"Я тобі не дорогенька": о комедийном боевике "Ангелы Чарли"

Кадр из фильма "Ангелы Чарли"
Кадр из фильма "Ангелы Чарли"
С 14 ноября в кинотеатрах идет комедийный боевик "Ангелы Чарли", в котором героини могут все и даже больше, замечает кинокритик Сергей Васильев
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Весь фильм в одной сцене

Что могут героини ленты, те самые "ангелы Чарли" из специализированного агентства, вершащего правосудие по всему миру, как именно они это могут и чем они мотивируют свои поступки, становится понятно уже с первой сцены. Она во вполне завершенном виде представляет зрелищный стиль экранного действия и те смысловые — даже идеологические — опоры, на которых оно возведено: особого внутреннего развития фильм Элизабет Бэнкс не предполагает, скорее, около двух часов профессионально и качественно (как всегда в Голливуде), но без особых всплесков неконтролируемого творческого гения (такого в ассортименте попросту нет), рисуя по лекалам комедийного боевика.

Сабина (Кристен Стюарт), сидя на балконе небоскреба в Рио-де-Жанейро, выслушивает разглагольствования богатого кавалера, который самодовольно убеждает ее, что женщины, конечно, могут все, но не должны все делать (к примеру, "клеить" гипсокартон). После чего задает ему крепкую взбучку за то, что он украл деньги из благотворительного фонда, доказывая тем самым, что справилась бы и с гипсокартоном, возникни такая необходимость (просто необходимости нет). Параллельно с этим, Джейн (Элла Балинска) непринужденно расправляется с десятком охранников негодяя. А еще несколько "ангелов Чарли", появившись из ниоткуда, взирают на происходящее в качестве эмоциональной группы поддержки героинь.

Хронические сексизм и домогательства

Проходит год и Сабина и Джейн отправляются на новое совместное задание — охранять в Гамбурге программиста Елену (Наоми Скотт), нашедшую изъян в суперсовременной технологии производства энергии, благодаря которому ее источники можно превращать в смертоносное оружие, поражающее нервную систему. Она попыталась рассказать о страшной находке своему начальнику, но тот, самолюбиво и недалеко, как и положено начальствующему мужчине, ее оправданные опасения отверг.

Демонстративный хронический сексизм, с которым раз за разом сталкивается Елена (то за руку возьмут без разрешения, что режиссер дотошно увековечит кадром достаточной "крупности", то на входе на работу, "флиртуя", начнут детектором сканировать), отчасти готовит ее к той широкомасштабной охоте, которую начинает вести за ней — разоблачительницей — наемный убийца (тоже мужчина). И помогает Елене примерить на себя роль кандидата в "ангелы Чарли", чтобы уверенно и без моральных метаний, с широко распахнутыми глазами и блестящей улыбкой, вершить праведное насилие и даже нести смерть.

Сказ о девичьей силе

И хотя эта насильственная смерть в большинстве случаев приглушенно бескровна, дабы не травмировать сказание о всепобеждающей девичьей силе нерозовой реальностью, без нее — никак. В этом смысле для действий троицы героинь — и их руководителя под псевдонимом Босли, роль которого исполнила сама режиссер и соавтор сценария Элизабет Бэнкс, — характерны те же профессиональный аморализм и доля самолюбования, что и для негативных (читай — мужских) персонажей. Это вполне вписывается в общую концепцию ленты, ищущей гендерного равенства практически во всем.

При этом "ангелы" все же не до конца уподобляются сухарям-мужчинам, совершая свои подвиги эмоционально и восторженно, регулярно меняя красочные наряды и парики (даже тогда, когда этого, по большому счету, не требуется) и стремительно передвигаясь по пересеченной местности на высоких каблуках.

Коллективный задор столь высок, что заражает оптимизмом даже традиционно минорную Кристен Стюарт, которая в роли Сабины позволяет себе нежданно-негаданно несколько раз улыбнуться, оттенив образ старательными нотами комедии.

Недоумение вместо гармонии

Временами аккуратные юмористические дивертисменты с ее участием действительно оказываются смешными. Но иногда запланированный смех (как и другие реакции, к которым подталкивают зрителей) сковывает недоумение, связанное с нетипичным смысловыми и стилистическими сочетаниями, благодаря которым Элизабет Бэнкс пытается высечь искру художественной гармонии.

Фильм построен на постоянном разжевывании фактов, примером которого является то, что каждое место действия — будь то Рио-де-Жанейро, Берлин или Стамбул — не просто упоминают и иллюстрируют узнаваемыми туристическими объектами, но и подкрепляют соответствующими информационными надписями, бьющими в экран. И в то же время регулярном этих фактов игнорировании, благодаря которому одним из главных движущих элементов действия оказываются "рояли в кустах", предусмотрительно предложенные в помощь героям и компенсирующие им — на словах, выдающимся профессионалам — нехватку профессионализма.

Героинь "приподнимают" над обстоятельствами, словно детей, которых родители ставят на табуретку, чтобы они прочли стишок благодушным родственникам.

И если жанру комедийного боевика сказочный вымысел, раз за разом побивающий реальность, скорее, идет на пользу, то взвешенному разговору на серьезную тему социального равенства не способствует нисколько.

Сергей Васильев для delo.ua