Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Современные бессребреники

В Украине началась новая волна борьбы с коррупцией. Главные шаги направлены на устранение конфликта интересов, который возникает в случае прихода предпринимателя на госслужбу. Впрочем, отказ от бизнеса для чиновников останется делом сугубо личным и добров

В Украине началась новая волна борьбы с коррупцией. Главные шаги направлены на устранение конфликта интересов, который возникает в случае прихода предпринимателя на госслужбу. Впрочем, отказ от бизнеса для чиновников останется делом сугубо личным и добровольным

Что требует закон?

Украинское законодательство довольно четко ограничивает права чиновников в отношении их участия в предпринимательской деятельности. В частности в Законе Украины "О борьбе с коррупцией" говорится о том, что госслужащим запрещено заниматься предпринимательской деятельностью "самостоятельно или через подставных лиц", входить в органы правления самостоятельно или через представителя (подставное лицо), в состав правления или другого исполнительного органа организаций, которые осуществляют предпринимательскую деятельность. Примечательно, что эти ограничения не касаются депутатов органов местного самоуправления (вплоть до депутатов областных советов), которые могут совмещать занимаемые посты с "производственной или служебной деятельностью".

Проверка бизнес-истории потенциального кандидата на пост, согласно ст. 13 Закона Украины "О государственной службе", должна осуществляться так: кандидаты на звание госчиновника должны подавать по месту будущей службы сведения о своих доходах и финансовых обязательствах. Это требование касается и членов семьи потенциального государственного служащего. Люди, которые претендуют на наивысшие посты в исполнительной вертикали власти (это госчиновники первой и второй категории), в дополнение к справке о доходах должны предоставить также сведения о принадлежащих им недвижимости и вкладах в ценные бумаги и депозитах в банках. Здесь следует уточнить, что такую информацию предоставляют не только Президент или члены правительства, но, например, помощники главы государства, руководители структурных подразделений парламента и Секретариата Президента.

Впрочем, существующие ограничения при всей теоретической правильности довольно размыты. Например, как доказать, что руководитель той или иной фирмы является подставным лицом, а народный депутат или министр действительно не участвуют в работе компании? Как известно, в среде народных депутатов распространены регалии руководителей предприятий с приставкой "почетный", и при этом народные избранники активно занимаются оперативным управлением принадлежащих им активов.

Чиновники в правительстве широко практикуют такой метод, как передачу активов третьим лицам, которые часто являются родственниками, и в таких случаях доказать какую-либо связь бывает очень сложно. Например, действует ли жена в интересах мужа-чиновника, является ли она подставным лицом или это ее самостоятельный бизнес?

Что требует Президент?

Программные заявления Президента Виктора Ющенко (см. "Прямая речь", стр. 8) не оставляют сомнений, что новая власть намерена кардинально решить вопрос разделения бизнеса и власти. Собственно говоря, требования Президента к чиновникам сводятся к довольно простой схеме: чиновник должен передать свой бизнес третьему лицу или продать его. По словам Виктора Ющенко, предприятия не могут быть переданы родственникам, причем в их число входят не только дети и супруги.

Юристы, опрошенные "Инвестгазетой", по-разному оценивают законность требований Президента к чиновникам, особенно в вопросах продажи акций. По мнению партнера юридической фирмы "Шевченко Дидковский и Партнеры" Вадима Самойленко, "если бизнес понимать как занятие предпринимательской деятельностью, то в свете указанного выше закона и других актов законодательства такое требование совершенно законно. Если же бизнес рассматривается как акции/доля в уставном капитале/другой имущественный интерес (право) в предприятии (получение дохода по облигациям, т. п.), то такое требование не основано на действующем законодательстве и, видимо, носит скорее моральный, нежели правовой характер".

Управляющий партнер адвокатской компании "Правис: Резников, Власенко и партнеры" Алексей Резников придерживается такого мнения: "Подобные требования Президента законны, поскольку они предусмотрены законами Украины "О государственной службе" и "О борьбе с коррупцией".

Нынешние два закона о борьбе с коррупцией и о госслужбе не запрещают госчиновникам передавать акции своим родственникам, которые на вполне законных основаниях могут владеть и другими предприятиями. "Законодательство не устанавливает обязанность госслужащего произвести отчуждение такого имущества при поступлении на госслужбу и во время ее прохождения. Практически при наличии согласия сторон такое отчуждение может быть осуществлено в любой момент по договору дарения, купли-продажи, мены, т. п.", — рассказывает Вадим Самойленко. С ним согласен и Алексей Резников, который говорит, что законодательных ограничений относительно передачи родственникам акций или других прав в предприятиях нет.

Как спрятать активы чиновнику-бизнесмену?

Несмотря на то, что требования Президента о внесении необходимых изменений в законодательство являются скорее настойчивой просьбой, у чиновников-бизнесменов остается немало способов, позволяющих формально выполнить условия разделения бизнеса и власти и прекрасно совмещать предпринимательскую деятельность с госслужбой. Наиболее простой путь — продать или передать активы офшорной компании, которая становится номинальным владельцем. Этот способ, по мнению г-на Самойленко, весьма распространен в Украине и позволяет, кроме законов о госслужбе, эффективно обходить антимонопольное, валютное, налоговое, а часто и уголовное законодательство: "Популярность такой формы собственности среди отечественных чиновников объясняется сложностью процесса доказательства связи офшора и конкретного физлица". В украинском законодательстве понятие контроля формально определяется следующим образом: "контроль над предприятием в широком смысле как решающее влияние на хоздеятельность субъекта хозяйствования" (ст. 1 Закона Украины "О защите экономической конкуренции"), а о связанности или аффилированности сторон можно говорить, если в собственности находится не менее 20% акций. Понятно, что даже зная корпоративную схему, доказать в суде такие вещи будет очень непросто.

Более "продвинутым" способом легально сохранить контроль над бизнесом является использование независимой или подконтрольной управляющей компании, которая номинально является владельцем. "При использовании независимых управляющих компаний действия госслужащего будут вполне легальны. Так, кстати, все чаще поступают "продвинутые" госслужащие-бизнесмены. Например, известный банкир ушел на госслужбу в банковской сфере; глава крупной госкомпании через иностранную управляющую компанию прибрел в ходе приватизации и владеет сейчас крупным химическим заводом", — рассказывает представитель одной из юридических компаний, специализирующихся на корпоративном праве.

Комментарии

Олег Рыбачук, вице-премьер-министр по вопросам европейской интеграции:

— Мировая практика разделения государственных и бизнес-интересов сводится к одному глобальному условию. Для государственного чиновника, находящегося у власти, очень важно не наращивать свой бизнес. Недавно я встречался с премьер-министром Венгрии. Он является одним из самых богатых людей своей страны. В его декларации записан семейный бизнес, имеющий многомиллионные обороты. Если его как премьера поймают на том, что он способствовал увеличению своего бизнеса, будет скандал. И так во всем мире. Во власти не могут быть исключительно бедные люди. Наш Президент публично и непублично сказал своей команде: власть и бизнес мы разделяем, и делаем декларации двух видов — что получаем и что тратим. Поэтому первый шаг по борьбе с коррупцией — это приход налогового инспектора, который оценивает, что и сколько в вашем доме стоит. И затем ему нужно объяснить, на какие доходы это куплено. Думаю, многие из наших чиновников должны с ужасом ожидать таких визитов.

Анатолий Гиршфельд, народный депутат, фракция Народной партии:

— Относительно сделанных заявлений о продаже бизнеса, думаю, это декларации. Свой бизнес люди создавали сами и максимум, что они сделают, — передадут управление им на доверенных лиц или родственников.

А фактической, настоящей продажи и отказа от бизнеса, думаю, не будет.

Прежде всего, продать бизнес в такой короткий период времени невозможно. Он ведь имеет цену в зависимости от экономической конъюнктуры. А с экономической точки зрения сейчас не самые лучшие условия для продажи бизнеса. Особенно ухудшился инвестиционный климат после заявления о реприватизации сотен, а то и тысяч объектов. Для того чтобы продать бизнес, его нужно подготовить. А это длительные переговоры и определенные денежные затраты. Если кто-то возьмется мониторить ситуацию, посмотрит реальную капитализацию бизнеса, сумму, за которую он был продан, и сделает анализ, кому и как было продано, то во многих случаях, думаю, можно будет убедиться, что продажа была всего лишь декларацией.

Для того чтобы процесс пошел по-настоящему, он должен идти прозрачно и публично. Если намерения перестанут быть декларацией, будет принят соответствующий закон, к бизнесу не будут причастны родственники чиновников вплоть до пятого колена, как об этом говорилось, и соответствующие органы будут контролировать процесс, то, возможно, задуманное осуществится. Но сделать это одномоментно, убежден, невозможно.

Владимир Сивкович, народный депутат, внефракционный:

— К сожалению, все осталось, как раньше. Лозунги — одни, действия — другие. О каком разделении власти и бизнеса можно говорить, если министры просто-напросто передают свой бизнес женам? О какой некоррупционности и отсутствии лоббизма может идти речь в такой ситуации? Ярких подтверждений тому уже достаточно много.

Это ситуация с Романом Зварычем, или пример с интересами Петра Порошенко, которые он оговаривал еще во время революции, и сегодня эти условия начинают действовать.

Законодательная база процентов на 99 обеспечивает правовое поле. Вопрос заключается в том, что эти законы не исполняются.

У нас есть закон о госслужбе со всеми необходимыми, прописанными в нем нормами. Если его исполнять, вопрос о коррупции в правительстве будет не актуальным.