"Компания является отражением работы всего газового комплекса страны"

До сих пор работа компании "Укртрансгаз" не привлекала к себе пристального внимания. Обеспечивая стабильность поставок и транзита голубого топлива, компания не стремилась афишировать свою деятельность. Вместе с тем в Украине назрела острая необходимость к
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

До сих пор работа компании "Укртрансгаз" не привлекала к себе пристального внимания. Обеспечивая стабильность поставок и транзита голубого топлива, компания не стремилась афишировать свою деятельность. Вместе с тем в Украине назрела острая необходимость качественных преобразований в нефтегазовом комплексе, о которых сегодня заявляет новое руководство страны. О том, какие достижения может записать на свой счет монопольный транзитер топлива, а также о перспективах "газовых" нововведений мы беседуем с генеральным директором "Укртрансгаза" Анатолием РУДНИКОМ

— Анатолий Андреевич, что собой сегодня представляет компания "Укртрансгаз"?

— "Укртрансгаз" — структура, которая всегда честно выполняла свою работу, при этом особо данное обстоятельство не афишируя. Успехи, которых мы достигаем, воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, и, в принципе, так и должно быть. Лучшая похвала нашей работе — это то, что о нас никто никогда не думал и не знал, кроме, конечно же, специалистов и отчасти политиков. Вместе с тем то, что в наших домах есть газ, на 80% именно наша заслуга.

За 80 лет нашей работы, то ли в составе "Укргазпрома", то ли как составной части "Нафтогаза Украины", не было ни одной системной аварии или крупного сбоя, которые усложнили бы жизнь нашим гражданам. В некотором смысле наша компания является отражением работы всего нефтегазового комплекса страны. Мы эксплуатируем 36 тыс. км газопроводов и 12 станций подземного хранения газа. Последние способны принять до 30 млрд. куб. м газа. Это то количество, которое может сгладить проблему с поставками газа в Европу на зимний период в случае каких-то проблем на газопроводах.

На 71 компрессорной станции работают 680 газоперекачивающих агрегатов общей мощностью 5,3 тыс. МВт. Для сравнения: их суммарная мощность равна пяти ядерным блокам АЭС.

— Использовался ли ресурс наших ПХГ во время сложных "ценовых" переговоров с Туркменистаном? Как долго Украина способна восполнять дефицит газа за счет запасов?

— Мы каждый год закачиваем и поднимаем газ из хранилищ вне зависимости, есть проблема с туркменским газом или нет. Это нормальное явление. Станции ПХГ будут стабильно работать, не поддаваясь политическим играм в отношении российского или туркменского газа. Единственная причина, по которой ПХГ выкачивают больше или меньше топлива — это погода на Европейском континенте. Так, холодная зима способствовала рекордному поднятию из хранилищ в 2003 и 2004 годах около 18 млрд. куб. м газа.

При этом нужно понимать, что станции подземного хранения газа никогда не заменят его стабильных поставок. В рекордном 2004 году мы транспортировали в Европу 120,4 млрд. куб. м голубого топлива. Подземки, как я уже говорил, в среднем компенсируют 16-18 млрд. куб. м. Если исходить из таких расчетов, то ПХГ поддерживают нормальное обеспечение в течение шести месяцев. В то же время это не совсем корректная постановка вопроса, потому что основное предназначение станций хранения — это, прежде всего, нивеляция пиковых нагрузок на систему, а не временная замена поставщиков топлива.

— Каковы планы "Укртрансгаза" по транспортировке в 2005 году?

— Межправительственным соглашением предполагается транспортировка 124 млрд. куб. м. В прошлом году мы также планировали транспортировать это количество, однако опять же из-за погодных условий 4 млрд. куб. м просто не были востребованы.

— Может ли нынешняя инициатива по повышению транзитной ставки повлиять на стабильность поставок и транспортировки газа по территории Украины?

— Этот вопрос уже сегодня обсуждается в "Нафтогазе Украины". При этом повышение ставки транзита — проблема скорее политическая, нежели экономическая. Здесь есть два аспекта. Повышение ставки транзита через Украину автоматически вызовет повышение ставки транзита туркменского газа через Россию. Ставка транзита колеблется в пределах $1,09-1,75 за транспортировку 1000 куб. м газа на 100 км. В зависимости от ставки транзита "Газпром" меняет цену газа, которым рассчитывается за перекачку. Поэтому если ставка была самая низкая ($1,09), то и цена газа равнялась $50, если ставку поднимали до $1,75, то и цена газа возрастала до $80. Так или иначе, "Укртрансгаз" стабильно получал $1,5 млрд. за услуги транспортировки. В то же время повышение тарифа на перекачку российского газа может привести к повышению цены транспортировки по территории России, Туркменистана и Узбекистана.

— При таких условиях будет ли Украине выгоден переход на сугубо денежные схемы транзита и закупок газа?

— Для нашей компании это будет однозначно выгодно. Думаю, что и Украине это будет также выгодно, поскольку схема поставок и продаж станет абсолютно прозрачной.

— Сегодня "Газпром" активно лоббирует передачу полномочий по транзиту туркменского газа по территории Украины от "Нафтогаза" компании "РосУкрЭнерго". Как расценивает такие инициативы украинская сторона?

— Такие разговоры на официальном уровне не ведутся. Как сказал Президент в своих последних выступлениях, газотранспортная система Украины недоступна для притязаний кого бы то ни было. А если мы и хотим создавать тот же Газотранспортный консорциум, то предметом его работы будет исключительно строительство и эксплуатация вновь созданных мощностей. Поэтому никто не собирается подменять функции "Укртрансгаза" и передавать их другому оператору.

— К вопросу о расширении существующих транспортных мощностей. Проекты строительства новых газопроводов до сих пор были "заморожены" из-за несогласованности ряда принципиальных моментов с россиянами. Есть ли сегодня подвижки в этом направлении?

— По большому счету, крайней необходимости в расширении существующей ГТС нет. На сегодняшний день наша система газопроводов может транспортировать в Европу до 140 млрд. кубометров в год. Сегодня нет достаточных ресурсов газа у россиян, и главное — нет соответствующего спроса в Европе. Вместе с тем у нас есть два газопровода ("Торжок — Долина", "Ивацевичи — Долина"), которые требуют введения в эксплуатацию. Вот сюда, прежде всего, и нужно инвестировать деньги.

Но не стоит забывать, что основная задача при транспортировке газа — обеспечить надежность этого процесса. Каждый новый газопровод существенно повышает такую надежность. Даже если с экономической точки зрения такое строительство и не очень оправдано, строить нужно. И в этом заинтересована не только Украина, но также Россия и другие страны.

— Какова судьба газопроводов "Богородчаны—Ужгород", "Новопсков—Ужгород"?

— Сегодня этот проект находится в стадии технико-экономического обоснования целесообразности строительства.

— Сможем ли мы заполнить газом вновь введенные мощности? Если да, то чей газ это будет?

— Это будет смешанный газ — российский и среднеазиатский. Сегодня на Каспии очень много попутного нефтяного газа, который рвется в Европу, но выйти на нее при имеющемся дефиците транспортных мощностей пока не в состоянии. Поэтому основной задачей Газотранспортного консорциума, кроме прочего, станет создание необходимых условий для свободной перекачки узбекского, туркменского и казахского газа. При этом не секрет, что Россия делает все возможное, чтобы "завязать" газовые потоки на себя. Отстаивая свои геополитические интересы, Россия добивается приоритета практически по всем газовым вопросам. И это нельзя не учитывать.

— Насколько вероятно заключение долгосрочного соглашения с Туркменистаном на поставку газа, учитывая, что мы имеем аналогичное соглашение между Туркменистаном и Россией?

— Это также вопрос, лежащий в политической плоскости. "Укртрансгаз" готов выполнить любую поставленную перед ним задачу. Если же говорить о преимуществах такого соглашения, то здесь стоит вспомнить соответствующую европейскую хартию о диверсификации поставок топлива, согласно которой источников топлива должно быть как минимум три. Поэтому туркменский или любой другой газ нам необходимы именно с этой точки зрения. Кроме того, сегодня мы всерьез рассматриваем вопрос поставок голубого топлива из Ирана и Ирака.

— Насколько реально участие "Нафтогаза Украины" в лице "Укртрансгаза" в проектах по реконструкции системы газопроводов "Средняя Азия — Центр"?

— Не только реально, но это делается уже сейчас. У нас есть опыт строительства и реконструкции этих газопроводов. Достаточно сказать, что порядка 30% работников компании в свое время участвовали в строительстве и эксплуатации "САЦа". Сегодня часть из них продолжает работать там по трудовым договорам в качестве специалистов высокого уровня. На данный момент также ведутся переговоры о возможности нашего участия в проектах строительства новых газопроводов в Средней Азии.

— Если можно, несколько слов о заимствованиях "Укртрансгаза". Каковы их источники, условия и, главное, — куда инвестируются полученные средства?

— Как вы знаете, в прошлом году состоялся выпуск облигаций компании на общую сумму 300 млн. грн. Финансовым консультантом в этом вопросе выступил Укрсоцбанк. Облигации выпущены на три года под 12% годовых. При этом насущная потребность в денежных средствах была на уровне 127 млн. грн., и именно на такую сумму нам удалось на данный момент разместить наши ценные бумаги. Все полученные деньги были направлены на поддержание в рабочем состоянии газопроводной системы и увеличение ее надежности. В частности, речь идет о замене турбин и агрегатов на компрессорных станциях, а также дорогостоящей диагностике магистральных газопроводов.

— Какова реальная потребность "Укртрансгаза" в деньгах для проведения комплексных работ по модернизации и реконструкции отечественной ГТС?

— Нельзя ставить вопрос о том, сколько всего денег нужно на модернизацию. Эти работы ведутся согласно планам каждый год. К сожалению, мы вкладываем в это направление не более 50% от потребности. Пока еще система это выдерживает. Однако уже подходит тот временной рубеж, когда накапливающиеся проблемы могут стать критическими.

"Укртрансгаз" является самодостаточной организацией, и если бы мы сполна получали деньги за выполненную работу, вопрос не стоял бы столь остро. Ведь сегодня за транспортировку газа потребителям Украины мы получаем деньги сполна. В то же время некоторые украинские политики считают, что российский газ по украинским трубам течет сам по себе. И как результат мы имеем недополучение денег за транспортировку российского газа в Европу.

Приведу такие цифры. За доставку газа украинским потребителям мы получаем 1,8 млрд. грн., тогда как за транзит российского газа в Европу НАК "Нафтогаз Украины" получает суммарно газом и деньгами около $1,5 млрд. Так вот из этой последней суммы для того, чтобы систему содержать в образцовом состоянии, мы должны получить обратно как минимум $1 млрд. Однако в течение многих лет наши заработки уходят на фактическое дотирование экономики страны. 2,3 млрд. грн. изымается как рентная плата за транзит, остальное — уходит на удешевление заработанного газа для населения и коммунально-бытовых потребителей.

Грубо говоря, получая газ по цене $50 за 1 тыс. куб. м, мы продаем его населению по $25. Поэтому, возвращаясь к идее перехода на исключительно денежные расчеты, можно утверждать, что в данном контексте она будет безусловно выгодна для нас, так как выявит перекосы между ценой газа на внутреннем рынке и ценой топлива в других странах.

Повышение цены газа для промышленности и населения — это необходимость. Во всем мире продаваемый газ измеряется не в тысячах кубометров, а в кВт-ч. При этом в Украине мы имеем парадокс, когда 1 кВт-ч электроэнергии стоит почти в шесть раз дороже, чем аналогичное количество энергии, полученной при сжигании газа.

— Каких шагов в данном контексте вы ожидаете от нового правительства?

— Договоренность о переходе на денежные расчеты с Россией по транспортировке газа — это тот первый шаг, который в дальнейшем приведет к объективному повышению внутренних цен и работе по рыночным принципам.