История композитора Евгения Хмары: музыка, которая приходит во сне

История композитора Евгения Хмары: музыка, которая приходит во сне
Евгений Хмара — украинский композитор, пианист-виртуоз рассказал порталу Delo.ua о начале творческого пути, первых заработанных деньгах, и как с помощью музыки он показывает красоту нашей страны
Прокачайте маркетинг-стратегію свого бізнесу та знайдіть нові канали взаємодії з аудиторією на MRKTNG марафоні від MMR та Ekonomika+
25 червня топменеджери Ощадбанку, Укрзалізниці, NOVA (Нової пошти), Kernel, Ковальська та ще 25+ великих компаній розкажуть, які стратегії та канали просування підійдуть саме вашому бізнесу.
Забронировать участие

Расскажите о начале творческого пути.

Мои родители были меломанами, слушали кучу разной музыки — Scorpions, Metallica, Space, Kiss. Их композиции постоянно звучали дома, и родители говорили, что я засыпал под Metallica, а просыпался под Space. Первое видео, которое я увидел по телевизору, — это была группа Space. И я был поражен, когда впервые увидел синтезатор и клавиши, свет на сцене. Затем я привык к этой музыке, включал ее и слушал. Однажды вырезал синтезатор из картона и представлял, что я Дидье Маруани. На тот момент мне было три года, и я танцевал дома под его композиции. Он был моим вдохновителем, это была такая величина, что-то особенное.  Когда я был еще маленьким, родители узнали, что группа Space будет выступать в Киеве. В 90-е годы, как и многие, наша семья не имела денег, чтобы позволить себе что-то подобное. Когда родители узнали о концерте, сразу начали собирать деньги на билеты. Плюс это было в преддверии моего дня рождения — и лучшего подарка не могло быть. В итоге мы пошли на этот концерт, и моей главной задачей было взять автограф у Дидье. Мы приехали за пару часов до начала и буквально пытались штурмовать здание, так как совсем никого не пускали. И так вышло, что из всей толпы, которая там стояла, я был единственным ребенком. Вышла промоутер, подошла к нам и спросила, чего мы хотим. Родители объяснили, что мальчик хочет взять автограф, она меня взяла за руку и провела в гримерку к Дидье.  Это действительно было везение, и в своей жизни я много раз замечал, что ничего не происходит просто так. На тот момент я не знал английского языка, и через переводчика Дидье спросил, чем я занимаюсь. Я рассказал, что занимаюсь музыкой, играю на фортепиано, и он дал мне свой синтезатор. Тот самый синтезатор, который я когда-то видел по телевизору, затем вырезал из картона. И я начал на нем наигрывать, потом он попросил сыграть еще несколько мелодий, и я это сделал. Он был очень удивлен, что какой-то маленький мальчик из Украины интересуется его музыкой.  Дидье дал мне обещание, что если я и дальше буду заниматься музыкой, то мы рано или поздно выступим на одной сцене. В 2001 году группа Space была хедлайнером на "Таврийских играх", и мне пришло приглашение выступить на фестивале. С этого момента началась наша дружба, и концертов, где мы выступали вместе, было уже несколько. Евгений Хмара. Фото: Александр Козаченко/Delo.ua

Когда вы встретились второй раз, вы напомнили ему историю о том, как познакомились, будучи еще маленьким мальчиком? 

Дело в том, что переводчик, который жил в Киеве, всегда поддерживал контакт с Дидье и с нами. Долгое время у меня не было компьютера, и я не знал иностранного языка, поэтому мы общались с помощью писем в конвертах, которые переводил и отправлял переводчик Дидье. Общение было всегда, но довольно редко. На сегодняшний день Дидье гораздо больше, чем друг, он член нашей семьи, и сейчас мы довольно часто общаемся. Он называет меня своим музыкальным сыном, а я его — музыкальным папой. 

Каким был ваш первый музыкальный инструмент?

Первым музыкальным инструментом был металлофон. Это маленький инструмент с металлическими пластинками, у него такое же строение, как у фортепиано, и я на нем играл чайными ложками. Первые мелодии, которые я слышал по радио, пытался подобрать на слух, и у меня получалось. Соответственно, родители обращали на это внимание, и тогда было принято решение отдать меня в музыкальную школу.  Когда я пришел на прослушивание в музыкальную школу, меня попросили спеть песню "Комарики-дзюбрики", станцевать, похлопать, я все исполнил — и меня взяли, но не в первый класс, так как еще надо было получить некие знания, и чтобы рука немного подросла. На тот момент мне было шесть лет, поэтому для начала определили в нулевой класс. Вот так я пришел в музыку. 

Что происходило дальше? Вы пошли в школу и дальше продолжали заниматься музыкой, или родители увидели другую перспективу и стали вас направлять в иную сферу деятельности?

Да, я занимался музыкой. В детстве я много чем занимался, в том числе и спортом. Я получил коричневый пояс по дзюдо. Но, наверное, мне повезло и я стал музыкантом, который основное время посвящал только музыке. Чаще было так, что занятие на фортепиано длилось около часа, так как мне было сложно усидеть на месте. Я старался сделать все максимально быстро, а затем бежал играть в футбол, баскетбол. Спорт всегда был в моей жизни. 
Будучи музыкантом, я мог стать пилотом, а будучи пилотом, я бы не смог стать музыкантом
С 15 лет я начал плотно заниматься музыкой. На самом деле динамика была очень интенсивной. Ближе к 16 годам я уже начал зарабатывать деньги и выступал со звездами, было множество небольших концертов. У меня бывало по шесть выступлений в день — это тяжелый график. Я поймал себя на мысли, что очень много работаю, а денег за это получаю совсем мало, их не хватало на жизнь. Плюс понимал, что я мужчина, и когда появится семья, ее нужно будет содержать. Поэтому у меня и родителей появились сомнения, что стоит работать на износ, не получая соответствующего дохода, в то время, как вокруг меня было множество людей, работающих на частные компании и имеющих лояльный график и достойную зарплату. Тогда я часто размышлял о том, что музыканту очень сложно добиться настоящего большого успеха, почти невозможно. А с другой стороны, в истории музыки есть масса ярких примеров, доказывающих обратное. Наверное, в самые критичные моменты подключались высшие силы, и неожиданно появлялись возможности, от которых человек не мог отказаться, и они действительно помогали воплотить мечту в жизнь. 

Первые заработанные деньги появились благодаря вашей музыке? 

Весь первоначальный заработок принесла не моя музыка, а каверы на известные мелодии. До 22 лет я вообще не считал себя композитором, хотя уже имелись записанные мелодии. Space, действительно, стал отправной точкой моего развития. До определенного возраста я писал музыку, которая была очень похожа на Space. Она была электронная, я играл на синтезаторе и представлял себя как сольного артиста, знал и чувствовал, что во время выступления на сцене буду находиться в центре, но не представлял, что буду играть на фортепиано. Навыки, полученные в юношестве, дали уверенность в том, что я играю по-особенному. Я это понимал, даже когда проходил кучу кастингов для работы в ресторанах и отелях. Все играли джаз, а у меня была другая подача. Благодаря этому я был востребован и получал много предложений по работе.  Это привело к тому, что меня начали узнавать, говорить обо мне и о том, что моя музыка уникальна. В какой-то момент родилась мечта, чтобы рояль был симфоническим оркестром. Но у меня нет соответствующего образования, поэтому я пошел другим путем. Я нашел человека, она мне пообещала сделать первую аранжировку на композицию "Сказка". Это важно, так как с этой композицией я впервые попал на шоу "Україна має талант". Это был большой старт уже как артиста с авторской музыкой. Но на тот момент аранжировщица за работу запросила слишком большую сумму, и я решил, что займусь этим самостоятельно. Методом проб и ошибок пытался сам создать оркестр и за девять месяцев написал композицию "Сказка". С этой мелодией впервые появился на телевидении, и, что самое интересное, не верил в успех. Многие говорили, что инструментальная музыка никому не интересна, тем более рояль с оркестром. Затем стала популярна композиция "Часы", которую я написал в возрасте семи лет, потом "Паровозик", которая была создана почти в девять лет. Я все это время хранил записи и включил в альбом все мелодии, написанные в детстве, поэтому в моем первом альбоме есть что-то наивное. Сейчас я бы уже такого не написал. 

Как спорт повлиял на ваше творчество? Помогал или, наоборот, на тренировки уходило много времени? 

Я всегда рекомендую людям делать хотя бы минимальную зарядку по утрам. Утверждение "В здоровом теле здоровый дух" — это абсолютная правда. Спорт очень помогал, и в возрасте 20-21 года я очень увлекся workout, активно занимался на турниках с друзьями во дворе. Мне часто говорили, что музыканту надо беречь руки, но, понимая, что характер, навыки и амбиции сильней, я все равно занимался.  Я верю в то, что спорт помогает открывать двери, которые не открываются. Если мне надо с кем-то встретиться, я нахожу сотни поводов для того, чтобы встретиться, независимо от степени усталости. Спорт точно помогает быть выносливым по жизни. Мой рекорд сидения за фортепиано составляет 12 часов, и я понимаю, что смог выдержать столько часов благодаря физической подготовке.

Где вам легче писать музыку — дома или во время путешествий? 

Я вообще не понимаю до конца, как это происходит. Очень много музыки ко мне приходит во сне или спонтанно, когда занимаюсь другими делами. Этому нет объяснений, и нет особого рецепта. Я могу рассказать, как создается аранжировка, сведение в одну мелодию, но когда приходит сама мелодия — моя задача записать ее на любой носитель или сыграть на рояле, но чаще она запоминается. Если мелодия приходит ко мне ночью или во сне, я просто помню ее утром.  Для меня композиция — это не то, что есть на самом деле. Слово "композитор" для меня — это ретранслятор, а "композиция" — это ребенок. Когда наблюдаешь за тем, как композиция развивается, это словно воспитание отца, который наблюдает за развитием ребенка. Я убежден, что музыка это определенный поток, на который надо быть настроенным, но при этом понимать, как творить музыку. Я бы не смог играть, не понимая, как создается мелодия, поэтому поэтапно начал осваивать это ремесло, начиная с игры на фортепиано. 

Музыкантом рождаются или им становятся? 

Рождаются. Но если рассматривать рождение как талант, который становится трудом — то труд в приоритете. Талант можно слишком быстро потратить. Есть множество примеров, когда люди теряли свой талант, направляя навыки не в ту степь. 

Какую музыку вы слушаете, кроме "Space"? 

Я меломан и могу слушать от рэпа до классической музыки и металла. Единственное, что не слушаю — некачественную музыку. Можно слушать даже очень классную попсу, которая хорошо аранжирована. Не слушаю примитивную музыку, которая создана на один день. 

Читаете ли вы книги? Какие запомнились или вдохновили вас?

За последние два года я не прочитал полноценно ни одной книги. Я — 100-процентный родитель, папа своих детей, и в нашей семье есть позиция: мы не нанимаем няню, стараемся минимально вовлекать бабушек и дедушек в процесс воспитания. Когда у тебя двое детей — особо нет времени для чтения книг. Безусловно, это временный период, и он пройдет.  В моей жизни особое место занимает "Трансерфинг реальности" Вадима Зеланда. Это книга, которая научила меня мыслить по-другому. В целом очень люблю фантастику. Я мечтатель и когда читаю, верю в то, что это происходит. Очень понравилась книга "Код Атлантиды" автора Стэла Павлоу. Перечитал всю фантастику Пелевина, романы Дэна Брауна и "Гарри Поттера", который мне тоже очень запомнился. 

Любимые фильмы? 

Конечно же, "Аватар", и я с нетерпением жду второй части. Обожаю космические саги, например "Интерстеллар". Люблю фантастику без навязчивой компьютерной графики. Я кайфую от того, как пересняли "Алладина", "Короля льва" — все эти старые мелодии просто невероятно звучат. Музыка очень сильно влияет на фильм. 

О предназначении. Нужно ли его искать или лучше плыть по течению? 

Предназначение есть у каждого. Предназначение никогда не поздно начать искать, и вообще, в целом не нужно ничего бояться. Наша жизнь настолько коротка — она как миг, и нужно стремиться к тому, чтобы оставить после себя кусочек света. Этот свет и является твоим предназначением, помимо того, что банально нужно накормить себя и семью. Многие люди умудряются создать великие и искренние вещи. Наша жизнь дана для многих великих дел. Духовный рост — это самая тяжелая работа над собой, и мне кажется, что в этом тоже наше предназначение — расти духовно. Даже животные не живут просто так. Что тогда говорить о людях?  Люди, которые постоянно жалуются на жизнь, зачастую даже не пытаются что-то попробовать изменить. Поэтому на концертах я постоянно призываю к изменениям.
Музыка трансформирует и способна давать надежду, веру, сплотить враждующие страны и объединять их

Как часто вы ставите цели? 

Вся жизнь это сплошная цель. Я не имею стратегических целей, потому что всегда намерен добиваться тех высот, которые поставил, и они мне нужны. При этом всегда придерживаюсь того, чтобы не прогибать вселенную. Есть вещи, которые могут не получаться — ничего страшного. Придет время и все получится. У меня много целей и "мечт", но для каждой из них есть свое время. Мы же понимаем, что трава сразу не вырастает из земли — как минимум для этого нужно несколько дней. Так и в жизни любого человека. Мы должны посадить зерно и начать поливать его. Когда нет мгновенного результата, некоторые люди, видя, что ничего не происходит, перестают поливать зерно, и оно пропадает от засухи. То есть человек сворачивает со своего пути. А на самом деле часть травинки уже проросла, просто она еще не успела показаться наружу, но под землей она живет. Это к тому, что не стоит прыгать от одного дела к другому, а найти свое предназначение, чтобы растить это зерно. Плюс очень важна вера, она должна быть на максимальном уровне. Всегда нужно верить в себя, свои силы и доверять вселенной.  Я точно знаю, что нет ничего невозможного, просто нужно понять и принять тот факт, что мир инертный, и даже подумав о чем-то, это уже начинает происходить, но для конечного результата нужно время. 

Взлеты и падения, как вы с ними справляетесь? 

Взлет это всегда эйфория, с которой нужно уметь справляться. Падение это максимальное включение, когда делаешь что-то не так и надо решать эту проблему. В моей жизни, наверное, не было каких-то невероятных взлетов, чтобы они меня так взбудоражили. И наверное, не было таких падений, чтобы это было "больно". Это определенный путь, который необходимо пройти каждому, и именно моя тропинка была проложена какими-то высшими силами или ангелами. Я всегда ощущаю поддержку, поэтому все подъемы и падения я принимаю как данность. 
Падения классно помогают двигаться дальше
Важно оставаться человеком в любой ситуации. Когда людей настигает звездная болезнь при взлетах, необходимо найти пути, как не зазнаться и не потерять все. Нельзя забывать, кем ты был до того, как получил славу. Когда человек духовный, он не будет хвастаться своими заслугами. 

Где вы снимаете клипы и как выбираете локацию? 

Два года назад у нас появилась идея показать, насколько красивая наша страна. Я очень люблю Украину, неоднократно была возможность уехать в другую страну, но я тут родился и хочу быть здесь. Мы поняли, что благодаря музыке можно подчеркнуть красоту нашей родины. За последние пару лет у меня выросло количество подписчиков за рубежом, и когда я выпустил клип, который был снят под Одессой, люди стали интересоваться, что это за места. Я со своей стороны спрашивал, а как они думают. Многие называли Португалию, побережье Испании, и в итоге никто не угадал. С того момента пришла идея сделать такой проект, чтобы в полной мере открыть Украину для всего мира. На сегодняшний день мы сняли четыре клипа в разных уголках страны и не планируем на этом останавливаться.  Эти места сами нас находят. Например, мы выступали в Одессе — нас поселили в Коблево. Тогда я увидел эти потрясающие склоны, которые очень вдохновили. Пока в Одессу везли рояль, мы изучили, как можно подъехать с ним к этим склонам, затем рояль привезли на локацию, и мы сняли клип. Эти идеи приходят совершенно спонтанно. Клип, который мы еще не выпустили, снимали в Залещиках. Это место особенно тем, что находится словно в центре этой подковы, где протекает река Днестр. Тогда тоже все произошло спонтанно, мы сидели и просто говорили о том, что круто было бы снять тут клип. Партнеры помогли с инструментом, чтобы мы осуществили эту идею. Дважды мы снимали клипы на КПИ, и это место стоит внимания, а самое интересное, что подписчики тоже не узнали локацию — думали, что это в Лондоне. 

Многие звезды идут в политику. Появлялись ли у вас такие мысли? 

В политику — точно нет. Не буду говорить о будущем, но сейчас точно нет такой цели. Каждый должен заниматься своим любимым делом. Но я бы хотел немного изменить образование в музыкальной сфере. Будучи ребенком, я вспоминаю программу, по которой нас учили, это было очень сложно понять. Мы воспринимаем классическую музыку в более позднем возрасте. Шопена можно понять и полюбить в детстве, а Бах — это сложная математическая музыка, которую нужно изучать позже. Я считаю, что в детстве необходимо давать более попсовые мелодии, необходимо начинать с этого, чтобы не разрушать любовь к музыке сложными композициями. Отказываться от классики нельзя, но надо начинать с того, чтобы дать детям возможность кайфовать. Я буду точно пробовать продвигать эту идею. 

Над чем вы сейчас работаете? 

У меня есть глобальные цели. Мы готовим большое шоу на 2020 год и работаем над концертом, который состоится 4 декабря. Это особенный концерт, так как он будет полностью фортепианный. Это будет самый фортепианный, самый честный концерт, который был в моей жизни. Он будет проходить в МКЦМ, где мы презентуем пятый альбом, и даже если он не будет выпущен физически, зрители смогут услышать композиции на концерте.  Я работаю над пятым альбомом, он должен выйти уже осенью, но если этого не произойдет, значит, я по-прежнему добиваюсь идеального звука. Альбом должен быть идеальным по всем мировым стандартам. Возможно, я перенесу его выход на начало 2020 года. Моя цель, чтобы люди удивлялись, когда слышат эту музыку, и знали, что она создана и записана в Украине.  Также у нас есть проект под названием Public Piano. Он начался с того, что я со своим другом придумал поставить пианино в центре города и поиграть на нем. Это стало успешной идеей, и от своих друзей из Австрии узнал, что они взяли эту идею. Это стало популярным, фортепиано ставят в аэропортах, на вокзалах и других общественных местах. В Европе эта тенденция набирает обороты. Печально то, что фортепиано на наших улицах сразу превращается в объект для граффити, в европейских странах такого нет. Но это вопрос культуры и времени.  Глобально этот проект начался, когда я летел из Мальты. Я сел поиграть, мы сняли это на видео, и сейчас ролик уже набрал миллионы просмотров. Мы обязательно сделаем Open Piano в Киеве, но пока что подробности в секрете. 

Какие у вас чувства, когда вы выпускаете альбом? Что происходит потом?

Когда я еще не выпустил первый альбом, я запомнил чувства, которые посещали меня в процессе его создания. Я понимал — все, что я делаю, мне нравится, и я не могу позволить выпустить альбом, который в первую очередь не нравится мне.  Посещают разные мысли, например, а что если больше музыка не придет? А если я больше не смогу записать очередной альбом? Есть этот страх, но это естественные вещи.  Когда я выпустил второй альбом, я понимал, что он еще круче, чем первый, и после этого снова начинают посещать страхи. Но все мои альбомы разные и оценивать их нужно по различным критериям.  У меня всегда есть наработанные композиции для следующего альбома, поэтому в первую очередь я не останавливаюсь и работаю дальше. 

Чего не хватает Украине для развития творческого потенциала? 

Не хватает систематической работы как правительства, так и каждого из нас, на повышение культуры. Мы находимся в плохой ситуации, и могу честно признаться, что мы живем в розовых очках. Путешествуя по стране, я понял, что значительная часть украинцев уже выехала за границу, и уезжают лучшие. Исходя из этого, напрашивается вопрос, кто будет ходить на концерты, будем ли мы видеть полные залы оперного театра, как это происходит в Вене? Это как раз одна из моих миссий, чтобы сделать те инструментальные концерты, чтобы глобально повышать уровень культуры. Сейчас рынок развивается, и с такими темпами через пять лет ситуация значительно улучшится.