Мнения 01 сентября, 14:09

Финансовые власти мира сами хотят инфляции

Власть имущие хотят достичь высокой инфляции, чтобы она стерилизовала долговую проблему путем обесценивания долгов

Фото: Sara Kurfeß / Unsplash Фото: Sara Kurfeß / Unsplash
Фото: Sara Kurfeß / Unsplash

В глазах людей, в плане экономики и финансовых рынков, корона-кризис своим появлением затмил все, что было до 2020 года. Но думаю, людям стоит помнить и принимать во внимание то, что было в экономике мира и до корона-кризиса, ведь текущие процессы в мировой экономике не находятся в вакууме.

А до корона-кризиса мир на полной скорости шел к большому долговому кризису, ведь еще в конце 2019 года уровень мирового долга без учета финансового сектора уже превышал 230% от ВВП. Столь высокая величина обременений касалась не только развитых стран, она касалась, в том числе, и экономик развивающихся стран, долг которых к 2020 году также очень сильно вырос.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Например, китайская экономика, без учета финансового сектора, накопила долгов на более чем 200% от ВВП. И не только развитые страны, но и развивающиеся страны утопали в долгах.

Долговая проблема, если ее попытаться объяснить проще и кратко, заключалась в следующем. Финансовая система постоянно выдает реальному сектору экономики деньги в кредит и одновременно получает погашения по старым займам. При этом, если объем выдаваемых кредитов превышает объем обременений, то происходит процесс, когда финансовый сектор вливает в реальную экономику деньги. Если же объем обременений выше выдаваемых кредитов, ликвидность изымается из реального сектора экономики, из-за чего экономика страдает.

Но как всем, наверное, понятно, поскольку банки выдают кредит с процентом, то объем обременений по конкретным кредитам без фактора времени всегда превышает объем займа. Поэтому для экономики очень важно, чтобы объем кредитования всегда рос для того, чтобы сегодняшние займы превышали прошлые обременения.

И чтобы нетто баланс движения денег был в пользу реального сектора. До кризиса 2008 года миру удавалось увеличивать объем кредитования естественным образом, но к 2008 году волна кредитного цикла завершилась, поскольку развитые страны уже тогда накопили огромные долги, и расти долгам было уже некуда.

По логике, если бы тогда кризису дали разгуляться и экономика пошла бы по стопам классических циклов, то мир бы впал в большую новую "Великую Депрессию". Где уровень долга стал бы сокращаться либо за счет погашений, либо за счет дефолтов и, возможно, к сегодняшнему дню проблема с долгом была бы решена за счет его снижения, и мир бы был готов к новому кредитному циклу роста мировой экономики. Но целое десятилетие после 2008 года мир бы прожил в "большом кризисе", поскольку все это время реальный сектор экономики отдавал бы долгов больше, чем получал кредитов.

Но финансовые власти мира не дали реализоваться классическому кризису за счет включения печатных станков, наводнив экономики развитых стран дешёвыми деньгами. За счет этого им удалось погасить долговые проблемы мира и простимулировать кредитование так, чтобы оно продолжало расти и покрывало объем обременений. А развивающиеся страны, такие как Китай, не отставали от развитых экономик и так же активно кредитовали свои экономики и наращивали величину своих долгов.

Печатные станки Центральных Банков развитых стран в первую очередь ударили по кредитным ставкам, а низкие ставки уменьшили обременения, одновременно простимулировав кредитование. Кредитный цикл продолжился, за счет чего и долги продолжили увеличиваться. Но на подходе к 2020 году и этот ресурс был уже практически исчерпан. Долгов стало еще больше, и даже в МВФ в конце прошлого года стали бить тревогу по поводу чрезмерно большого мирового долга.

Самое главное, ресурса для поддержания роста кредитования уже не оставалось, ведь основные ставки Центральных Банков уже были практически нулевыми. Без коронакризиса мир, вполне вероятно, к текущему моменту мог бы оказаться в новом кризисе из-за очередной остановки кредитного цикла.

Но пришел корона-кризис и все внимание людей теперь обращено к нему. Однако процессы, которые происходили в экономике до корона-кризиса актуальны и сейчас, и финансовые власти мира прекрасно это понимают. Поэтому они сегодня борются не только с корона-кризисом как таковым, но и одновременно с потенциальным долговым кризисом.

Поэтому позиция финансовых властей мира и в лице Федеральной Резервной Системы США, и в лице Европейского Центрального Банка, и Банка Японии, и Народного Банка Китая, и других финансовых институтов на сегодняшний день является очень мягкой и ориентированной на сильное стимулирование экономики. Для них сверхмягкая монетарная политика с триллионными вливаниями ликвидности в экономику является адекватной в сложившихся обстоятельствах.

В этом ключе недавнее заявлении главы ФРС Джерома Пауэлла о том, что новая стратегия ФРС предусматривает таргетирование "гибкого среднего уровня инфляции", то есть ФРС теперь допускает работу печатного станка при росте инфляции, выглядит вполне логичным.

ФРС на данный момент одновременно боится и кронакризиса, и долгового, а потому их уже не волнует цель в виде сохранения ценовой стабильности. Напротив, сегодня все хотят роста инфляции, в том числе и ФРС, и ЕЦБ, и Банк Китая. Но прямо заявить об этом никто из регуляторов не может, поскольку это будет противоречить их официальным целям.

Но своими действиями монетарные власти мира уже совершенно конкретно и очевидно хотят спровоцировать инфляцию. Ведь скорее всего, в их глазах на данный момент — это лучшее из зол, что может случиться.

Вероятнее всего, власть имущие хотят достичь высокой инфляции, чтобы она стерилизовала долговую проблему путем обесценения долгов. Видимо, они идут к этому уже сознательно. А если так, то печатные станки по производству денег не остановятся, пока действительно инфляция взлетит до высокого уровня.

Загрузка...
Новое видео
Чому кияни не готові до посилення карантину та прагнуть відновлення масових заходів / Delo.ua
Загрузка...