Предвестники больших стратегов

Фонды прямого инвестирования обрели "второе дыхание" в этом году. В частности, планируется открытие нескольких новых фондов, к рынку также присматриваются российские и польские компании аналогичного профиля. Вместе с тем, большим количеством выходов из св
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Фонды прямого инвестирования обрели "второе дыхание" в этом году. В частности, планируется открытие нескольких новых фондов, к рынку также присматриваются российские и польские компании аналогичного профиля. Вместе с тем, большим количеством выходов из своих активов фонды пока похвастаться не могут

В Украине действуют несколько фондов прямого инвестирования (англ. — private equity funds), самые известные из которых — американские Western NIS Fund (WNISEF) и SigmaBleyzer и европейский фонд Euroventures. Занимается прямыми инвестициями и Международная финансовая корпорация (МФК), дочерняя структура Мирового банка, хотя это только часть ее деятельности и чистым фондом прямого инвестирования корпорацию назвать сложно.

В управлении упомянутых фондов находятся активы на общую сумму около $900 млн. В течение всего периода их работы в Украине, начиная с 1993 года, были проинвестированы порядка 200 компаний, многие из которых сейчас являются крупными представителями различных секторов экономики. Предприятия, в которые вкладывались деньги, в основном работали в потребительском секторе, телекоммуникациях, финансовых и банковских отраслях.

Рассчитывать на инвестиции фондов могут только относительно зрелые компании с годовым оборотом $10 млн. Новички рынка или так называемые стартапы этих инвесторов не интересуют в силу повышенного риска проектов.

Как правило, минимальная ставка внутреннего дохода (IRR) во всех фондах одинакова и составляет примерно 25%. Наиболее успешные сделки, о которых фонды с гордостью упоминают, — продажа Миргородского завода минеральных вод фондами Euroventures и "Украина" и Слобожанской строительной керамики (СБК) фондом WNISEF. Они принесли около 30% рентабельности по ставке внутреннего дохода (IRR). Например, при продаже СБК IRR проекта составила 23%, причем от сделки фонд получил в 2,5 раза больше, чем было вложено.

Интересно, что не все фонды стремятся к приобретению контрольного пакета акций для управления активами. Если в Sigma Bleyzer говорят об исключительно контрольном или блокирующем проценте, то в Euroventures или WNISEF — о возможном миноритарном участии в акционерном капитале при условии влияния на работу компании и непременном участии фонда в совете директоров.

И, несмотря на свою крайнюю заинтересованность в успешном развитии компаний, дальше финансовых отчетностей и принятия стратегических решений фонды не идут и в операционную деятельность компаний-клиентов не вмешиваются.

Жизненный срок любого фонда в среднем составляет 10 лет, половина из которых является активной фазой, когда фонд вкладывает деньги в компании. В следующие пять лет фонд замораживается и концентрируется на выходе из своих активов. Таким образом, средняя продолжительность инвестиций составляет 4-5 лет. По словам Марка Ивашко, исполнительного вице-президента и главного инвестиционного менеджера фонда WNISEF, многие компании, в которые WNISEF инвестировал, сейчас готовы к продаже: "За годы сотрудничества наши компании стали достаточно зрелыми, чтобы их можно было продать".

(Без)рисковый перевод

Культуру прямого инвестирования фондами, а не стратегическими инвесторами, в Украину привнесли именно международные финансовые институты. И отечественных аналогов упомянутым фондам пока нет. Все украинские институты совместного инвестирования (ИСИ) если и занимаются прямыми капиталовложениями в компании, то называют себя при этом венчурными фондами. И хотя весь мир считает, что венчурное инвестирование сопряжено с высоким риском и обычно применяется к стартапам, в Украине венчурным бизнесом часто называют элементарные портфельные инвестиции и операции с недвижимостью.

Участники рынка фондов прямого инвестирования называют несколько моментов, которые отличают их от всех других украинских инвесторов. Марк Ивашко говорит, что фонд осуществляет прямое инвестирование средств в компанию, затем работает над повышением ее рыночной стоимости и через энное количество лет продает актив стратегическому или финансовому инвестору или же выходит из компании через IPO. Фонд получает при этом маржу, многократно превышающую инвестиции.

Впрочем, мнение о полном отсутствии прямого инвестирования украинскими национальными фондами в компании не совсем верно. Олег Колесник, генеральный директор управляющей компании "Венчурные инвестиционные проекты", уже несколько лет работает на инвестиционном рынке. Деятельность компании г-н Колесник комментирует неохотно, кстати, как и другие представители украинского инвестиционного бизнеса. В этом смысле до прозрачности международных коллег отечественным инвестиционным компаниям далеко.

На вопрос о том, почему проекты, связанные с недвижимостью, носят название венчурных, г-н Колесник отвечает просто: выбора в терминах у украинских компаний нет. Законодательно в Украине не существуют фонды прямого инвестирования, поэтому все компании и фонды, занимающиеся прямыми инвестициями, называются венчурными. "Нашу компанию можно назвать фондом прямого инвестирования, мы вполне соответствуем его сути, учитывая тот факт, что деньги наших инвесторов вкладываем в строительство гостиниц, — говорит г-н Колесник. — Кстати, чисто венчурное инвестирование в Украине реализовать практически невозможно. У отечественных инвесторов нет "чутья" на выгодные проекты, поэтому местный венчур заранее обречен на провал".

А Валерий Щекатуров, соуправляющий партнер фонда Euroventures, считает, что какая-либо привязка к терминам в принципе ошибочна. "Любое инвестирование в Украине само по себе является венчуром, поскольку страновой и политический риски очень высоки, не говоря уже о корпоративном риске", — говоритг-н Щекатуров.

В процессе накопления

Количеством успешных "выходов" из компаний (когда инвестор продает свою долю в акционерном капитале) фонды похвастаться еще не могут. Euroventures удачно вышел из трех компаний, одна из которых — Миргородский завод минеральных вод. В WNISEF говорят о нескольких продажах. Официально было сообщено только о подробностях продажи доли фонда в "Слобожанской строительной керамике".

SigmaBleyzer пока что также не спешит расставаться со своими активами таких компаний, как "Полтавакондитер", Севастопольский морской завод, "Воля Кабель" и еще с пятью десятками предприятий, поэтому заверения менеджмента SigmaBleyzer о том, что фонд успешен, не вызывают сомнения. Кстати, по словам Майкла Блейзера, президента фонда, несмотря на то что довольно много инвесторов "присматривается" к компании "Воля Кабель", фонд пока не собирается ее продавать. "Если мы когда-либо решим выходить из компании, это будет крупнейший глобальный игрок на этом рынке. Пока что мы продолжаем растить компанию и продавать ее не хотим", — говорит г-н Блейзер.

Евгений Григоренко, генеральный директор Украинской ассоциации инвестиционного бизнеса, считает, что деятельность фондов прямого инвестирования следует оценивать не столько по объему инвестиций, сколько по той корпоративной культуре, которую они привносят в компании. "В тех компаниях, где инвесторами выступают международные фонды прямого инвестирования, присутствует высокий уровень корпоративной организации и управления. В этом смысле фонды делают наш бизнес более цивилизованным", — говорит г-н Григоренко.

Его мнение разделяет Иван Телющенко, экс-президент компании "СБК", который возглавлял ее на протяжении всего периода сотрудничества с WNISEF. "Несмотря на то что при выходе из компании фонд владел 100% акций, мы чувствовали полную свободу действий, — рассказывает г-н Телющенко. — Ежегодно мы составляли бюджет на год, он согласовывался с фондом, во всем же остальном мы были предоставлены сами себе". По словам экс-президента компании, фонд осуществлял инвестирование не только в физические единицы производства, но и в человеческие ресурсы, организовывая тренинги и семинары.

На низком старте

По мнению Марка Ивашко, в дальнейшем фонды будут заинтересованы в более узкоспециализированных проектах. Впрочем, отраслевая направленность фондов не изменится: "Через несколько лет нас перестанет интересовать, например, банковский сектор в целом, потому что ниши к тому времени на рынке будут уже заняты. Мы, скорее, начнем развивать направление лизинга, факторинга. Узкой специализации наших активов можно ожидать и в других отраслях".

Майкл Блейзер считает, что экономика Украины нуждается в фондах прямого инвестирования в не меньшей степени, чем в крупных стратегических инвесторах. По его мнению, именно фонды создают приемлемые условия для прихода больших стратегических игроков на рынок Украины. "Крупному инвестору неинтересно заниматься чисткой мелких, непрозрачных, плохо организованных украинских компаний. Эту функцию должны брать на себя фонды", — говорит г-н Блейзер. В свою очередь, Валерий Щекатуров отмечает, что приход других международных фондов возможен при условии успешных выходов теми фондами, которые уже присутствуют на рынке. И процесс получения хороших прибылей фондами как раз начинается.

Последние несколько лет к украинским активам присматриваются и российские инвесторы. Но они все же опасаются выходить в Украину. В крупнейшем российском фонде прямых инвестиций Barings Vostok Capital Partners отмечают низкую платежеспособность населения Украины, что существенно снижает возможность роста компаний потребительского сектора, а также отсутствие сильного среднего бизнеса, в который обычно фонды готовы вкладывать. Помимо этого, в Barings Vostok Capital Partners говорят о том, что экономика Украины "разобрана финансово-промышленными группами", поэтому места фондам прямого инвестирования в стране практически нет.

Профайлы игроков

"Старожилом" рынка фондов прямых инвестиций можно назвать SigmaBleyzer. Управляющая компания была основана украинским выходцем из США Майклом Блейзером в 1993 году, а первый фонд — в 1996-ом. Имена своих инвесторов фонд не раскрывает, но утверждает, что это крупнейшие финансовые институты США и Европы, а также богатые семейства всего мира, включая Ближний Восток. Кстати, 24 августа SigmaBleyzer объявил о создании нового фонда, четвертого по счету, чей объем средств будет составлять 200 млн. евро. Нынешний портфель компании насчитывает инвестиции в порядка 50 компаний.

Фонд WNISEF был основан в 1994 году, полностью курируется правительством США. Объем WNISEF равен $150 млн. В марте этого года он стал частью новой управляющей компании Horizon Capital, которая пока что руководит только одним фондом, но планируется создание и других.

МФК, дочерняя структура Мирового банка, пришла в Украину в 1993 году и до недавнего времени выступала в качестве кредитора украинских компаний. Стратегию прямого инвестирования корпорация начала применять около четырех лет назад.

Фонд Euroventures был основан в 1998 году по инициативе ЕБРР и правительства Голландии. В фонде было заложено около 26,5 млн. евро, на сегодня он профинансировал более десятка украинских предприятий на общую сумму 22,6 млн. евро. Организация уже совершила два успешных выхода, один из которых — продажа Миргородского завода минеральных вод. Кроме того, 24 августа этого года Euroventures заявил о создании своего второго фонда, объем которого, как планируется, составит от $50 млн. до $75 млн. Инвесторами выступают ЕБРР, МФК, Госсекретариат экономических отношений Швейцарии и несколько частных инвесторов.