Крупный бизнес на распутье

Глобализация и все большая открытость Украины для внешнего мира заставляет отечественные компании менять свою стратегию. Последние пять лет стали настоящим переворотом в корпоративном управлении крупного украинского бизнеса. Если раньше большинство отечес
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Глобализация и все большая открытость Украины для внешнего мира заставляет отечественные компании менять свою стратегию. Последние пять лет стали настоящим переворотом в корпоративном управлении крупного украинского бизнеса. Если раньше большинство отечественных ФПГ являли собой конгломерат разрозненных активов, управляемых обычно из одного центра непосредственно собственниками, и мало чем отличались друг от друга, то сейчас отличия между разными корпорациями становятся все более заметными

Большинство украинских финансово-промышленных групп разделились на два блока, один из которых составляют предприятия, которые движутся по пути легализации своего бизнеса и его изменений, все больше превращаясь в некое подобие западных компаний. Приглашение собственниками на руководящие посты профессиональных менеджеров, отказ от теневых схем, юридическое оформление прав собственности и даже внешняя аполитичность — типичный образ такой компании. Не секрет, что часть этих собственников готовится даже к публичному размещению акций на мировых биржах, которые бы окончательно помогли избавиться от имиджа, оставшегося от периода первичного накопления капитала в 90-х годах. Имидж — вот главный фактор, который волнует владельцев, от него зависит и судьба западных кредитов, столь необходимых для инвестиций, и главный фактор успешности — капитализация их бизнеса.

Меньшинство пока не спешит менять свой стиль поведения — жесткое отстаивание собственных интересов по принципу "цель оправдывает средства", неясная структура собственности, отсутствие в управлении компании "людей извне" и западных партнеров, любовь к сырьевым компаниям с большой маржой.

В походе за деньгами

Мотиваций трансформаций украинского бизнеса на самом деле две — потребность во внешних инвестициях и желание легализации капитала. Поход за капиталом на внешние рынки произошел у отечественных олигархов не от хорошей жизни — деньги остро необходимы для инвестиций в устаревающие основные активы металлургии, транспорта, для развития новых направлений бизнеса. Период, когда любая ФПГ финансировала свой бизнес из собственных ресурсов, уже прошел, и большинство групп ориентируются на получение заемных средств на мировых рынках капитала. Именно требования западных финансовых структур к прозрачности финансовой отчетности и прав собственности стали основным стимулом для украинских групп в реструктуризации и отхода от бизнес-модели

90-х с их перманентными корпоративными войнами, непрозрачной собственностью, оптимизацией налогообложения и тесной связкой бизнеса и власти.

Второй стимул для изменений — легализация собственности, который предусматривает не только отказ от оффшорных схем владения предприятиями, но и четкое закрепление прав собственности за единой структурой. Так, "Индустриальный Союз Донбасса" создал отдельные подразделения своих бизнес-проектов, например, неметаллургические активы группы сконцентрированы в "Индустриальной группе".

В свою очередь "Систем Кэпител Менеджмент" теперь является полноправным акционером всех предприятий, которые когда-то неофициально приписывались Ринату Ахметову. Более того, металлургические активы СКМ оформлены на отдельную компанию Metinvest. Целью подобного шага считается подготовка металлургического дивизиона СКМ к IPO (первичному размещению акций), которое пройдет на одной из западных бирж. Аналогичные процессы проходят и в "Интерпайпе", где также проводится реструктуризация бизнес-процессов по отраслевому принципу.

Первое, что было сделано в этих корпорациях, — это введение консолидированной финансовой отчетности. За этим последовало приглашение на работу наемных управленцев со стороны, которые и руководят этими компаниями, при этом на руководящие посты были назначены целые команды внешних управленцев из-за рубежа. Например, корпорацию "Интерпайп" возглавил Игорь Ярославцев, который ранее работал во всемирно известной консультационной фирме McKinsey и российской сталелитейной корпорации "Северсталь". Ключевые направления работы "Систем Кэпител Менеджмент" — металлургию, телекоммуникации и банковский сектор — в свою очередь возглавляют выходцы из международных компаний McKinsey и PriceWaterhouseCoopers.

Не являются теперь секретом и финансовые результаты деятельности крупнейших украинских финансово-промышленных групп — ИСД в 2005 году заработал $4,5 млрд. дохода, доход СКМ в 2004 году составил $4,191 млрд., а представители "Интерпайпа" заявили, что по результатам 2005 года корпорация получила $3 млрд.

Проявляют интерес компании, которые мы относим к категории открытых, и к работе с иностранными партнерами. Так, ИСД в составе консорциума с европейским производителем Arcelor участвовал в приватизации "Криворожстали". СКМ совместно с турецким оператором мобильной связи Turkcell владеет и управляет компанией мобильной связи в Украине. "Интерпайп" в свою очередь продал Укрсоцбанк итальянской финансовой группе по рекордной для отечественного рынка цене в $1,16 млрд.

Кстати, собственники другой финансово-промышленной группы — "Укрсиб" — также в финансовом секторе стали сотрудничать с BNP Paribas, продав французскому банку 51% акций УкрСиббанка.

Особый случай

И если в связи с упомянутыми группами вопросов к их долгосрочной стратегии почти не возникает, то дальнейший путь развития других представителей крупного отечественного бизнеса остается неясным.

Например, неформальная группа "Финансы и Кредит", владеющая одноименным банком, в последнее время заявила о ряде амбициозных проектов в металлургии (постройка мини-сталелитейного завода и участие в конкурсе по созданию СП на базе Криворожского комбината окисленных руд) и машиностроении (приватизация Луганского тепловозостроительного завода). И хотя группа намерена также размещать акции принадлежащего им Полтавского горно-обогатительного комбината на бирже, "Финансы и Кредит" находятся только в начале реструктуризации. Кроме всего прочего, у компаний группы остается запутанная схема собственности, тайной является и общая стратегия группы.

Довольно похожа модель развития группы компаний "Укрподшипника", собственниками которой являются братья Клюевы. Кроме объединения "Укрподшипник", Сергею и Андрею Клюевым принадлежит "Актив-банк". Именно с банковской деятельностью связана одна из неудач группы — провал попытки покупки австрийского Bank Burgenland. Неофициально отказ австрийцев продать банк украинским бизнесменам связан с тем, что "Укрподшипник" неизвестен за рубежом. Свою роль сыграл и общий негативный имидж украинского бизнеса за пределами родины. Напомним, в аналогичной ситуации в Польше, которая возникла в ходе приватизации местного меткомбината, украинской ИСД понадобилось несколько лет, чтобы убедить власти этой страны в своей прозрачности и легальности работы.

Имидж становится критическим и еще для одного представителя крупного украинского бизнеса. Особняком стоит финансово-промышленная группа "Приват". Чрезвычайно закрытая и очень мощная структура всегда привлекала к себе внимание общественности, несмотря на свою закрытость. Непубличность проявляется даже в том, что ее собственники категорически отрицают саму возможность существования группы "Приват". Как рассказал Игорь Коломойский в интервью "Зеркалу недели", группа "Приват" является фантомом и журналистским термином. "Реальность — это ПриватБанк, у которого есть акционеры. У каждого из крупных акционеров есть, помимо банковского, и другие бизнесы", — рассказывал тогда бизнесмен. Впрочем, здесь собственник ПриватБанка, мягко говоря, лукавил, ведь сам банк неоднократно напрямую участвовал как акционер или участник приватизационных конкурсов большинства предприятий, которые принадлежат "Привату". Кроме того, по странному стечению обстоятельств у некоторых предприятий "Привата" большинство кредиторской задолженности находится именно в ПриватБанке.

Отрицание существования в природе такой финансово-промышленной группы вызвано, возможно, тем, что собственники ПриватБанка в Украине уже давно заработали себе имидж самой конфликтной и жесткой бизнес-группы. Обычно стратегия представителей группы ориентирована на установление контроля над наиболее прибыльными компаниями, при этом не особенно беспокоясь о методах борьбы. "Приват" напоминает мне такой классический колониальный капитал, который создает инфраструктуру в колонии, осуществляет внешнее управление и работает с максимально выгодными активами. По происхождению группа украинская, но вот ведет себя, как транснациональная компания колониального типа. Достаточно обратить внимание на агрессивность поведения "Привата" в отношении активов, которые им нужны для выстраивания схем", — рассказывает Андрей Ермолаев, директор Центра социальных исследований "София". С ним согласен и директор Международного института приватизации Александр Рябченко: "Это очень агрессивная группа. Я думаю, что "Приват" — самая агрессивная из украинских финансово-промышленных групп. Количество столкновений, корпоративных конфликтов у нее, думаю, наибольшее. Даже если и не наибольшее, то в ней происходят самые жесткие столкновения".

Список конфликтов, в которых принимают участие предприятия "Привата", действительно впечатляет — здесь и борьба за Никопольский завод ферросплавов, и противодействие продаже Укрсоцбанка, и конфликт с государством по поводу допэмиссии акций на ряде горно-обогатительных комбинатов. В разные периоды "Приват" также оказывался замешан то в конфликты вокруг днепропетровских рынка, гостиницы и торговых центров, то в конфликте между авиакомпаниями — украинской "Днеправиа" и немецкой "Люфтганза".

Приверженность старым методам борьбы и желание идти на конфликт — одно из отличий "Привата" от других представителей в сфере большого украинского бизнеса — корпораций "Систем Кэпител Менеджмент", "Индустриальный Союз Донбасса", "Интерпайпа" или "Укрсиба", которые в последние годы от тактики "активного рейдерства" постепенно отказываются.

Дальнейшая судьба группы будет зависеть от выбора стратегии. Первый вариант — "Приват" пойдет по пути своих собратьев по цеху, но тогда ему придется отказаться от своей агрессивной тактики в обмен на шанс стать крупным холдингом с перспективами работы на мировых рынках не только в качестве поставщика сырья, но и как собственника зарубежных активов. Второй вариант — сохранение нынешней модели развития, которое чревато все большим ростом конфликтов с конкурентами и государством, которое намерено искоренить из экономической политики те методы, которыми так славится днепропетровская бизнес-группа. Немаловажен здесь и факт прихода на украинские рынки мировых корпораций, с которыми такие методы конкурентной борьбы могут и не пройти.

Представителям крупного украинского бизнеса, которые стоят перед перспективой дальнейшей интеграции Украины в мировую экономику и отказу от изоляционизма, придется выбирать. Во всяком случае, "большая тройка" украинского бизнеса — СКМ, ИСД и "Интерпайп" — уже заявили, что не исключают продажи части своих акций на бирже через механизм первоначального размещения акций.

Интеграция в мировую экономику связана не только с поисками инвестиций или продажей компаний иностранцам. Украинские предприятия начинают конкурировать с иностранцами не только на внешних рынках, но и в Украине, где крупный западный капитал уже старается застолбить место. Очевидно, что этот факт если не остановит корпоративные войны, то существенно снизит их накал, поскольку воевать с "транснационалами" отечественными методами может оказаться себе дороже особенно для компаний, чьи рынки расположены за западной границей страны.