"Необходимо полностью пересмотреть принципы государственных расходов", – экс-министр экономики и основатель Киево-Могилянской бизнес-школы Павел Шеремета

"Необходимо полностью пересмотреть принципы государственных расходов", – экс-министр экономики и основатель Киево-Могилянской бизнес-школы Павел Шеремета
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

29 августа на OneMinuteConference-2022 от MEREZHA , при поддержке ЕБРР и правительства США известные мыслители мира и украинские экономисты дадут ответ на вопрос “Как Украине стать новым экономическим чудом?” Мы пообщались с одним из участников конференции и более подробно распросили его о перспективах восстановления экономики Украины. Экс-министр экономики и основатель Киево-Могилянской бизнес-школы Павел Шеремета рассказал Delo.ua об уровне экономической свободы в Украине, о налоговой реформе в условиях войны, а также о том, где взять резервы для наполнения госбюджета.  

– Что необходимо делать в первую очередь, чтобы снизить влияние текущего кризиса на украинскую экономику?

Первое, что очевидно нужно сделать – защитить независимость и освободить оккупированные территории. Далее: Украина заходила в этот кризис, находясь на 130 месте в рейтинге экономических свобод, который ежегодно составляет Heritage Foundation. Уже неоднократно доказано, что экономически более свободные страны развиваются значительно быстрее и легче переживают рецессию. В Западной Европе, например, наиболее экономически свободными странами являются Швейцария, Ирландия, в которой, кстати, уровень ВВП на душу населения больше, чем в Великобритании. Поэтому я бы на месте украинского правительства взял два рейтинга – тот, что я упомянул выше, а также похожий рейтинг от Atlantic Council, – и проанализировал бы, по каким показателям и критериям проводится оценка экономических свобод. Я думаю, что даже этих данных будет достаточно, чтобы начать решать проблемы, которые вместе с войной загоняют Украину в еще более глубокий кризис.

– Министерство финансов настаивает на увеличении налогового давления. В то же время, есть предложения по снижению уровня налогообложения. К примеру, проект реформы "10-10-10". Какой подход, по вашему мнению, более целесообразен сейчас?

В общем, я поддерживаю идею либерализации налогообложения. Но для концепции "10-10-10" было подходящее время до войны. Допустим, в 2019 году. В текущих условиях, на мой взгляд, такое снижение налогов, без аналогичного снижения государственных расходов, не стоит делать приоритетом. Потому что государственный бюджет и без этого очень хромает. И это мягко говоря. Я считаю, что следует обратить внимание на другие параметры и факторы. Такие как финансовая или инвестиционная свобода, прозрачность действий исполнительной власти, справедливость правосудия, защита частной собственности и т.д.

– Но существует мнение, что повышение налогов в военное время может подтолкнуть в "тень" бизнес, который еще хоть как-то пытается работать.

Приведу обычный пример. Во время Второй мировой войны в США произошло повышение налогов до такого предела, что максимальная налоговая ставка составила 90%. Поэтому следует спокойно и аргументированно объяснять, что у нас война на истощение, у нас гигантский дефицит бюджета и государство должно мобилизовать все возможные ресурсы для того, чтобы финансировать армию и оборону. Должны быть сильные причины, чтобы снижать налоги в такой ситуации. Но можно проводить либерализацию налогообложения по географическому принципу. Например, снижать ставки и внедрять льготы для бизнеса, который находится в сложнейших условиях в прифронтовой зоне, в юго-восточных регионах Украины – в частности. В то же время, многие предприятия осуществили релокацию в западные области. И сделали это достаточно успешно. Для таких плательщиков, очевидно, пересмотр налоговых ставок в сторону снижения пока не обоснован. Также большой вопрос, будут ли международные партнеры продолжать поддерживать Украину, если мы начнем радикально снижать налоги.

– Насколько разумна текущая политика правительства относительно эмиссионного финансирования госбюджета? Может ли она привести к гиперинфляции?

Не хочу быть пессимистом, но гиперинфляция уже есть. И злоупотреблять эмиссией очень опасно. Нужно искать альтернативные пути, которые позволят не только замедлить работу печатного станка, но и вовсе его остановить. Более того, скажу, что мы уже давно перешли рамки того объема эмиссии, который наносил минимальный ущерб экономике. Подтверждение этому – опять же инфляция, ожидаемый уровень которой в 30% (прогноз НБУ по итогам 2022 года – ред.) является экстраординарным. Хотя июль с точки зрения наполнения бюджета оказался значительно лучше, чем май и июнь. Вместе с тем, меня беспокоит ситуация с НДС, возврат которого в июле был почти заблокирован. С одной стороны, это позволило аккумулировать в госбюджете дополнительные несколько миллиардов гривен. С другой стороны, мы снова возвращаемся к вопросу экономической свободы.

– Почему проблемы с возвратом НДС вызывают такое беспокойство?

НДС – это деньги бизнеса, которые он должен получить. А государство эти деньги, де факто, отнимает. Это очень плохая практика. В 2014 году, когда я был министром экономики, у меня была рабочая поездка в Ровенскую область. Там есть предприятие "Ровносельмаш", которое выкупила американская семья бизнесменов. Так вот, во время этого визита я много рассказывал о том, как мы хотим поддерживать бизнес и экспорт. Но владельцы компании смотрели на меня, мягко говоря, недоуменно и даже с непониманием. Когда я спросил, что я говорю не так, услышал простой ответ: "Нам не нужна никакая поддержка. Просто отдайте нам наш НДС". С его возвратом тогда действительно были большие проблемы, потому что все происходило в ручном режиме. Сейчас, как я понимаю, ситуация примерно такая же.

– Вы упомянули альтернативные пути решения проблем с наполнением бюджета. О чем может быть речь?

Если смотреть с точки зрения Минфина и парламента, необходимо в первую очередь определиться, какие расходы критически важны, а какие можно срезать. Например, я не вижу, чтобы разговоры о сокращении численности государственного аппарата и количестве министерств закончились какими-то конкретными решениями. Еще одна большая статья расходов – субсидирование тарифов на услуги ЖКХ. Насколько я понимаю, такое субсидирование до сих пор не подразумевает дифференциацию. Мы все еще субсидируем состоятельных граждан больше, чем бедных. Потому что у них большие квартиры, дома, и на их отопление, освещение нужно тратить больше энергоносителей. В то же время если субсидии будут направлены именно тем, кому они действительно нужны, госбюджет сэкономит немалую сумму. Вопрос, насколько важно оставлять финансирование государственных университетов на прежнем уровне. К тому же немало из них – разрушены. Возможно, есть смысл пересмотреть и финансирование здравоохранения с учетом огромной внутренней и внешней миграции. В целом, необходимо осуществить полный пересмотр принципов расходов и тратить деньги более разумно и бережливо.

– Какая должна быть послевоенная стратегия восстановления экономики Украины? Следует ли рассчитывать на деньги международных доноров?

Сейчас многие надежды возлагаются на международную помощь, которую называют условным Планом Маршалла для Украины. Но, если обратиться к истории, те 15 стран, которые были бенефициарами Плана Маршалла в 1948-1952 годах, получали финансовую поддержку в размере 2,6% своего ВВП. При этом частные инвестиции, которые привлекал бизнес в Европе, составляли 25% ВВП. То есть они в 10 раз превышали объемы помощи согласно Плану Маршалла. Поэтому первым приоритетом должна быть экономическая свобода, о которой я уже говорил. Нужно открыть максимум возможностей для инвестиций, дать бизнесу стимулы для создания рабочих мест, для запуска новых направлений и производств. Задача государства и власти – восстановление инфраструктуры, прежде всего транспортной и энергетической, и обеспечение ее нормального функционирования.  

– Благодаря каким отраслям экономика получит наибольший импульс к восстановлению после войны?

С одной стороны, в этой войне и в кризисе выживут не все компании. С другой, многие останутся и будут развиваться. Просто для примера: IT-отрасль в Украине за 5 месяцев 2022 года выросла на 28%. Поэтому задача государства создать такой климат (регуляторный, инвестиционный, налоговый), чтобы бизнесов, которые смогут выстоять, было как можно больше. Среди отраслей, которые будут драйверами восстановления, кроме IT я однозначно вижу АПК, строительство, металлургию (хотя здесь огромный вопрос, что делать с разрушенными и утраченными производственными мощностями), энергетика. Также не стоит забывать о сфере услуг, которая даже в военное время остается большой опорой экономики, поскольку ее скелетом является малое и среднее предпринимательство.