусловит конкуренцию на рынке.

— Как вы оцениваете на сегодняшний день уровень собственного капитала управляющих компаний, ведь во многом от этого показателя будет зависеть платежеспособность компаний и гарантии перед вкладчиками?

— Точная информация по собственному капиталу КУА по итогам 2004 года будет только весной. Могу только сказать, что на сегодняшний день есть компании с уставным фондом в 1 млн. евро. Причем эти компании были созданы "с нуля".

— Для всякого нового вида деятельности изначально характерна нехватка компетентных специалистов. Не кажется ли вам, что такая ситуация может возникнуть и на рынке управления активами НПФ?

— Я признаю, что двухнедельный курс по управлению активами — это очень мало. Чтобы воспитать хорошего специалиста в этой сфере деятельности, нужно как минимум два-три года. Фактически, венчурные фонды послужили своеобразной школой, где люди получили представление о том, как это работает.

В то же время, нельзя все списывать на непрофессионализм компаний. Принцип участия в системе НПО — добровольный, и сами вкладчики могут самостоятельно выбирать фонд.

— А вы уверены, что система участия в фондах будет такой уж добровольной? Многие предприятия выступили соучредителями открытых НПФ и втянут туда своих сотрудников, хотят они того или нет. Фактически, будет ситуация как с зарплатными карточными проектами — добровольно-принудительно…

— Применение админресурса на предприятии не исключено. У меня было достаточно много встреч с руководителями крупных предприятий, и не все они хотят вступать в те или иные НПФ. Отношение меняется, когда появляется осознание выгод, ведь пенсионные отчисления можно относить на валовые затраты. В первую очередь, это даже не социальный вопрос, а вопрос эффективности работы предприятия.

— Большинство компаний, которые получили лицензии на управление активами НПФ, одновременно планируют стать администраторами. В то же время предполагалось, что будет перекрестный взаимный контроль КУА—АПФ—банк-хранитель и еще три контролирующих органа. Вам не кажется, что перспектива жесткого взаимного контроля несколько эфемерна, особенно если у всей этой цепочки один центр влияния?

— Многие компании объединяют функции КУА и администратора, имеют свои фонды и банки. Это помогает уменьшить административные затраты. Что касается перекрестного контроля, возьмем, к примеру, ситуацию, когда у той или иной структуры есть "свой" банк-хранитель. Он отчитывается перед НБУ и осознает ответственность за нарушения. У нас бывали случаи, и я считаю это большим позитивом, когда банк-хранитель в случае хотя бы подозрения на нарушение, сообщал об этом. Поэтому я думаю, что для банка, в первую очередь, это вопрос имиджа.

Помимо этого существует отчетность бирж и торгово-информационных систем, которая показывает, что и как было куплено. Их отчетность выявит любые нарушения, даже если между администратором и КУА был некий сговор.

Наряду с этим есть проблема со сбором отчетности. Нам нужно будет подумать о коммуникациях, иначе нас завалят бумажными отчетами. На это потребуется соответствующее финансирование.

— У нас сейчас есть 47 КУА и только 21 НПФ. Как КУА их делить будут? Или они просто пойдут по пути создания венчурных фондов, а впоследствии вовлекут в пенсионный процесс дружественные предприятия?

— Большинство КУА входят в пенсионную систему постепенно. Сначала создается венчурный фонд, а когда собственник КУА видит, что в его фонде сконцентрировано несколько серьезных предприятий, он уже как их акционер инициирует создание НПФ или участие в пенсионных фондах. Именно так и будут создаваться фонды — под управляющую компанию. КУА не будут предлагать себя. Эти компании будут эволюционировать. Со временем появятся рыночные НПФ.

— Система негосударственного пенсионного обеспечения запущена с этого года. Требуется ли для ее нормального функционирования внесение определенных законодательных изменений?

— Считаю, что для тех компаний, которые будут учреждать открытие НПФ, нужно увеличить требования к уставному фонду, установить более высокие требования к собственному капиталу. Это те деньги, которые в первую очередь пойдут на удовлетворение претензий со стороны вкладчиков в случае неадекватной ситуации в фонде. Нужно продумать и создать гарантийный фонд внутри системы или вне ее. Конечно, это будет не сразу, а со временем.

Придется решать и вопрос подготовки специалистов для системы НПО. Через два-три года мы будем требовать от специалистов опыта работы. Если бы такая норма была введена сразу, система вообще не стартовала. Кроме того, я считаю, что нужно предусмотреть ответственность, вплоть до криминальной, должностных лиц, которые будут отвечать непосредственно за управление активами НПФ либо администрирование фондов. Из законопроекта в свое время эту норму выкинули. Госфинуслуг также поддерживает эту идею.

— Насколько эффективным можно назвать надзор за системой НПО? Не приведет ли присутствие в одной системе нескольких регуляторов к конфликтам или несогласованности действий между ними?

— Мне бы не хотелось, чтобы наши Комиссии представлялись в виде противоборствующих структур. Есть два органа, которые создают и контролируют одну индустрию. Нам нужно строить систему, как предписано законом, а не делить полномочия.