Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Новые фильмы в прокате: "Семь сестер" и "Dzidzio. Контрабас"

С 31 августа в украинском кинопрокате россыпь разножанровых фильмов

Главная премьера последней недели лета — сдержанная драма Валентина Васяновича "Уровень черного", которую Украина выдвинула на соискание премии "Оскар". Об этом важном отечественном фильме "Дело" уже не раз писало. Интимная история преодоления личного кризиса рассказана в ленте минимальными художественными средствами, без слов — и требует от зрителя определенной моральной подготовки к просмотру.

Наряду с "Уровнем черного" в кинотеатрах состоялись премьеры и более приветливых — в полной мере развлекательных — картин, которые располагают к себе апелляцией к жанровым канонам: фантастической ленты "Семь сестер" и отечественной комедии "Dzidzio. Контрабас".

У семи нянек дитя без глаза

На экране — недалекое будущее. Земля борется с перенаселением и вот уже несколько десятков лет в мире действует программа "Одна семья — один ребенок". Если у кого-то рождаются близнецы (а они рождаются в большом количестве, в связи с мутационным влиянием модифицированных продуктов питания) — "лишних" детей забирают и замораживают, чтобы вернуть к жизни в "светлом будущем", когда ресурсов будет достаточно для всех.

Героини фильма — семеро сестер-близнецов — "заморозки" избежали. Дедушка (Уиллем Дефо) вырастил их, скрывая от мира, назвав по дням недели. И теперь каждая из сестер выходит из дому в день своего имени под личиной строгой банковской служащей, а вечером — рассказывает сестрам о произошедшем. Однажды Понедельник не возвращается домой. Это, собственно, и запускает напряженное действие ленты, исполненное погонь, перестрелок и драматичных детективных открытий.

Альтернативное название фильма — "Что случилось с Понедельником?" И если захотеть пошутить по поводу сюжета, то можно сказать: "Понедельник — день тяжелый". А еще вспомнить пословицу "У семи нянек дитя без глаза", которая, стоит отметить, буквально будет воплощена на экране.

Сестер талантливо воплощает Нуми Рапас. В отличие от Джеймса Макэвоя, который в этом году в "Сплите" М. Найта Шьямалана, играя героя с расщеплением личности, представлял кардинально разнообразные образы, она должна подчеркивать в первую очередь схожесть — и акцентировать малые детали, нюансы, отличающие один характер от другого.

При этом актриса получает уникальную возможность драматично взаимодействовать в кадре с самой собой, материально представляя семь образов рядом, в одном пространстве.

Но чаще расследование судьбы Понедельника героини проводят по-очереди: одна находится в городе, а остальные помогают ей, следя за передвижением сестры на мониторе. Это превращает фильм в своеобразную компьютерную игру, в которой трагический финал ожидаем, но все же отстрочен — возможностью повторить все с начала (практически) с тем же героем.

Нередко сюжет "Семи сестер" способен обескуражить приблизительностью и недостоверностью. Вместе с тем такую его оценку непосредственно во время просмотра успешно побивает напряженное экранное действие, близкое к "некинематографической" реальности. Нуми Рапас (как и в фильме "Секретный агент" Майкла Эптеда, что был в украинском прокате в этом году) не скрывает физических трудностей предстоящей ее героиням борьбы и лишена супергеройства, что идет на пользу картине.

"Ковровые бомбардировки" смешным

"Dzidzio Контрабас" (режиссер Олег Борщевский)

Кинодебют певца Дзидзьо (Михаил Хома), который сам себя нарек "мегапопулярным", имеет весомые шансы стать одним из хитов отечественного кинопроката, явив новую комедийную звезду на скудном комедийными звездами украинском кинонебосклоне — первую, в полной мере включенную именно в украинскую смеховую культуру (Владимир Зеленский все же стратегически апеллирует ко всему постсоветскому пространству).

По сюжету Дзидзьо — малоуспешный певец на свадьбах — попадает в аварию и должен заплатить пострадавшей стороне несколько тысяч долларов, которых у него нет. Чтобы достать деньги, герой решает перевезти сигареты контрабандой в Польщу, переодевшись для прохождения границы в рясы. Сумятицу в стройный криминальный план вносит (почему-то) говорящая по-русски девушка (Елена Лавренюк). Она спасается от преследователя и просит героя и его подельников ей помочь.

Западноукраинское пограничье представлено авторами картины территорией вестерна — окраинной, лишенной закона, живущей по своим правилам, малонаселенной, в чем-то пугающей, а в чем-то вызывающей улыбку. Камера неоднократно мастерски подчеркивает масштаб окружающего пространства, вталкивая одиноких героев в широкие, дышащие полной грудью кадры — в поле, на заброшенный индустриальный объект, склад контейнеров...

Это сочетание позволяет самобытно вскрыть комедийный потенциал, находя курьезное в обыденном и сглаживая определенную актерскую нарочитость. Однако такому негромкому юмору авторы фильма все же чаще предпочитают "ковровые бомбардировки" "смешным", граничащие с карикатурой. Из-за "контрастного душа" избранных интонаций возникает впечатление, что исполнители ролей второго плана предпочитают не играть, но кривляться.

Сам же Дзидзьо — это лучшее, что есть в картине. Михаил Хома обладает поразительным свойством очень естественного экранного присутствия, оставаясь убедительным в самых неубедительных ситуациях (и тем самым диссонируя с иными актерами, которые подобной цельностью похвалиться не могут). Именно поэтому наиболее выразительные сцены — те, где он оказывается один на один с камерой: ведет диалог с богом, движется в пространстве, охватывающем его (как в донельзя кинематографичном долгом кадре, которым открывается фильм).

В итоге, у авторов получается очень неровная картина, в которой провалов, пожалуй, больше, чем высот. И в то же время — комедия, свидетельствующая о высоком потенциале ее главного действующего лица. К счастью, раскрывать его Дзидзьо — Михаил Хома намерен и дальше: фильм заканчивается выразительным многоточием, не зря.