Регистраторская табель о рангах

В последние годы в корпоративных скандалах активное участие принимают регистраторы. Однако в "беспределе" несправедливо обвинять их всех. "Плохую погоду" в АО делают зависимые (в том числе от ФПГ) регистраторы, которых примерно половина
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В последние годы в корпоративных скандалах активное участие принимают регистраторы. Однако в "беспределе" несправедливо обвинять их всех. "Плохую погоду" в АО делают зависимые (в том числе от ФПГ) регистраторы, которых примерно половина

В качестве инструмента

По идее, регистратор должен выполнять только функцию хранения и фиксации данных о зарегистрированных лицах путем внесения изменений в реестр именных ценных бумаг. Данную функцию он должен выполнять, исходя из того пакета документов, который подали. Но если регистратор зависим, у него есть и другие мотивы для принятия решений: прямое или косвенное указание лица, от которого он зависит.
Зависимых регистраторов можно разделить на несколько подгрупп. По мнению председателя Совета Профессиональной ассоциации регистраторов и депозитариев (ПАРД) Владимира Щербаня, к первой можно отнести тех эмитентов, которые ведут собственный реестр (специалисты, ведущие реестры собственников, напрямую подчиняющиеся председателю правления акционерного общества). Вторая подгруппа — выделенные регистраторы (отдельное юрлицо, зависимое от эмитента или нескольких эмитентов, учредивших одного регистратора). Третьи — зависимы от собственника, владеющего достаточно большим количеством предприятий, это регистраторы ФПГ. Собственник, владеющий одним предприятием, очень редко создает регистратора. Крайняя форма зависимости — "карманный" регистратор, изначально созданный для обслуживания ограниченного круга клиентов и имеющий в качестве учредителя только заинтересованных лиц. Для них рынка как такового практически нет.
Наконец, есть регистраторы, зависимые от ФПГ. Группа, стремящаяся расширять свое влияние, захватывает все новые предприятия, на которых регистраторы работают в интересах собственника. Такая зависимость более опасна, чем "локальная", от эмитента. В настоящее время многие эмитенты, создававшие в 1996 году независимых регистраторов, к 2004 году решили все свои проблемы. И зависимые от них регистраторы стали приближенными к независимым или покинули рынок. На предприятиях одного эмитента, или где эмитент ведет собственный реестр, экономически невыгодно его вести, целесообразнее передать для ведения специализированному регистратору (чем больше реестров, тем ниже себестоимость их ведения). ФПГ, которые не рассматривают регистраторов как бизнес, используют эти структуры как инструмент для решения своих интересов. Практически все ФПГ имеют базового регистратора, который держит реестр этой группы и работает сравнительно честно. Для решения же "щепетильных" задач создаются "саттелитные" регистраторы-однодневки. Они получают лицензию, проводят несколько незаконных операций с эмитентом и ликвидируются (7 из 10 ликвидаций регистраторов в прошлом году произошли по их собственной инициативе).

Иду ва-банк

Часто в качестве регистраторов ФПГ выступают банки. Для любого банка регистраторский бизнес — не основной, они обычно стремятся получить все лицензии. Регистраторская же лицензия для них является инструментом, который можно использовать двояко. По мнению Щербаня, основной недостаток банков-регистраторов — именно третьестепенность данного вида бизнеса для банка, возможность воспользоваться инсайдерской информацией (для зависимых банков, принадлежащих тем же ФПГ), а также низкий уровень квалификации соответствующих сотрудников, особенно у отдаленных филиалов банков. Поэтому, по его мнению, банки не должны вести реестры. Однако практика свидетельствует об обратном.
Для регистратора-банка обслуживание реестра акционерного общества — первый шаг для "вовлечения" предприятия к другим видам банковских услуг (расчетно-кассовое, депозитное, кредитное) и постепенного перевода предприятия и его денег на комплексное обслуживание. Понятие ФПГ предполагает наличие в ее составе банка, а получение им лицензии на ведение реестров — всего лишь вопрос времени. Поскольку данная деятельность фактически не является в системе ФПГ "услугой", по прогнозу директора Украинского института развития фондового рынка Дмитрия Леонова, "эта деятельность будет осуществляться только банками, входящими в состав ФПГ. Такое решение практически обезопасит ФПГ от любых изменений законодательства по ценным бумагам и депозитарной системе, поскольку банки при любой системе будут осуществлять и регистраторскую и депозитарную деятельность хранителя".

Предел для беспредела

У многих украинских регистраторов даже нет электронной почты, а как-то выявили регистратора без компьютера. При этом регистраторам приходится обрабатывать немало документации, так что они содержат, помимо трех сертифицированных специалистов и бухгалтера, также юриста и программиста, большое количество оргтехники и компьютеров, что накладно. Тенденция на рынке такова, что со временем мелкие и средние регистраторы просто будут либо укрупняться, либо передавать свои реестры более крупным. Меры по ужесточению поступления новых лиц на рынок регистраторских услуг, контроль за его собственниками, укрупнение регистраторов смогут положить конец регистраторскому беспределу. Поскольку государство позволяет использовать регистратора как инструмент, нужны регуляторные меры со стороны ГКЦБФР. Большинство полномочий для этого есть. Напомним, что с подачи ГКЦБФР такие изменения приняты. В частности, одна из норм Закона "О депозитарной системе и электронном обращении ценных бумаг в Украине", которую должны совместно исполнять ГКЦБФР и Антимонопольный комитет Украины, гласит, что "собственники регистратора не должны быть собственниками эмитента, который ведет реестр". Если ГКЦБФР в новом составе возьмется за выполнение норм этого закона, вступающего в силу с июня текущего года, это будет идеальная ситуация. Впрочем, жесткость законов может компенсироваться необязательностью их исполнения.

Комментарии

Владимир Щербань, председатель Совета ПАРД:

До июня текущего года собственники регистратора не должны быть собственниками эмитента. Если данный пункт будет исполняться, это поможет становлению института независимых регистраторов, для которых их деятельность является бизнесом. Но боюсь, что если собственники ранее владели напрямую эмитентами, теперь они будут это делать через дочерние структуры. Формально регистратор станет независимым, но практически будет принадлежать какой-то группировке. Безусловно, это все можно отследить и "наехать" на эту ФПГ. Но, думаю, никто глубоко копать не будет.

Богдан Гораль, директор ООО "Росан-Довира-Регистратор":

Вопросы ведения реестра отдаются на откуп непрофессионалам с целью, чтобы при потребности можно было реализовать метод ручного регулирования. Уровень ведения реестров эмитентами в 99,99% случаев крайне низкий. Чтобы исправить эту ситуацию, необходимо отменить право эмитентов вести собственные реестры, а не снижать "порог" для эмитентов, имеющих лицензии на их ведение. Практика использования эмитентами собственных специалистов для ведения реестров обусловлена не столько экономикой, сколько свободным трактованием требований законодательства относительно ведения реестра и использования незнания акционерами своих прав.

Татьяна Рудненко, начальник департамента ценных бумаг АУБ:

Банки являются высокоорганизованными структурами, их услуги предоставляются на профессиональном уровне. Другое дело, что, возможно, банки составляют конкуренцию на рынке регистраторских услуг. В то же время, в рамках обсуждения концепции развития национальной депозитарной системы, можно услышать мысль о необходимости "поднятия" планки требований к регистраторам для уменьшения рисков. Мелкие фирмы из "карманных" планируется преобразовать в универсальные, которые будут обслуживать большое количество реестров. На мой взгляд, норма о ведении регистратором не менее 50 реестров вполне целесообразна. Не всякая ФПГ имеет такое количество предприятий.