Острова под ударом

Минфин инициировал пересмотр конвенции об избежании двойного налогообложения с республикой Кипр, но парламент вряд ли поддержит эту инициативу. Одновременно в рамках борьбы с оффшорными схемами ГНАУ планирует изменения, в соответствии с которыми к валовым
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Минфин инициировал пересмотр конвенции об избежании двойного налогообложения с республикой Кипр, но парламент вряд ли поддержит эту инициативу. Одновременно в рамках борьбы с оффшорными схемами ГНАУ планирует изменения, в соответствии с которыми к валовым затратам можно будет отнести лишь часть реальных затрат, связанных с экспортом продукции в оффшоры.

Правительство ведет пока что безуспешную борьбу с минимизацией налогов путем использования зарубежных территорий с низкими ставками налогообложения. Одним из практических шагов стало предложение парламенту денонсировать договор об избежании двойного налогообложения. "Причиной пересмотра конвенции с Кипром стали "нулевые" ставки налогообложения. Однако на сегодняшний день доходы, полученные на территории Украины в соответствии с договором об избежании двойного налогообложения с Кипром, не облагаются налогами вообще. Если взглянуть на остальные договоры, небольшое налогообложение предусмотрено всеми, за исключением Кипра. В то же время пересмотр договоров об избежании двойного налогообложения с иными государствами не планируется", — рассказывает директор департамента налоговой и таможенной политики Министерства финансов Украины Денис Фудашкин.

Действительно ставка налога на репатриацию доходов по большинству договоров об избежании двойного налогообложения составляет 5%. По действующему договору с Кипром она равна нулю, а по законодательству Украины эта ставка равна 15%. "Последнее время Кипр очень активно использовался, поскольку это просто, дешево и близко. На Панаму никто не будет летать — далеко, — рассказывает юрист юридической фирмы "Бейкер и Макензи" Геннадий Войцыцкий. — На Кипре же доходы облагаются или по 10%-ной ставке налога на прибыль (если речь идет о процентах, роялти, платежах за услуги), или вообще освобождаются от налогообложения (если речь идет о дивидендах и капитальном доходе). Кроме того, существует нулевая ставка налога на репатриацию доходов по договору об избежании двойного налогообложения.

Впрочем, нынешняя инициатива Кабмина должна быть утверждена парламентом, где против такой инициативы могут выступить многочисленные бизнес-лобби. "Кипрская конвенция сейчас очень выгодна для международных компаний. А учитывая то, какое количество бизнеса завязано на этих структурах, можно предположить, что процесс продвижение в Раде этого законопроекта будет достаточно шероховат", — говорит специалист в сфере налогового права компании Deloitte Григорий Павлоцкий. Но даже если конвенция с Кипром об избежании двойного налогообложения будет пересмотрена и вступит в силу, бизнес не пострадает значительно. Ведь планируется ввести ставки налогов, предусмотренные другими договорами. То есть налоговая гавань Кипра не закроется для украинских кораблей, а станет немного менее доходной.

В мировой практике существуют два основных механизма борьбы с оффшорными схемами. Первый — это урегулирование вопроса трансфертного ценообразования. Иными словами, адекватное законодательство позволяет налоговой расширять базу налогообложения плательщика, исходя из тех доходов, которые он мог реально получить от продажи товаров по рыночным ценам. При этом показанная прибыль плательщика может не приниматься во внимание. В этом направлении Украина делает первые шаги. "На сегодняшний день существует подход, позволяющий нам применять обычные цены для определения налогооблагаемой базы по операциям с неплательщиками налога на прибыль, то есть нерезидентами", — говорит Денис Фудашкин. Действительно, сегодня в Законе "О налогообложении предприятий" содержится понятие обычных цен. "Однако эти нормы в эмбриональном состоянии, и налоговая служба не обладает достаточными знаниями и экспертизой для того, чтобы экономически обоснованно использовать этот принцип. Поскольку если речь идет, к примеру, об услугах, то определить ее стоимость довольно сложно", — отмечает Григорий Павлоцкий.

Второй фронт борьбы с оффшорными схемами — противодействие переводу пассивных доходов за рубеж. Пассивные доходы — это доходы, место получения которых очень легко изменить. К примеру, вексель легко продать в страну с щадящим налогообложением, где и получать проценты. К пассивным доходам так же относятся роялти и дивиденды. Задача национального законодателя — отследить эти доходы и "отнести" их к себе в страну. В украинском законодательстве пока что нет даже намека на подобный механизм.

Единственный действенный механизм борьбы с оффшорными схемами предусмотрен Законом Украины "О налогообложении прибыли предприятий". В соответствии с этим нормативным актом при операциях, связанных с импортом продукции из оффшорных зон, к валовым затратам можно отнести лишь 85% стоимости импортируемой продукции. По словам заместителя директора департамента контрольно-проверочной работы ГНАУ Вячеслава Черкашина, аналогичное ограничение планируется ввести относительно экспорта товаров и услуг в оффшорные зоны. Однако для того чтобы попасть под действие данного ограничения, необходимо работать со страной, перечисленной в "черном списке" — списке оффшорных зон, утвержденном Кабмином. Однако налоговой гаванью можно считать любую страну (не признанную Украиной как оффшор), которая используется для оптимизации налогообложения. Поэтому вполне вероятно, что вместо Кипра и Виргинских островов популярным местом увода украинских капиталов станет какая-то другая страна.