Луценко

Борьба за власть сжигает многих. Я не открою Америку, если скажу, что большинство тех, кто приходит в политику — а особенно на общегосударственном уровне — втайне лелеют мечту занять высший пост. А если к тому же фортуна разок-другой улыбнулась человеку
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Борьба за власть сжигает многих.

Я не открою Америку, если скажу, что большинство тех, кто приходит в политику — а особенно на общегосударственном уровне — втайне лелеют мечту занять высший пост. А если к тому же фортуна разок-другой улыбнулась человеку и он начал попадать на телеэкраны как комментатор или ньюсмейкер, то готов дать руку на отсечение — такой политик в мечтах видит себя президентом страны, на худой конец — премьер-министром. В общем, человеком, которому по статусу положено ездить в сопровождении милиции и желательно по освобожденным от иного транспорта дорогам.

О таких мечтах не говорят вслух. В начале политической карьеры это бы выглядело смешно, а чем ближе к заветной вершине, тем сильнее замирает дух и суеверие, тьфу-тьфу — не сглазить, берет свое.

И горе тому политику, кто не сумеет надежно скрыть в глубинах своей души тщеславное желание. Даже от самого себя.

Примером такой внутренней "несдержанности" может служить Виктор Медведчук. Он еще лишь краешком ноги вступил на политический Олимп, а его абсолютные властные амбиции уже бежали впереди него. Хотя он и словом не обмолвился ни тогда, в 1997-ом, ни позже о своей цели или, как мне кажется, своей мечте.

"Инвестгазета" в одном из обзоров того года так и написала: Медведчук — президент 2004 года. По крайней мере, он тогда уже имел такую цель и был серьезно намерен ее достичь. Любыми способами.

Однако отсутствие личной харизмы и быстро проявившаяся беспринципность в выборе методов политической борьбы показали, что на народную любовь Медведчуку рассчитывать не приходится. Не беда, он занялся поиском иных путей к вершине. И почти их нашел. Вспомним: еще за полгода до выборов одной из главных интриг было — сможет ли и как сможет (ясно, что не путем легитимных выборов) Медведчук укрепиться у руля государства.

Не смог. Думается, пережил в тот момент некоторую личную трагедию (хотя в душу человека не заглянешь).

А что сегодня?

Ведь серьезных амбициозных людей в политике меньше не стало.

Но фортуна благоволит, конечно, не многим. Хорошо видим, сколько амбиций погорело за последний месяц.

Те же, кто тихой сапой строит свою политическую карьеру, сумев избежать фиаско, кто обладает недюжинной силой воли, чутьем, кто в силу личной порядочности остался в глазах народа честен и харизматичен, остаются в строю и идут к своей вершине.

Таких немного. Совсем мало.

Я пока вижу одного — это Юрий Луценко.

То, каким мы сегодня видим этого политика, говорит об одном — он хочет стать первым. И, опять таки, с сегодняшней точки зрения — он может им стать.

Если бы не политреформа, то я бы сейчас написал, что Луценко — это президент-2009.

Сейчас я напишу — это премьер-министр-2006.

Потому что на парламентских выборах следующего года не будет победителя. А будут несколько противоборствующих сил: фракции Тимошенко и Януковича, не сразу потеряет и авторитет президент Ющенко (хотя, конечно, он может умудриться это сделать еще до выборов). Никто еще не будет знать реальной силы и влияния поста премьер-министра с новыми полномочиями, но бороться за него будут отчаянно.

Именно в таких условиях волна выносит на гребень людей, подобных Юрию Луценко. Представьте себе определенной силы народные выступления, которые вполне возможны, так как политики уже знают реальную силу народа, а народ не забыл, как ходить на революции.

И представьте себе бесплодные дебаты в парламенте вокруг поста премьера и две, а то и три противоборствующих толпы — ведь людей на улицы Киева будут выводить и те, и другие.

И представьте себе министра внутренних дел Луценко, чьи милиционеры удерживают эти толпы, а сам министр стоит посередине и только силой личного авторитета и революционного опыта не допускает кровопролития.

И разделенный народ ему верит, потому что он смел, нейтрален и самодостаточен. И народ будет соблюдать мир, пока он будет видеть именно его — Луценко.

Из такой ситуации есть лишь один выход — дать власть Луценко. И тогда власти больше не останется ни у кого.