Председатель наблюдательного совета компании "Союз-Виктан" Андрей Охлопков: "Нелегальная водка не производилась бы без поддержки со стороны властных и силовых структур"

Компания "Союз-Виктан" одной их первых в алкогольной отрасли отреагировала на постановление Кабмина об отмене минимальных розничных цен на алкогольную продукцию согласно требованиям ВТО. О том, к чему приведет решение правительства и какова ситуация в оте
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Компания "Союз-Виктан" одной их первых в алкогольной отрасли отреагировала на постановление Кабмина об отмене минимальных розничных цен на алкогольную продукцию согласно требованиям ВТО. О том, к чему приведет решение правительства и какова ситуация в отечественной алкогольной отрасли, "Инвестгазете" рассказал председатель наблюдательного совета "Союз-Виктана" Андрей ОХЛОПКОВ

— Украинские производители водки часто заявляют, что благодаря их усилиям, в том числе и законодательным инициативам, за четыре последних года рынок водки легализировался. Что собой представляет нелегальный рынок водки в Украине в настоящий момент?

— Конечно, сейчас мы уже не говорим о подвалах, подворотнях и гаражах. Нелегальная водка — это продукция, которая производится на заводах, имеет нормальную упаковку, внутри "несмертельного" качества — ее можно пить. При этом она имеет большое конкурентное преимущество по цене, поскольку при ее производстве не учитывались расходы на уплату налогов.

Ведь что было пять лет назад, когда правительство ввело минимальные розничные цены на алкоголь? Теневики производили водку без уплаты налогов, но продавать ее они могли по ценам, близким к легальному производству. В ситуации, когда разница в цене составляла десятки процентов, брендированные продукты получали преимущество, хотя и стоили несколько дороже. Сегодня же, после отмены минимальной розничной цены, в течение одного месяца на полках магазинов всех областей Украины появилась водка ценой 3,80 — 4,80 грн. Сравните: легальная водка продается по 10 — 12 грн. При уровне платежеспособности населения ценовая разница в 300% — это серьезно. И бороться в такой неравной ситуации с нелегальным производителем очень сложно.

— Вы подсчитывали, чем чревата отмена минимальных розничных цен на водку для украинского бюджета?

— Объем украинского рынка водки специалисты оценивают в 40 млн. дал. Украинские производители в прошлом году произвели для внутреннего рынка 25 млн. дал водки. Еще 15 млн. дал находятся в тени. А это более 1 млрд. грн. неуплаченных налогов — только по акцизу. А все остальные выплаты? Мы с нашей ценой реализации выплачиваем всех налогов (1%-ный сбор, налог на заработную плату, налог на прибыль, НДС и акцизный сбор) около 5,5 грн. с бутылки. Получается, что 1,5 млрд. грн. у нас неуплаченных налогов с водки. Есть проблема? На мой взгляд, есть. Ведь объем потребления продукта в стране не меняется: либо мы потребляем продукцию с уплаченными налогам, либо с неуплаченными.

В марте-апреле мы уже видели отрицательную тенденцию легального производства. В мае ситуация немножко выровнялась. Но у нас есть серьезные опасения, что после отмены минимальных розничных цен динамика роста теневого рынка будет положительная, а легального — отрицательная.

— Решение об отмене минимальных цен на водку было требованием ВТО: равенство условий для отечественного и импортируемого продукта на внутреннем рынке…

— А вы покажите мне это требование ВТО. Буквально через три-четыре для после отмены минимальных цен на ликероводочные изделия последовало предложение ввести минимальные цены на спирт. В целях преодоления проблемы перепроизводства спирта в стране. Где здесь требование ВТО? В ситуации, когда существуют минимальные цены для импортного продукта и отсутствуют для отечественного — это проблема. Если же у нас есть индикативная цена на какую-то группу товаров, и она одинакова для отечественного и для импортного продукта, с ВТО не возникает проблем. Так что всегда есть возможность прикрыться то требованием ВТО, то борьбой с нелегальным рынком.

— Тогда кому из внутренних производителей было выгодно принятие такого решения?

— Идем в магазин, берем бутылку по 4 грн. и смотрим название производителя. Вспоминаем историю. Производители все те же: Донецк, Харьков, Одесса. И давайте говорить так: вся легальная продукция и вся нелегальная производится из одного и того же сырья на государственных спиртзаводах, где работают нанятые государством директора и служащие, которых контролирует ГНАУ, МВД и СБУ. Вот такая организованная группа поставляет сырье на теневой рынок. Без поддержки со стороны властных и силовых структур спирт в таких объемах продавать нелегальным производителям невозможно.

— Считаете ли вы, что выходом из сложившейся ситуации может стать приватизация спиртзаводов?

— Крупнейшие производители алкогольной продукции всегда выступали за приватизацию спиртзаводов. Однако наши органы власти считают, что государственная монополия на спирт — это средство контроля над легальным рынком обращения спирта и водки. Но, как мы знаем, это абсолютно никакой не механизм контроля. Он не работал за все годы существования независимой Украины. И когда я говорю о приватизации спиртзаводов, я не говорю о своем желании купить дополнительный доходный бизнес. Я говорю о том, что это — механизм легализации рынка. И это общемировая практика: нигде в мире спиртзаводы не существуют как отдельные от ликероводочных заводов структуры.

Во всем мире понимание производства водки начинается с производства спирта, дистилляции. В Украине, кстати, есть свой аналог такого производства — коньячные заводы. Лицензируется только производство коньяка полного цикла: от перекурки спиртов до разлива напитка. И отсутствует сам по себе рынок обращения коньячного спирта: не существуют отдельные коньячно-спиртовые заводы. И нет проблемы с теневым производством коньяка в промышленных масштабах.

— Что вы предлагаете?

— Если мы проведем приватизацию части спиртовых заводов, введем лицензирование полного цикла для производства водки, мы устраним рынок обращения спирта для ликероводочных изделий. Это приведет к легализации рынка: контролировать его будет проще. И мы готовы покупать их за реальные цены.

— Какие еще меры могут исправить нынешнюю ситуацию на алкогольном рынке?

— Можно провести инвентаризацию спиртовых мощностей и заморозить излишние мощности. Потребление спирта в стране постоянно, меняется только доля легального и нелегального потребления. А ведь спиртовая промышленность Украины в советские времена работала на потребности всего Союза, поэтому мы сегодня имеем значительный избыток "железа".

— Решением проблемы, очевидно, также было бы повторное введение минимальных розничных цен на водку. Вы как топ-менеджер водочной компании уже предприняли для этого какие-либо шаги?

— Конечно, у нас не та ситуация в стране, при которой мы могли бы этот рынок отпускать. Мы уже и письма писали правительству, и публично выступаем — все крупные производители и СОВАТ уже отреагировали на ситуацию. Пока адекватной реакции со стороны правительства или парламента не последовало. Но я уверен: минимальные цены на водку нужно возвращать.