Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Трудности развода

Украинское представительство британской компании Regal Petroleum Corporation Limited обратилось с открытым письмом к Президенту, Кабмину и Верховной Раде, призывая защитить интересы государства в конфликте с предприятием "Черниговнефтегазгеология". По сло

Украинское представительство британской компании Regal Petroleum Corporation Limited обратилось с открытым письмом к Президенту, Кабмину и Верховной Раде, призывая защитить интересы государства в конфликте с предприятием "Черниговнефтегазгеология". По словам британцев, компания отказывается провести раздел имущества после прекращения договора о совместной деятельности. Это задерживает освоение двух газовых месторождений, а государство терпит убытки. Подробности сложившейся ситуации — в интервью, которое дал "Инвестгазете" руководитель представительства Regal Petroleum Corporation Limited в Украине Виктор ДМИТРИЕВ

— Расскажите, пожалуйста, о сути конфликта.

— Наша компания профинансировала освоение двух новых газовых месторождений в Полтавской области. Оба месторождения находились в стадии геологоразведки: Свиридовское (с 1967 г.), Мехедовско-Голотовщинское (с 1979 г.). В 1998 году лицензия была выдана государственному предприятию "Черниговнефтегазгеология". В августе 1999 года, предварительно тщательно изучив геологические данные, наша компания вместе с лицензиатом создала Совместную деятельность, где именно Regal Petroleum Corporation Limited выступила 100%-ным инвестором и взяла на себя функции оператора Совместной деятельности. В свою очередь, предприятие "Черниговнефтегазгеология" должно было внести часть одной скважины плюс еще две скважины, находящиеся на тот момент в аварийном состоянии, законсервированные и требовавшие огромных денежных вложений. Regal Petroleum Corporation Limited должна была внести 36 млн. грн. На сегодняшний день мы вложили уже 90 млн. грн. Как вы понимаете, их цифра осталась такой же. Несколько лет отношения были неплохими, но с вводом первой скважины стали возникать конфликты. Срок договора о совместной деятельности истек, и мы требуем раздела имущества как единственный оператор проекта и ответственный недропользователь.

— Пытались ли вы избежать судебного спора и договориться с ГП "Чергниговнефтегазгеология" другими путями?

— Мы пытаемся договориться уже в течение восьми месяцев. Одно время наметилось определенное потепление, потому что руководство НАК "Надра Украины" воспринимало нас нормально и понимало, что юридически "развод" должен пройти согласно законодательству, а не виртуально. Но, к сожалению, до сегодняшнего дня договориться с ними не удалось.

— Получали ли вы встречные предложения от "Черниговнефтегазгеологии"?

— Да, они хотят "развестись" согласно предыдущему договору, по которому 75% принадлежало Regal Petroleum Corporation Limited и 25% — Чернигову. Но речь идет о 25% их прав на весь проект, который на самом деле реализован на наши деньги. Мы полностью отвечаем за этот проект. Он должен быть легитимным. И если договор о совместной деятельности прекратил свое действие, то нужно пройти процедуру "развода". Мы готовы оплатить все затраты "Черниговнефтегазгеологии", связанные с выходом из договора. Но оставлять ситуацию "замороженной" не выгодно никому и прежде всего — украинскому государству.

— Повлиял ли этот конфликт на инвестиционные планы компании?

— Конечно, повлиял. Мы до сих пор стоим. На сегодняшний день существует только проект промышленной разработки месторождения. А ведь первую скважину мы должны ввести в эксплуатацию в апреле 2006 года. С нашими глубинами (6000 м) сегодня мы сможем это сделать только благодаря иностранному подрядчику. В Украине не бурят с такой скоростью. Времени нам не хватает.

— Каковы инвестиционные планы компании на ближайшее время?

— На освоение каждого из двух наших месторождений мы планируем направить по $60 млн. То есть в сумме $120 млн. Эти цифры взяты не с потолка. Проведены очень детальные расчеты при участии лучших специалистов. Львиная доля этих инвестиций придется на первые 5-6 лет. Для Украины это будет очень интересный проект. Но в связи с этим конфликтом мы пока стоим. Нам периодически угрожают то остановить пользование имуществом "Черниговнефтегазгеологии", задействованном в проекте, то еще чем-то. Очевидно, что это не идет на пользу интересам нашей компании и украинского государства.

— Руководство "Черниговнефтегазгеологии" аргументирует свою позицию именно интересами государства, указывая на государственный статус компании. Какие интересы, на ваш взгляд, за этим противостоянием?

— Могу только сказать, что эти интересы диаметрально противоположны интересам государства. Кстати, следует отметить, что "Черниговнефтегазгеология" в Управлении статистики числится как предприятие с коллективной формой собственности. Они этим лихо манипулируют. Когда нужно, они государственные, а когда нет — коллективные. Нам предлагалась схема совместной деятельности, по которой продукция реализовывалась бы по цене чуть выше себестоимости. Мы отказались, потому что это означало, что Совместная деятельность никогда бы не стала прибыльной. Да и вообще реализация подобных сомнительных схем для нашей компании исключена. Regal Petroleum Corporation Limited — публичная компания, каждый человек может стать ее акционером, и наша репутация — приоритет. Мы как операторы проекта несем за него ответственность и не позволим увести его в тень.

— Почувствовали ли вы, как представитель мощного иностранного инвестора, какие-то изменения в политике правительства после смены власти в Украине?

— Заявления прозвучали, конечно, очень красивые. Поверьте мне, на Украину действительно сейчас смотрят очень пристально. Многие серьезные компании готовы приехать сюда и вложить немалые деньги, если изменится инвестиционный климат. Для экономики страны это будет очень важным шагом. Я хотел бы, чтобы эти заявления не носили лишь декларативный характер. В том числе и в отношении нашей компании. Ведь мы стали первыми иностранными инвесторами, вложившими большие деньги не в добычу, а в разведку месторождения, что во всем мире считается очень рискованным делом. Мы бы хотели, чтобы государство разобралось в нашей ситуации. Лучшая помощь для нас — чтобы в проект никто не вмешивался, и нам дали возможность просто работать.