Продавать надо только "лежачие" объекты

Председатель Фонда госимущества Валентина Семенюк не исключает, что отставка правительства может скорректировать сроки проведения приватизации, в том числе и "Криворожстали"
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Председатель Фонда госимущества Валентина Семенюк не исключает, что отставка правительства может скорректировать сроки проведения приватизации, в том числе и "Криворожстали"

— Что вы ожидаете от принятия Закона "О Фонде госимущества"?

— Во-первых, он усилит позицию ФГИУ. У нас не было определено на законодательной основе, кто и за что отвечает.

Во-вторых, закон усиливает роль Фонда и правовую защиту его сотрудников. Сегодня работать в Фонде непросто. Наши специалисты выезжают на проверки выполнения предприятиями инвестобязательств, составляют акты о невыполнении, которые потом являются предметом рассмотрения в суде и поводом для возвращения объекта в госсобственность. Поэтому они должны иметь социальные гарантии и соответствующую защиту.

— В решении каких-то конфликтов и судебных споров Фонд теперь будет чувствовать себя увереннее?

— Да. Мы будем действовать свободнее.

— Как отразится отставка правительства на работе Фонда госимущества?

— Положительно! Да, положительно. Потому что когда стал вопрос о повторной приватизации "Криворожстали", Юрий Ехануров сказал, что не надо спешить с продажей этого объекта. Сейчас я очень надеюсь на его здравый смысл и поддержку. Да и Президент еще не сказал своего последнего слова.

— А как же деньги в бюджет?

— Сегодня есть другие источники. Я считаю, что за счет дивидендов можно значительно пополнить бюджет. Мы уже получили 1,5 млрд. грн. дивидендов. Сегодня можно всех заставить платить арендную плату и не продавать имущество. Когда мы только начали проводить инвентаризацию, в реестре была 21 тыс. арендных объектов, и арендная плата составляла 137 млн. грн. Сейчас у нас в аренде 31 тыс. объектов, и мы уже выполнили четыре годовых плана.

Продавать надо только "лежачие" объекты. Тем более что Президенту надо выполнять программу создания рабочих мест. Да и программа правительства, представленная Тимошенко, была за госсобственность, госимущество. И я ей говорила — если вы за то, чтобы все продавать, тогда отзовите свою программу! Сегодня надо идти от производства, поднимать его. А в крупных, успешных предприятиях можно продать около 10% той же "Криворожстали" — и деньги появятся, и фондовый рынок заработает…

— В парламенте находится ряд законопроектов, предлагающих наложить мораторий на приватизацию отдельных отраслей или временно приостановить продажу стратегических объектов. Как вы к этому относитесь?

— Нормально. Сегодня один из них, предложенных в свое время мной, был принят. Он полгода "ходил" в Кабмине, а я все это время говорила: давайте остановимся, проинвентаризируем все госимущество, разберемся, что к чему.

— То есть, согласно этому закону, появилась возможность приостановить продажу стратегических объектов?

— Да.

— На какой срок?

— До принятия программы приватизации.

— И продажу "Криворожстали"?

— Да. Но я пока не хочу об этом говорить.

— Как вы относитесь к законопроекту Петра Симоненко о национализации предприятий горно-металлургического комплекса?

— Нормально. Только надо пойти более хитрым путем. У меня есть свое видение этого.

— Что вы имеете в виду?

— Наведение порядка. Когда я пришла в Фонд госимущества, то увидела, что 23 коммерческих банка являются хранителями ценных бумаг Фонда. Вы представляете, какие это деньги? Я не собиралась бегать за каждым банком и приняла решение все забрать и отдать государственным, после чего замкнуть электронную систему между нами. То же и с регистраторами. На тендере отобрали 12 лиц, с которыми и будем работать, заключать договоры. А то сейчас на некоторых предприятиях есть и по два, и по три регистратора.

— Фонд будет и дальше практиковать возвращение проданного имущества в госсобственность?

— Да, постепенно. Мы можем оспорить невыполнение инвестобязательств, даже если предприятие перепродано на вторичном рынке. А если оно приватизировано неправильно, значит, это дело прокуратуры, судов, а я буду поддерживать…