Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Минфин заплатит НБУ

В конце прошлой недели Министерство финансов и Нацбанк согласовали проект соглашения, предусматривающего реструктуризацию выплат по ОВГЗ. Таким образом, наконец-то поставлена точка в противостоянии двух ведомств. Правда, деньги Нацбанк получит не раньше 2

В конце прошлой недели Министерство финансов и Нацбанк согласовали проект соглашения, предусматривающего реструктуризацию выплат по ОВГЗ. Таким образом, наконец-то поставлена точка в противостоянии двух ведомств. Правда, деньги Нацбанк получит не раньше 25 января 2001 года

ПОЧТИ девять месяцев НБУ вел переговоры с Минфином о необхо­димости реструктуризации вы­плат по ОВГЗ. Вернее, то, что облигации, принадлежащие НБУ, будут реструктуризирова­ны, ни у кого сомнений не вызы­вало. При отсутствии возможно­сти привлечь средства на внут­реннем рынке, впрочем, как и на внешнем, Минфин просто был не состоянии проводить какие бы то ни было платежи по своим долгам. Исключение составляли разве что украин­ские банки, и то не всегда. Но не платить комбанкам авто­матически означает похоро­нить все попытки восстановить рынок госзаймов. А это вряд ли в интересах Минфина. Совсем другое дело — НБУ.

Портфелъ НБУ, сформированный под ОВГЗ, составил более 11 млрд. грн. или 90% всего внутреннего долга

Нацбанк, как известно, всегда являлся если не един­ственным, то, по крайней мере, крупнейшим покупателем госу­дарственных ценных бумаг, раз­мещаемых Мифином. В общей сложности портфель НБУ, сфор­мированный под ОВГЗ, соста­вил более 11 млрд. грн. или 90% всего внутреннего долга. Воз­можно, что Нацбанк и в даль­нейшем выкупал бы обязатель­ства министерства, если бы ак­тивная скупка госбумаг не стала Центробанку помехой при про­ведении своей денежно-кре­дитной политики. Ведь заморо­зить столь огромные активы — означает в значительной степе­ни снизить способность НБУ оперативно влиять на ситуацию на денежном рынке. Более того, Минфин все средства, которые предназначались Нацбанку, вкладывал в более приоритетные задачи, такие как погаше­ние соцдолгов и т.д., что в результате только подстегивало столь неприятные процессы, как инфляция или девальвация. Естественно, что подобное положение дел вовсе не вписы­вается в планы НБУ. Тем более что кому, как ни Нацбанку, при­дется отвечать перед прави­тельством за сохранение стабильности денежного рынка. Несколько иного мнения при­держивался Минфин, предпо­читая платить как можно мень­ше и как можно реже. Минис­терство даже попыталось пред­ложить НБУ свои условия реструктуризации злосчастных ОВГЗ, и даже не один раз, но все они были напрочь отме­тены Нацбанком. Последний ре­зонно настаивал на рыночных условиях обмена по ставкам до­ходности, которые соответство­вали бы ставкам по конверсион­ным ОВГЗ, принадлежащим иностранцам. В результате между двумя госведомствами едва не разгорелся скандал. Нацбанк даже собирался подать в суд на Минфин. Нельзя ска­зать, что последний сильно ис­пугался, но процесс согласова­ния условий реструктуризации все-таки пошел интенсивнее.

На прошлой неделе ми­нистр финансов Игорь Митюков заявил, что Минфин и Нац­банк согласовали проект согла­шения о реструктуризации вы­плат по принадлежащим Нац­банку облигациям. Причем, со слов министра, данный доку­мент должен быть подписан сто­ронами уже в ближайшее время. Точнее, в прошлую пятницу.

Нельзя сказать, что условия обмена совершенно не прием­лемы. Конечно, новые облига­ции, на которые будут заменены принадлежащие НБУ ОВГЗ, су­пердоходностью вовсе не отли­чаются. Причем на первых порах Нацбанк, возможно, понесет убытки. Предполагается, что размер ставки доходности по ежемесячным купонным доходам в 2001 году составит 18,86% годовых, в то время как темпы инфляции, заложенные в бюджете, равны 20%. Тем не менее, это все-таки лучше, чем не получить ничего.

Зато в следующие годы у Нацбанка появится, по всей видимости, возможность на­верстать упущенное. По согла­шению, в дальнейшем ставка доходности будет рассчитываться по плавающей формуле, которая будет напрямую зави­сеть, в частности, от темпов ин­фляции.

Срок обращения новых про­центных госбумаг составит от 16 до 124 месяцев. Надо признать, что с такими облигациями ожи­вить вторичный рынок Нацбанку не удастся. НБУ рассчитывал на КОВГЗ со сроками погашения около одного месяца.

И в завершение Игорь Митюков заявил о том, что возмож­ность повторения случаев нео­платы Минфином облигаций ис­ключена. В общем, по идее ни­чего другого министр финансов сказать и не мог. Но история с невыплатой долгов коммерче­ским банкам по облигациям, предусмотрительно проданным им Нацбанком, судя по всему, заставит Минфин вести себя более осторожно.