Выстоять до победы. Как живет украинская металлургия в военное время и чего ожидает отрасль

  • Степан Крьока

    корреспондент отдела "Промышленность и энергетика"

Выстоять до победы. Как живет украинская металлургия в военное время и чего ожидает отрасль

В 2021 году экспорт железной руды и металлопродукции составил самую большую долю в структуре украинского экспорта. Однако после полномасштабного вторжения России отрасль оказалась на грани выживания.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В прошлом году горно-металлургический комплекс принес Украине 22 млрд долларов экспортной выручки. В общей структуре экспорта экспорт черных металлов составил 20,46%, тогда как экспорт аграрной продукции составил 18,6%. И если 2021 год был достаточно хорошим для украинских металлургов, то после российского вторжения они оказались в эпицентре бури.

Мариупольские заводы ММК им. Ильича и "Азовсталь" обеспечивали выплавку 40% стали в стране, а после начала российского вторжения "Азовсталь" превратилась в крепость для украинских воинов и позволяла держать оборону от захватчиков. Однако после оккупации Мариуполя владельцы заводов потеряли контроль над ними. Сейчас продукцию заводов мародерят россияне, а ту же "Азовсталь" скорее всего придется строить с нуля .

Другие предприятия, которые сейчас находятся в относительно мирных регионах, загружены лишь частично. Главными причинами этого является логистика, значительно подорожавшая из-за блокады морских портов, а также цены на железную, значительно упавшие на мировых рынках из-за ожиданий рецессии.

Настроения в области пессимистические, те с кем нам удалось пообщаться, говорят, что сейчас речь идет не столько о заработке, сколько о выживании предприятий. Большой проблемой могут стать кадры. Многие металлурги и горняки либо погибли, либо пропали без вести. Есть такие, кого вывезли в Россию или те, кто выехал в ЕС в качестве беженца. Чтобы удержать коллектив металлургические предприятия платить зарплату даже работникам, которые сейчас в простое.

В 2022 году ожидается, что металлурги выплавят 6,5-7 млн тонн стали, тогда как прошлогодний показатель составлял 21,7 млн тонн. При этом учитываются мирные январь и февраль и падение производства из-за полномасштабной войны достаточно значительно. С другой стороны компании все же продолжают работать, хоть и в убыток. Некоторым даже удается запускать новые виды продукции.

Однако дорогостоящая железнодорожная логистика не способствует конкурентоспособности украинских товаров. Без морских портов украинский горно-металлургический комплекс не сможет перейти в стабильный режим работы и продолжит выживать. Одним из вариантов является открытие морских портов для железной руды и металлопродукции так же, как их в начале августа открыли для украинского зерна. Однако этот вопрос лежит больше в военной плоскости, чем в политической или экономической. Тем более что россияне согласились на зерновые коридоры только после значительного давления мирового сообщества и после аргументов о голоде в странах Африки.

С другой стороны, наши западные союзники вывели украинскую металлургию из-под действия антидемпинговых пошлин и квотирования, которые были введены во время волны протекционизма, запущенной президентом США Дональдом Трампом. Хотя это и не нивелирует проблемы с логистикой, но в целом очень хорошим прецендентом, особенно если освобождение от пошлин оставят и после завершения войны.

Потери отрасли

По словам главы объединения металлургических предприятий "Укрметаллургпром" Александра Каленкова, главной потерей отрасли от войны являются люди, работавшие в металлургии.

“С начала войны я слышал о многих погибших и пропавших без вести металлургах и горняках. Это самая большая трагедия нашей отрасли. Однако с точки зрения экономики наша отрасль также пострадала больше всего. Мы временно потеряли мариупольские предприятия "Азовсталь" и ММК им. Ильича, которые обеспечивали 40% всего производства стали”, – говорит Каленков.

По его словам, сейчас на неоккупированной части Украины работает 6 металлургических предприятий. Но все они работают на минимуме – средняя загрузка примерно 15-16%.

Горнорудные предприятия сегодня загружены в среднем на 25%, приостановили работу Южный, Ингулецкий и ГОК АрселорМитталл Кривой Рог. Это связано с временной потерей мощных заводов в Мариуполе, а также с тем, что ГОКи и продолжающие работать металлургические заводы расположены в прифронтовых городах — Запорожье, Кривом Роге и в Днепре. Они находятся под постоянным риском обстрелов и предприятия уменьшают производство по соображениям безопасности своих сотрудников. К тому же многие работники отрасли служат в рядах ВСУ.

“Мы уже давно работаем в убыток, доходы покрывают лишь 50-80% переменных расходов, даже когда предприятия загружены в среднем на 15%. Есть еще постоянные затраты — на нужды производства, на зарплату сотрудникам и другие. Некоторым предприятиям удается сохранить 100% зарплаты, где-то сократили до двух третей, но работникам продолжают платить, несмотря на все вызовы и усложнения”, - говорит Каленков.

Что же касается производственных показателей, то за 7 месяцев этого года заводы выплавили 4,8 млн. тонн стали, а за те же 7 месяцев прошлого года 12,7 млн. тонн. Это на 62% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Следует заметить, что здесь учтены также два месяца работы до начала полномасштабной войны. Если мы до конца года выйдем на 6,5-7 млн. тонн производства, то это будет хороший результат. В прошлом году мы выплавили 21,7 млн. тонн стали, то есть ожидаем 30-32% от прошлогоднего показателя”, - объясняет глава “Укрметаллургпрома”.

Он отмечает, что в военное время пропорция экспорта металлопродукции и ее внутреннего потребления осталась такой же, как и до войны: 20% идет на внутренний рынок, а 80% экспортируется. Что касается географии экспорта, то из-за потери доступа к морским портам, в основном украинские металлурги вывозят продукцию в страны ЕС. В довоенные годы доля ЕС была примерно 30-32% общего экспорта, сейчас доля Европы увеличилась до 50-51%.

Потребление в Украине за январь-июль составило 1,1 млн. тонн, из них 0,84 млн. тонн это продукция наших предприятий, а 0,27 млн. тонн — импорт.

С закрытием портов для металлургических предприятий существенно удорожала логистика

Каленков отмечает, что на объемы производства горно-металлургической отрасли повлияла конъюнктура на мировом рынке. С середины лета глобальный рынок несколько затормозился: цены на железорудное сырье снизились с начала года на 35%, а на металлопродукцию на 25%-30%.

С другой стороны, серьезно усложнилась и удорожала логистика. До начала полномасштабной войны большая часть экспорта железорудного сырья и металлопродукции шла через южные порты, но после вторжения россиян отрасль вынужденно переориентировалась на западное направление через железнодорожное сообщение.

Логистика к западным пограничным переходам вдвое дороже, чем к южным портам, это объясняется географией расположения предприятий. Но даже если грузы довезли в западные переходы, их еще нужно транспортировать по территории стран ЕС, затем перевалить в портах. Ко всему этому прибавляется рост тарифов УЗ — с сентября прошлого года тарифы на перевозку руды и угля поднимали уже трижды — в 2,5 раза, а с июля текущего года на 70% подняли тарифы на транспортировку металлопродукции. В общем, логистика подорожала в 4-6 раз. Есть также проблемы с пересечением западных переходов, там много узких мест, вагоны десятки суток стоят в очереди, что также увеличивает логистические расходы”, - говорит Каленков.

Об узких местах в железнодорожной логистике говорят и в крупнейшем украинском металлургическом холдинге Рината Ахметова "Метинвест". Именно эта компания контролировала предприятия – ММК им. Ильича и "Азовсталь", которые находятся в сейчас оккупированном Мариуполе и испытали сильные разрушения из-за боевых действий.

Сейчас морские порты для продукции ГМК закрыты. Экспортную продукцию мы вывозим по железной дороге через западные пограничные переходы, пропускная способность которых не отвечает спросу со стороны украинских грузоотправителей. Другой проблемой является значительное увеличение логистических расходов, в частности из-за индексации железнодорожных тарифов на 70% в конце июня 2022 года, что сделало нерентабельным весомую долю нашего экспортного портфеля продаж. Именно из-за проблем с логистикой производство Метинвеста в Украине загружено менее чем на 50%”, - говорят в пресс-службе “Метинвеста”.

В компании рассчитывают, что "Укрзализныця" в партнерстве с государством и западными союзниками Украины сможет обеспечить увеличение объема железнодорожных перевозок с текущих 1,9 тысяч вагонов в сутки до хотя бы 3 тысяч вагонов в сутки. Это особенно актуально в условиях, когда морские порты заблокированы, а в перспективе ожидается увеличение товарооборота со странами ЕС.

В Метинвесте говорят, что их украинские активы сейчас работают на минимуме своих мощностей именно из-за логистических проблем. А полноценное возобновление производства возможно только при условии решения вопроса внешней логистики: возобновление морского экспорта из портов Украины, увеличение пропуска через западные пограничные переходы.

А в компании Виктора Пинчука "Интерпайп", владеющей металлургическим заводом в Днепре, а также производящей трубы и железнодорожные колеса отмечают, что на начало сентября их предприятия загружены в среднем на 50% от довоенного уровня.

Безусловно, за эти полгода мы потеряли рынки сбыта в странах СНГ и существенно сократили свое присутствие в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Однако летом нам удалось возобновить поставки в США, отгружая продукцию из европейских морпортов”, - объясняют в пресс-службе Интерпайпа.

При этом в компании отмечают, что даже во время войны они не прекращали работу своего R&D-центра, разрабатывающего и внедряющего в серийное производство новые виды продукции, поэтому время от времени внедряют новые виды продукции. Однако с логистическими проблемами столкнулись и здесь.

Понятно, что через морскую блокаду черноморских портов мы вывозим свою продукцию в Европу автомобильным и железнодорожным транспортом с последующей перевалкой через порты ЕС. Да, пропускная способность западных пограничных переходов ограничена, поэтому нам пришлось сформировать новые схемы и маршруты перевозок, задействовав автомобильный, железнодорожный и речной транспорт”, - говорят в компании.

Открытие портов для руды и металла

Каленков говорит, что проблему с логистикой могло бы решить открытие украинских морских портов для металлопродукции и зерна по аналогии с тем, как их открыли для экспорта аграрной продукции. Это существенно удешевило бы логистику, а следовательно, уменьшило бы себестоимость и сделало бы продукцию украинских металлургов более конкурентоспособной на международных рынках.

“Я понимаю, что это больше военно-политический вопрос, и следует осознать, что открытие портов для продукции ГМК в первую очередь будет способствовать укреплению экономики Украины. Отправка судов с металлопродукцией на внешние рынки приносит в 1,5 раза больше валютной выручки по сравнению с экспортом зерна. Открытие портов для продукции ГМК обеспечит приток в Украину около 600 млн. долларов ежемесячно, а это в том числе будет способствовать стабилизации курса гривны”, - говорит глава “Укрметаллургпрома”.

В Метинвесте также отмечают, что открытие морских портов является для отрасли принципиальным вопросом и без решения этого вопроса горно-металлургическая отрасль не сможет восстановиться до довоенного уровня.

"Метинвест" экспортировал железорудную и металлопродукцию в Азию и Европу. Ни один вариант логистики, кроме морской, не сможет обеспечить экономически обоснованное производство железорудной продукции и металла, ведь сейчас из-за необходимости пользоваться исключительно железнодорожным транспортом, стоимость логистики растет в среднем в три раза. К этому фактору прилагаются еще и низкие цены на металлопродукцию и руду в мире”, - говорят в компании.

При этом там отмечают, что решить для деблокады портов нужно международное давление, если Украина и ее союзники не смогут дожать агрессора и разблокировать порты, отрасли придется сокращать и останавливать производство, что будет иметь крайне негативное кумулятивное влияние на смежные отрасли и экономику Украины в целом.

Вопросы ренты, тарифов и таможенной политики партнеров Украины

В "Метинвесте" отмечают, что проблемой для отрасли является рента на добычу железной руды, что значительно выросло на фоне рекордных цен на железную руду в 2021 году . Сегодня цены на руду в Китае снизились до уровня $100-120 за тонну, а стоимость логистики в Китай (которой, кстати, нет в формуле расчета размера ренты) выросла в 2,5 раза.

"Сейчас сложилась ситуация, когда цены, которые мы можем получить за нашу продукцию на экспортных рынках, не покрывают расходы, в частности, налогов и тарифов, которые мы должны оплатить в Украине", - отмечают в компании.

Вместе с тем Каленков говорит, что состояние отрасли было бы значительно легче, если бы "Укрзализныця" несколько снизила тарифы.

“Временное освобождение ГОКов от ренты и уменьшение логистических расходов (за счет снижения тарифов УЗ и достижения договоренностей об открытии доступа к портам для продукции ГМК) будут способствовать восстановлению и наращиванию производства и экспорта – в результате украинская экономика получит больше валюты, больше налогов и сборов, также значительно увеличатся объемы грузоперевозок Укрзализныци. Для понимания производство 1 тонны стали требует перевозки 4-4,5 тонн сырья”, - говорит глава “Укрметаллургпрома”.

По его словам, в рост тарифов "Укрзализныци" есть достаточно объективные причины: объемы перевозок упали, а постоянные расходы остались примерно на довоенном уровне. Однако эту проблему можно решить путем направления материальной помощи от наших западных партнеров в поддержку "Укрзализныци", которая сегодня фактически является полувоенным предприятием.

Кроме того, для возобновления производства ГМК Украины важно снять бессрочно все торговые ограничения на украинскую металлопродукцию со стороны ЕС, США и других стран-партнеров.

Вместе с этим в Каленков отмечает, что некоторую поддержку отрасли отменила квот и пошлин на украинскую металлопродукцию, которые были введены во время волны протекционизма западных стран с подачи президента США Дональда Трампа.

Но ввиду существенного падения производства эффект от этого решения для отрасли незначителен. Украинские металлурги и до полномасштабного вторжения России более или менее вкладывались в квоты, иногда немного превышая их. А сейчас при сокращении производства говорить, о превышении европейских квот

"Было бы хорошо, если бы и после совместной победы и возобновления нашей промышленности ЕС не возвращался к торговым ограничениям, чтобы к украинским производителям и дальше относились как к европейским, которыми мы по сути и являемся", - отмечает глава "Укрметаллургпрома".