Ты записался добровольцем?

Кто сказал, что в Украине слабо развит парламентаризм? Кто сказал, что у нас плохо развито местное самоуправление? Каждому, кто это заявит, я отвечу: врете. Особенно если подобное услышу от политика. Украина, безусловно, достигла высокого уровня народов
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Кто сказал, что в Украине слабо развит парламентаризм? Кто сказал, что у нас плохо развито местное самоуправление?

Каждому, кто это заявит, я отвечу: врете. Особенно если подобное услышу от политика.

Украина, безусловно, достигла высокого уровня народовластия. Масса людей горит желанием работать в парламенте и заседать в советах всех уровней. Если бы парламентаризм у нас был слаб, разве вызывали бы такой ажиотаж выборы?

Ведь сколько богатых, умных, успешных людей стремится в парламент и местные советы. Большинство этих людей давно нашли себя в иных нишах: бизнес, госслужба, искусство, общественная деятельность, спорт. Проявили себя лидерами и в большинстве завоевали уважение своей работой.

И вот на этот, так сказать, истеблишмент навалилось сумасшествие: надо стать депутатом.

Притом что на этой должности от былого уважения может не остаться и следа. А еще и позора иногда сложно избежать. Яркий пример — Олег Блохин, выдающийся спортсмен и успешный тренер. Я думаю, что ему и самому, наверное, стыдно за свою политическую карьеру: непрофессиональную и беспринципную. То-то его не видно в нынешних списках алчущих.

Зато очень видно повесившего перчатки на гвоздь Виталия Кличко. Любимый народом спортсмен решил податься в политику и сразу же стал лакомым куском для партий, нуждающихся в раскрученных личностях. Что и говорить, Виталий очень уважаем в народе, в том числе за интеллигентность и патриотизм. И, возможно, он когда-нибудь мог бы стать высокопрофессиональным политиком и парламентарием. Лет через десять. Которые бы он потратил на общественную работу, доказав людям свою безусловную полезность в новой ипостаси.

Такого же мнения я и о тележурналисте Андрее Шевченко. То, что он говорит об общественном телевидении, у меня вызывает уважение. Но неужели работать над изменением медийных стратегий в государстве можно только через парламент? Мне кажется, что работа журналиста или медийного менеджера для этого более подходяща.

Это лишь два примера, и, возможно, они не самые показательные, но отображают суть проблемы, сложившейся в нашей системе государственного управления.

Неразвитость гражданских институтов заставляет людей с тягой к общественной работе всеми силами прорываться как можно быстрее в парламент. И не их это вина. А вина нынешних политических лидеров страны, которые и слушать не хотят о гражданских и общественных инициативах. И то, что власть не слышит голоса граждан, даже самых уважаемых, если они не законодатели, от которых власти время от времени что-то надо (например, премьер-министра утвердить), — показатель политической близорукости и Ющенко, и Тимошенко, и Литвина, и Мороза, и прочих политических лидеров. Они не видят дальше миски.

А в миске кто? Друзья, знакомые и родственники, которые на пристежных въехали в политику. А если ты не друг и не кум, то в миску можно попасть исключительно через парламент. И государственные должности распределяются среди тех, кто в миске. Их можно иногда перемешивать, как галушки, чтобы масла набрали, но потом доставать в нужную минуту.

Например, как Червоненко. К которому, в общем, нет претензий: ему сказали — в Запорожье, значит — в Запорожье. Зато претензии есть к Ющенко, который в силу политической близорукости не может рассмотреть нужную кандидатуру на руководство областью. Хотя демократия уже давно придумала для этого рецепт: спросить у народа. Ошибется — сам и пострадает.

Как с Омельченко в Киеве. Никому не нравится, как он вручную по своему усмотрению меняет исторический ландшафт Киева. Но киевляне знали, кого выбирали.

Вот такой парламентский тупик. Куда ни ткнись — все в Верховную Раду упрешься. Мне даже сейчас кажется, что если бы такие люди, как мать Тереза да принцесса Диана были гражданками Украины, то им бы пришлось в парламент идти, потому что иначе никто бы на их деятельность в этой стране и не взглянул.