Правоохранители "чистят" власть

Борьба с коррупцией является одной из приоритетных задач украинской власти, о чем ее представители самых разных уровней неоднократно заявляли общественности. Часто слова не расходились с делом, и правоохранительные органы всерьез брались за очередного про
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Борьба с коррупцией является одной из приоритетных задач украинской власти, о чем ее представители самых разных уровней неоднократно заявляли общественности. Часто слова не расходились с делом, и правоохранительные органы всерьез брались за очередного провинившегося чиновника. Причем зачастую обвинения выдвигались в адрес лиц, занимавших высшие государственные должности. Однако, как показывает практика, в большинстве случаев до суда подобные дела доходили очень редко

О ТОМ, ЧТО УКРАИНА является одной из самых коррупционно-неблагонадежных стран мира знают как в самой Украине, так и за ее пределами. Об этом сви­детельствуют многочисленные нор­мативно-правовые акты о борьбе с коррупцией, издаваемые различ­ными госорганами. А также то, что по оценкам международной орга­низации "Трансперенси интер­нешнл", Украина заняла 3 место в числе наиболее коррумпированных стран мира.

НА ПРОТЯЖЕНИИ двух с половиной месяцев 2001 г. по материалам Главного управления по борьбе с организованной преступностью возбуждено более 90 криминальных дел против лиц, занимавшихся взяточничеством.

Арестован 81 человек, составлено более 200 административных протоколов по отношению к госслужащим, которые нарушили Закон Украины "О борьбе с коррупцией".

В то же время, нельзя сказать, что правоохранительные органы просто наблюдали за этим процес­сом, не прилагая никаких усилий для того, чтобы остановить корруп­цию. В разное время открывались криминальные дела против высших должностных лиц государства. Од­нако, как показывает практика, до логического завершения (суда и на­казания виновных) эти дела дохо­дили крайне редко. Мы попробова­ли проследить за ходом наиболее 1 |зонансных дел, главными дейст-ощими лицами которых были должностные лица, занимавшие высокие государственные посты.

Первые "звонки"

ПЕРВЫМ действительно гром­ким делом, в результате которого люди в Украине узнали, что и у нас с коррупцией "все в порядке", стали обвинения в адрес Ефима Звягиль-ского, которого обвиняли в финан­совых махинациях. Так, осенью 1994 года Комиссия по вопросам борьбы с оргпреступностью и кор­рупцией Верховной Рады рассмот­рела представление Генеральной прокуратуры о даче согласия на привлечение народного депутата Украины Ефима Звягильского к уго­ловной ответственности. Депута­там было сообщено, что и. о. пре­мьера Звягильский в соучастии с должностными лицами коммерчес­кого "Дамиана-банка" на протяже­нии 1993-94 годов совершил ряд торгово-финансовых операций, в процессе которых, поданным след­ствия, было похищено более $25 млн. госсредств. Заключительную точку в этом деле поставили почти через шесть лет, когда 30 июня 2000 года швейцарский суд вынес приго­вор по так называемому делу "Дамиана-банка" президенту банка Юрию Сидоренко. В связи с этим, заместитель Генпрокурора Украины Николай Обиход вынужден был от­дельно заявить, что решение швей­царского суда по этому делу не по­влечет за собой возобновления де­ла в отношении Е. Звягильского. "В ходе расследования этого дела не было установлено, что г-н Звягильский получил часть суммы, незакон­но вывезенной из Украины и проходящей по этому делу. В связи с этим, следствием было признано, что в действиях Е. Звягильского от­сутствует состав преступления", — заявил по этому поводу Н. Обиход. Еще одним резонансным де­лом, будоражащим умы общест­венности на заре украинской неза­висимости, стало дело экс-прези­дента акционерного судоходного концерна "Бласко-ЧМП" Павла Ку-дюкина. Его обвиняли в хищениях в особо крупных размерах во время пребывания на посту президента пароходства (1993-94 гг.) на сумму РМ456 тыс., в незаконных операци­ях с валютными ценностями, в слу­жебном подлоге и злоупотребле­нии служебным положением при отчуждении государственной соб­ственности. В результате, все эти деяния "потянули" на 10 лет лише­ния свободы в колонии особого ре­жима, плюс конфискация имущест­ва и банковских вкладов. В марте 2000 года выездной коллегией Жи­томирского облсуда было принято решение о досрочном освобожде­нии П. Кудюкина из-под стражи. Вердикт вынесен после рассмотре­ния обстоятельств дела и с учетом указа Президента Украины от 9 марта нынешнего года в отношении экс-руководителя судоходной ком­пании, у которого возникли проблемы со здоровьем. Павел Кудюкин возвратился к себе домой, в Одес­су.

Отъезд с последствиями

КЛЮЧЕВЫМ моментом для правоохранительных органов стал арест "украинского коррупционера №1" — Павла Лазаренко. Обвине­ния против него были выдвинуты сразу в трех странах: Украине, США и Швейцарии. Украинские правоо­хранители обвиняли его в хищениях госсобственности в особо крупных размерах, превышении служебных полномочий, взяточничестве и дру­гих преступлениях. Однако, как из­вестно, пообщаться с самим Пав­лом Ивановичем им так и не пред­ставилась возможность, поскольку в настоящий момент он находится под следствием в США. И шансы вернуться на родину у него, похоже, не большие. Тем более, что он и сам к этому не стремится.

Однако отъезд П. Лазаренко в солнечную Калифорнию стал нача­лом "крестового похода" против коррупционеров в самой Украине, которые были причастны к незакон­ным связям с опальным экс-пре­мьером. Так, 22 июня Верховная Ра­да дала согласие на привлечение к уголовной ответственности и арест народного депутата Николая Ага­фонова. Генпрокуратура обвиняет его в том, что Н. Агафонов при со­действии П. Лазаренко, на посту ге­нерального директора агрофирмы "Наукова", что на Днепропетровщине, в течение 1992 -1997 годов рас­хищал государственные средства в особо крупных размерах и скрывал на зарубежных банковских счетах валютную выручку от реализации совхозом "Науковый" силикомар-ганца и металлопроката иностран­ным фирмам. По оценкам следст­вия, за это время он успел сокрыть от госбюджета около $24 млн., на сегодняшний день следствие по этому делу продолжается.

Как и следствие по делу экс-ви­це-премьера Юлии Тимошенко. Ее Генпрокуратура обвиняет в подлоге документов, неуплате налогов в особо крупных размерах, контра­банде газа, сокрытии валютной вы­ручки и хищении государственных средств в особо крупных размерах (все обвинения относятся к перио­ду, когда Ю. Тимошенко возглавля­ла корпорацию "Единые энергети­ческие системы Украины"). А также обвинение в даче взятки П. Лазаренко в размере $79 млн.

Еще одним делом, имеющим отношение к П. Лазаренко, стало дело бывшего начальника Консуль­ского управления Министерства иностранных дел Украины Василия Коваля, который в конце 1999 г. был приговорен к пяти с половиной го­дам лишения свободы с конфиска­цией имущества. Его обвиняли по восьми статьям, в том числе в зло­употреблении служебным положе­нием, нарушении правил проведе­ния валютных операций. Один из эпизодов, который доказал суд, — злоупотребление служебным поло­жением — когда В.Коваль участво­вал по указанию экс-премьер-ми­нистра Украины Павла Лазаренко в решении конфликта с польскими правоохранительными органами, направленного на спасение от уго­ловного преследования небезызве­стного Петра Кириченко (ближай­шего помощника Павла Лазаренко).

Продолжение следует...

В НЫНЕШНЕМ году правоохра­нители тоже "преподнесли" не­сколько громких дел, главными действующими лицами которых стали представители власти. В ча­стности, в конце апреля на 11 лет лишения свободы был осужден бывший начальник Управления де­лами Министерства энергетики Ни­колай Новиков, которого обвиняли в получении взятки в особо крупных размерах. В то же время, некото­рые обвинения прокуратуры в ад­рес высоких должностных лиц не­убедительны и вряд ли будут дока­заны. Так, в марте 2001 г. прокура­тура Киева по подозрению в зло­употреблении служебным положе­нием задержала бывшего первого заместителя главы правления Нацбанка Владимира Бондаря.

По данным прокуратуры, 16 де­кабря 1997 года им было подписа­но "явно убыточное соглашение" с кипрским банком Credit Swiss First. В этом году было размеще­но $75 млн. золотовалютных ре­зервов, в результате чего государ­ству был нанесен ущерб в размере на сумму $5 млн. Если учитывать, что подобные нарушения не были обнаружены в ходе аудиторской проверки, которую провела компа­ния PriceWaterHouse-Coopers по заказу МВФ, то как-то трудно пове­рить, что доказать факт таких нару­шений удастся киевской прокура­туре. Интересно также, каким об­разом прокуратура будет доказы­вать и вину председателя Печерского суда Николая Замковенко, которого обвиняют в ненадлежа­щем исполнении служебных обя­занностей. Особенно, если учиты­вать, что ряд процессуальных дей­ствий прокуратуры в отношении Н. Замковенко, выглядит, мягко гово­ря, не безупречно с правовой точки зрения.