С ума схожу иль восхожу…

Неделю назад я вернулся из Непала. Украинская экспедиция, организованная известным спортивным журналистом Валентином Щербачевым, поднялась на один из самых высокогорных и тяжелейших для покорения в мире перевалов Торун Ла (5416 метров). Подъем был ознамен
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Неделю назад я вернулся из Непала. Украинская экспедиция, организованная известным спортивным журналистом Валентином Щербачевым, поднялась на один из самых высокогорных и тяжелейших для покорения в мире перевалов Торун Ла (5416 метров). Подъем был ознаменован товарищеским футбольным матчем между украинской сборной, состоящей из участников нашей экспедиции, и сборной Непала, за которую играли шерпы — наши проводники и носильщики. Пожалуй, это был один из самых высокогорных матчей в мировой истории. На подобной высоте (не говоря уже о более высоких точках) любые физические нагрузки — тяжелейшее испытание. А тут футбол — игра по определению динамичная и азартная.
В общем, мы выиграли — 4:3, несмотря на молодость и лучшую приспособленность к высокогорным условиям наших непальских друзей. Единственная поблажка, которую в игре позволили себе украинцы, это не бегать за мячом, улетевшим в аут. Можете себе представить, что такое аут по-гималайски…

Безусловно, тяжелее всего в горах переносится недостаток кислорода. На высоте 5400 его всего 50% от нормы (уровня моря). Для сравнения: на вершине Эвереста — 33%. Это не является большой проблемой во время бездействия. Разве что сон не очень легкий: ночью в безуспешной попытке подышать полной грудью распахиваются настежь двери и окна. Но совсем иное дело во время восхождения. Физические усилия даются с огромным трудом. Вроде и склон не очень крут — в Крыму и не по таким хаживали, — и ноги в порядке. А вот дышать нечем. Выше 4500 это становится нешуточной проблемой. Двадцать небольших шагов — и необходим отдых, чтобы отдышаться. Именно в силу этого горы не любят резких движений и излишней бравады своими физическими возможностями. На первый план выходит не тренированность мышц (хотя она и важна), а морально-волевые качества.
Перелет Киев — Дели — Катманду ничем не примечателен, кроме ужасного аэропорта им. Индиры Ганди в Дели. 12-часовое ожидание мог скрасить лишь преферанс. Столица Непала Катманду уже сама по себе замечательное для туризма место. Колоритный восточный город, абсолютно не испорченный приметами цивилизации, богат храмами и историческими местами. Первые минуты неискушенный европеец испытывает культурный шок, но затем неминуемо поддается его очарованию.
Однако наш путь лежал по одной из главных транснепальских магистралей в город Похару, откуда мы уже должны были местными авиалиниями лететь непосредственно к отрогам горного массива Аннапурна. Эта, с позволения сказать, магистраль мне живо напомнила дорогу в Карпатах, пролегающую по Львовской области. Кто ездил — знает. Разнообразят ощущения то и дело встречающиеся остовы сгоревших грузовиков, джипов и автобусов.
— Это вчера маоисты напали на колонну, — объясняет местный житель.
— А если бы мы ехали вчера... — думаю вслух.
— Но мы же едем сегодня, — резонно отвечает непалец.
Такой вот обнадеживающий разговор. Правда, говорят, что мирных жителей повстанцы не убивают. Они не жалуют лишь полицейских, военных да чиновников.
Здесь, наверное, стоит объяснить, что в Непале нынче очень неспокойная внутриполитическая ситуация. Почти война. А может, и не почти. Во всяком случае, большое количество вооруженных военных на улицах, многочисленные блок-посты, джипы с пулеметами на крышах, патрулирующие города, — это привычные элементы непальской действительности. Левые силы выступают против действующего короля, который пришел к власти после очень подозрительного убийства остальных членов королевской семьи. В стране проходят массовые забастовки, митинги. А наиболее радикальные силы партизанят в горах. Сами непальцы своих левых называют маоистами.
И эту страну совсем недавно приняли в ВТО. Демократия тут ни при чем. Кстати, единственное производство, которое мне довелось увидеть в Непале, — это производство щебня ручным способом. Красиво одетые женщины: девять золотых сережек в ухе, одна в носу, одна в брови, по пять колец на каждом пальце, — таковы мастерицы по ручному дроблению камней на щебень. Очень перспективное производство. Чего-чего, а камня в Непале полно.
Однако нас политические катаклизмы минули, если не считать дня, когда мы не смогли взять такси из-за забастовки, и наши вещи из аэропорта до гостиницы в Похаре транспортировались на тележке для развозки овощей.
Итак, далее полчаса на 16-местном "Дорнье" — и мы в Джомсоме. Автомобильных дорог там уже нет и в помине. Начинается собственно трекинг — наш горный поход.
Конечно, это восторг. Величественные снежные вершины вокруг, огромные каньоны, средневековые, лишенные цивилизации деревни, древнейшие монастыри. На тропе — интернационал. Встречаются туристы из любого уголка мира. Причем очень многие приезжают на месяцы. Например, трек вокруг всего массива Аннапурна рассчитан на три недели. И люди идут.
Ночевать на этом маршруте можно в местах, громко именуемых гостиницами. Без излишеств, но крыша над головой все же есть. (Спальный мешок обязателен, постельное белье в таких местах — вещь условная.) И покормят, если дождетесь, пока приготовят. Потому что непальцу в горах спешить некуда. Он уже все постиг. Выше него — только снежные вершины. Села расположены на расстоянии максимум нескольких часов пути.
Правда, если маршрут отклоняется от основной тропы, то рассчитывать уже нужно на палатки. Первоначально наш маршрут планировался к высокогорному озеру Тиличо-Чо и предусматривал ночлеги под открытым небом. Однако из-за непогоды в том районе и повышенной лавиноопасности мы маршрут изменили. Решили, что рисковать жизнью было бы не очень разумно.
Путь наш пролегал через село Какбени с 500-летним монастырем до села Муктинах (3800 м) с еще более знаменитым монастырем, откуда мы уже и предприняли восхождение на перевал.
Вернее, не на сам перевал, а даже чуть выше. Мы уже альпинистским способом, цепляясь за камни, ползли вверх в поисках более-менее ровной площадки. Надо было сыграть в футбол.
Сыграли, выиграли у шерпов, помахали миру украинским флагом, развернули баннер "Инвестгазеты", побросали снежки.
Надо сказать, что без шерпов туризм в Непале был бы практически невозможен. Вьючным животным доверия нет: чиркнет разок сумкой по склону — и дырка в сумке. Человек надежней. Да и груза берет побольше, чем мул.
Хорошо, если носильщик — шерп. Представители этой небольшой горной народности с рождения приспособлены к большим нагрузкам в условиях высокогорья. И в этом деле они так прославились, что у путешественников и альпинистов слово "шерп" буквально означает проводник и носильщик. По обратной аналогии всех носильщиков называют шерпами. Но, конечно, далеко не все из них действительно шерпы. Так, в нашей экспедиции из пяти носильщиков лишь один был шерпом. А ярким примером того, что далеко не каждый непалец обладает выносливостью шерпов, послужил один из нашей команды. На следующий день после тяжелейшего для всех подъема на перевал и участия в футбольном матче молодой парень-непалец, сраженный приступом горной болезни, буквально не мог сдвинуться с места. Спуститься из Муктинаха вниз в Какбени он смог лишь на таблетках и с многочисленными привалами. Но поскольку мы сбросили более 1000 метров высоты, то он быстренько пришел в себя.
Путешествие в Непал, безусловно, экстремально. Даже если не приходится вытаскивать друг друга из пропасти за веревку. Даже если не приходится спать в пещере. Даже если все просто, все не так просто.
В Непал, конечно, ездят. Мы встречали на тропах и наших соотечественников. Однако это все опытные люди, знающие страну, правила поведения в горах и на тропе. Гуру нашей экспедиции был Валентин Щербачев, за десять лет исходивший в Непале многое. Подобная поездка, организованная самостоятельно, доставляет огромное удовольствие, где чувство свободы занимает далеко не последнее место.

Непал чрезвычайно бедная страна. И чрезвычайно дешевая.
Дорог лишь перелет.
Билет на перелет по маршруту Киев — Дели — Катманду и обратно — от $850
Виза получается в аэропорту по заполнении анкеты (нужны 2 фото) — $30
Перелет Похара — Джомсом и обратно — $210
Ночлег от $20 в приличной гостинице в Катманду и до $7 в горном поселке.
Пермит (право на трекинг в определенной местности) — $48. В районе Мустанг — $800, восхождение на любой восьмитысячник — $10 000.
Питание дешево, за $3 — 4 можно очень качественно поесть. Чем выше в горы, тем все дороже. Питьевая вода дорожает в 3 — 4 раза, пиво — в 2 — 3. Доставка, однако. Как доставляются в горах товары народного потребления, вы видите на одном из фото.
В долине за доллар-полтора можно выпить поллитра свежевыжатого сока из фруктов на выбор.
Шерпы-носильщики берут $10 — 15 в день. За последние пару лет их услуги здорово подорожали