Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Приватизаторы опять вне закона

Президент наложил вето на закон о Фонде госимущества и о порядке приватизации стратегических объектов. Автономный и независимый ФГИУ оказался не нужен нынешней власти

Президент наложил вето на закон о Фонде госимущества и о порядке приватизации стратегических объектов. Автономный и независимый ФГИУ оказался не нужен нынешней власти

Решение президента В. Ющенко блокировать закон о Фонде госимущества оказалось весьма неожиданным. Сам он неоднократно заверял парламентариев в необходимости "узаконить" деятельность как приватизационного ведомства, так и правительства. Но когда первый шаг был сделан — 8 сентября закон был принят в парламенте, собственноручно вернул все на круги своя. С 1992 года Фонд работает по временному положению, а все попытки узаконить его деятельность заканчивались крахом.

Говорят, что не последнюю роль в решении главы государства воспользоваться своим правом вето относительно вышеназванных законов сыграло и мнение нынешнего премьера Юрия Еханурова. Он, как бывший глава ФГИУ, понимает, что основная задача ведомства — заниматься поиском эффективных собственников для госпредприятий, а проще говоря — продажей госимущества.

С другой стороны, как премьер он отвечает за выполнение бюджетного плана, в котором доля от продажи госсобственности весьма значительна. Вооружив Валентину Семенюк этим законом, он фактически потерял бы возможность контролировать и влиять на процессы приватизации, а значит, и на поступление средств в бюджет. А в тандеме с изменениями в некоторые законы приватизации, которые, в частности, запрещают продажу стратегически важных объектов, это вообще позволяет остановить большую приватизацию в стране.

Для Валентины Семенюк, как ярой сторонницы сохранения предприятий в госсобственности, закон о запрете разгосударствления "стратегов" мог оказаться настоящем подспорьем и веским аргументов в блокировании продаж. Не зря в день принятия этого закона она обмолвилась, что теперь появится возможность остановить повторную продажу "Криворожстали".

Стало бы это реальностью или нет — спорный вопрос, но наверняка после подписания закона президентом и вступления его в силу он наверняка был бы поднят. С другой стороны, закон о Фонде госимущества предоставил бы главе Фонда определенную независимость и полномочия для противостояния правительству. Ведь, согласно закону, ФГИУ был бы подконтролен и подотчетен парламенту, а Кабмину подчинен только в вопросах управления госсобственностью.

Продолжительное время именно пункт о подконтрольности оказывался "камнем преткновения" на пути принятия документа. Очень уж Кабмину не хотелось лишаться возможности прямого управления процессами приватизации. Аналогичную позицию занимал и президент Леонид Кучма, который тоже не хотел отдавать приватизационное ведомство под крыло парламента.

В 2001 году он объяснил свое нежелание "узаконить" приватизационное ведомство тем, что определение Фонда подконтрольным Верховной Раде противоречит Конституции Украины, поскольку Кабмин является высшим органом исполнительной власти, к которой принадлежит и ФГИУ.

Возможно, именно этот фактор и стал основной причиной того, что Виктор Ющенко, как и его предшественник, решил не торопиться с изменением статуса ведомства и расширением прав и полномочий ФГИУ.

Небольшим утешением для социалистки Валентины Семенюк стало принятие народными депутатами запрета на приватизацию целого ряда промышленных объектов: Одесского припортового завода, "Турбоатома", "Зоря"-"Машпроекта", "Укрнафты", завода "Маяк", гостиниц "Днепр" и "Спорт". На встрече с рабочими ОПЗ председатель Фонда госимущества сорвала бурю аплодисментов, поздравляя их со снятием "угрозы приватизации".

Впрочем, директор международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александр Рябченко усомнился в том, что президент согласится с мнением парламента по всем объектам.

Не так давно Виктор Ющенко на встрече с иностранными инвесторами уверял их, что, например, завод "Зоря"-"Машпроект" будет предложен на продажу. Подписав закон о запрете приватизации этого предприятия, он рискует прослыть весьма непоследовательным в своих обещаниях.

Сколько это стоит

672,2 млн. грн. получил бюджет от приватизации по состоянию на 1 октября. Это всего лишь 10% от запланированной суммы поступлений