Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Наши «звезды» толкаются локтями с Габано

Ирина Данилевская рассказала, какие вещи она приобретает для личного гардероба и насколько реально купить модную одежду от наших дизайнеров в універмагах. Ирина Данилевская 10 лет занимается украинскими дизайнерами

– Ирина, почему в этом году вы включили в Украинскую Неделю Моды не только дефиле самых ярких дизайнеров, но и показы торговых марок? Не хватило топовых дизайнеров?

– Напротив, более 20 дизайнерам пришлось отказать. А  Trade Mark Defile включили специально. Чтобы представить специалистам те торговые марки, которые успешно работают на рынке и одевают тех, кто все-таки покупает украинскую одежду. Эти марки имеют сеть из 15-20 магазинов (как у Виктора Черкасского) и тиражируют одежду сотнями («Роланда», например, продает тысячными тиражами). Среди участников были два дизайнера, которые только собираются  выходить на рынок. Это Светлана Бевза (ТМ Бевза) и Евгений Фененко (ТМ EF). (Сразу после показа Евгений Фененко открыл магазин EF на Владимирской 49 А. — «ДЕЛО)»

В будущем мы будем еще более серьезно относиться не к творческой, а именно к коммерческой составляющей характеристике участников. Будем хвастаться, как красиво и модно работают те, кто создает массовую одежду. Хотя на Trade Mark Defile и было несколько очень красивых, но все-таки дизайнерских коллекций, то есть авторы показали не то, что будет  продаваться. Но из 15 участников 12 показали именно то, что выйдет весной в магазины. 

На пороге своего бизнеса

– Четверка молодых дизайнеров, показавшая коллекции в программе Fаshiоn Week, уже где-то продаются?

– Та четверка, что участвовала в показах Feshin Week — Оленка Даць, Олеся Телиженко, Оксана Марченко и  Таня Карамболь — очень яркие, талантливые. Оленка Даць , например, три года назад победила в международном конкурсе дизайнеров. Это можно сравнить с победой на Евровидении, но опять же, наша ментальность — об этом написали  два -три издания. У  каждой уже есть ателье. Их знает светская публика и пресса. Оленка Даць, например, заинтересовала Екатерину Чумаченко. Та увидела картинку в каком-то журнале и  попросила у нас приглашение на показ  «Новые имена», что был прошлой весной. Но молодым очень тяжело пробиться, пытаемся им помочь привлечь внимание инвесторов.

Патриотизм или коммерция

– Но и из нашей топовой двадцатки дизайнеров только единицы продаются в магазинах. Почему?

– Знаете, есть такой «печальный украинский парадокс»: в развитых странах лакшери — авторские штучные вещи — занимает 1% рынка, а в Украине эта цифра  — 10%. Почему печальный? Он показывает, насколько у нас мал сам сегмент украинской моды. 90%  — это вещи не украинские, от Китая до Франции.

Коллекции, показанные на Неделде, — это как раз те красивые и люксовые вещи, из дорогих тканей. И даже если их тираж будет 3-5-10 экземпляров, все равно такие вещи останутся дорогими. И получается, что они находятся в том сегменте, в котором находятся и именитые итальянские и французские дизайнеры. Каждый разговор о продаже украинцев в каком-либо мультибрендовом бутике начинается обычно одинаково: от кого мне отказаться — из тех, кого знают, любят и продают ради эксперимента с украинскими дизайнерами. Наши «звезды» прекрасно бы смотрелись в «Гранд-галерее», «Подиуме» и других серьезных местах. Но для менеджеров магазинов стоит вопрос — патриотизм или коммерция. Даже не потому, что наши не будут продаваться  — будут. Но им  нужно убрать с этих 20 кв. метров, например, Дольче Габано или Соню Рикель. И баеры говорят — мне надо подумать, кто будет лучше продаваться, Соня Рикель или Земскова-Ворожбит.

– А почему вы уверены, что наши будут продаваться?

– Есть опыт Пустовит, Тана,  Каравай, Гресь. Есть и такой субъективный момент: я сама ношу эту одежду. И я знаю, что кроме того, что она красивая и модная, она качественна. Я купила знаменитые юбки у Пустовит — такие жатые (она сделала их тиражом 200 шт. — 120 отправила в Россию, 80 распространялись в Украине), — и прекрасно в них себя чувствую. Или вот я сижу перед вами в футболке из коллекции, что сделал Анисимов для AleХХ Fashion. Футболка стоит 99 грн., продавалась в Альта-Центре. Почему я должна покупать «Манго»? Я лучше буду носить Анисимова. Это как-то оригинальней и необычней. И для женщины 40 лет носить «Манго» уже не очень хорошо.

– Какой, по-вашему, еще шаг необходимо сделать нашим дизайнерам, чтобы выйти на рынок?

– Это  участие в международных торговых ярмарках. Пока мы не поедем в Германию на Berlin Premium Exhibition, пока мы не поедем в Италию, огромные массовые тиражи завоевать очень сложно. Организаторы таких ярмарок говорят: «Мы видели ваши коллекции, они великолепны — участвуйте».

– Так в чем дело — дорого?

– Дорого. 1 кв. метр выставки — 1 тыс. евро. Надо взять хотя бы 9 метров. Мы выходили с предложением взять 20 метров на всех — не соглашаются.  Там своя концепция — каждый за себя. Впрочем, это не суперцены. Суперцены — это участие в дефиле в Париже, 120 тыс. евро. Такая цена неоправданна. А выставки-ярмарки и хорошие шоу — это очень нужно. Ведь чтобы сделать одежду более привлекательной для украинского рынка, она должна быть чуть подешевле. Чуть подешевле ее может сделать большой тираж. Очень выгодно получить заказ на большой тираж от бельгийцев, немцев или чехов и этим самым снизить себестоимость той партии, которая останется в Украине.

– Расскажите, как работают шоу-румы в том же Париже?

– Когда была в Париже на показе Дольче Габано, чудом попала в шоу-рум: туда нельзя зайти просто так, только баеры приходят. В шоу-руме висит вся коллекция, все 60 выходов. На многих вещах таблички «Не продается». Где-то треть коллекции нельзя заказать. Это вещи создаются для имиджа. Конечно, владельцу магазина могут продать платье за $5 тыс. в единственном экземпляре, если ему загорелось. А вот 70% коллекции можно заказать, для этого и приезжают баеры со всего мира: заказывают 100 этих брюк, 20 этих кофточек, 50 этих платьев...

– У кого из украинских дизайнеров вы покупаете вещи, и какую цену считаете разумной заплатить?

– $300-500 могу потратить на одну вещь. Покупаю вещи всего два раза в год — перед весенними показами и перед осенними. У меня это профессиональное, но эта схема, кстати, очень традиционна для европейцев. В этом сезоне у меня  будет костюм и платье от Лили Пустовит. Платье Гусиной. После показа в марте  на Неделе осенне-зимней коллекции Земсковой-Ворожбит выбрала куртку, заплатила деньги и ждала, когда сошьют. Погода стояла в очереди за платьем от Голиц. Лена показала его  на подиуме весной, сказала, что продаваться будет в сезон. Ну вот, я дождалась. А так как я декларирую — перестаньте расхватывать коллекцию за подиумом, она перспективная, дайте дизайнеру ее отшить  — то приходится самой стоять в очереди. Цены на вещи от $ 250 до $700. Я не могу сказать, что дешево. Причем у меня есть скидки, и достаточно значительные.