09 декабря 2016 в 16:00

ФПГ — это фундаментальная часть экономики, которая никуда не денется — директор ЕБРР

Часто ли мы вспоминаем, что репутация — такой же, если не более дорогой, актив в бизнесе? Как оценивают репутацию крупных украинских компаний разные стейкхолдеры?

Проект "ТОП-100. Рейтинги крупнейших" решил попробовать оценить не только традиционные для себя финансовые показатели работы предприятий, но и их нематериальные активы. В течение декабря в этом разделе выйдет 15 интервью с самыми разнообразными экспертами о репутации украинского бизнеса, ее монетизации и влиянии на развитие компаний в будущем. Начать беседовать о неосязаемом, но одном из самых важных активов мы решили с Шевки Аджунером, директором ЕБРР в Украине. Ведь кому как не глобальным банкирам знать, почем на самом деле хорошая репутация. А почем — плохая.

Давайте для начала разберемся с терминологией. Большой бизнес для Украины — это…?

Это бизнес с оборотом порядка $200 млн в год, связанный в основном с производственной деятельностью.

То есть, сегодня большой бизнес Украины по-прежнему сконцентрирован в промышленности?

Если смотреть на экономику в ее текущем состоянии, значительный процент крупного бизнеса пока представляют компании, связанные с производством. С крупным тяжелым производством. Но мы уже наблюдаем тенденцию, когда к крупным стали относить и компании, занимающиеся IT. Мы видим, что активно растут компании, занимающиеся логистикой и страховыми услугами. А это значит, что база традиционного бизнеса страны меняется вместе с ее экономикой. То есть, экономика производства постепенно становится экономикой сферы услуг.

Можете назвать IT и логистические компании, которые претендуют на свою нишу в большом бизнесе?

Наверное, проще с логистическими компаниями, которые, в частности, предоставляют стивидорные услуги. Это крупные компании "МВ Карго", "Олимпекс", "Бруклин-Киев". Есть IT-компании, которые хорошо развиваются, но назвать конкретные я пока не готов.

Соответственно, традиционные для Украины финансово-промышленные группы постепенно теряют свое значение для экономики? Или нет?

Как я уже говорил ранее, сейчас мы наблюдаем некую диверсификацию экономики — переход от производственного сектора к сектору услуг. И это, по нашему мнению, — будущее экономики. Вместе с тем, мы понимаем, что промышленно-финансовые группы — это некая фундаментальная часть экономики, которая никуда не денется. И силу этих групп надо использовать, особенно по части развития инженерного потенциала. Что повлечет за собой привнесение новых технологий и таким образом развитие экономики страны. И здесь роль финансово-промышленных групп огромна.

Какие крупнейшие бизнес-группы страны вы можете выделить?

Если смотреть на крупные конгломераты, которые здесь работают в сельскохозяйственном, аграрном секторах, это группа "Кернел", "Нибулон", "Мироновский хлебопродукт". Эти компании нам понятны по структуре акционеров, финансовым и репутационным моментам. Они известны в своем сегменте и уважаемы не только в Украине, но и за рубежом.

Если говорить о структурах, с которыми в Украине работает ЕБРР, то независимо от того, какого географического происхождения их капитал, они должны отвечать ряду критериев. Это должны быть прозрачные компании, у которых нормальный кодекс корпоративного управления и соответствующая структура акционеров. Компании, у которых отличная репутация и хорошая история (как кредитная, так и репутационная). Они должны способствовать созданию нормальной конкуренции и привнесению новых технологий.

Что вы подразумеваете под термином "нормальный кодекс управления"?

Это институционализация процесса принятия решений внутри организации, разделение функций управления и владения. И это хорошее корпоративное управление. Оно способствует свободе выражения мнений внутри компании (так называемый бизнес-плюрализм при принятии решений) и благоприятному климату для творческого подхода к бизнесу, а не авторитарным решениям, продиктованным его владельцами.

Корпоративное управление — все еще экзотика для крупного бизнеса в Украине.

К сожалению, мы иногда видим, что владельцы крупных компаний, которые ими и руководят, недостаточно гибко и быстро реагируют на изменения рынка, вызовы, которые стоят перед экономикой и мировой конъюнктурой.

Попытка тотального контроля над бизнесом, которую мы наблюдаем в отечественных компаниях, привела к непониманию того, что для гармоничного развития в бизнес надо привлекать новых инвесторов, которые приносят свежие идеи. Тем не менее, многие структуры остаются фактически закрытыми.

А можете выделить промышленные группы, которые считаете прогрессивными и инновационными?

Это практически все наши клиенты. Потому что одним из критериев, по которому мы оцениваем будущего клиента, является готовность руководства все эти перемены вносить в производственный цикл. Мы смотрим, как располагаются системы контроля и планирования (то есть, как компания осуществляет планирование своей деятельности, контроль над деятельностью, в том числе контроль и прогнозирование рисков). Мы приветствуем, чтобы Наблюдательный совет компании состоял из независимых профессионалов и т.д.

Хороший пример того, как может развиваться структура корпоративного управления, это семейная компания "Нибулон". Мы, хотя являемся только ее кредитором, настояли, чтобы они развивали структуру управления компании, структуру принятия решений, которая бы соответствовала современным стандартам. Также очень хороший пример — киевская компания "Укрпластик" (крупнейший производитель химической упаковки), тоже наш клиент. Мы порекомендовали ей ввести в состав управления специалистов, являющихся профессионалами в этой отрасли, и сейчас она весьма успешно функционирует. Таким образом, работая с компаниями, мы способствуем тому, чтобы они не только росли, не просто фиксировали свое положение на рынке, а стали успешными с точки зрения динамики развития.

Но те, кто фактически управляется собственниками, зачастую развиваются не хуже, а иногда и лучше их коллег по рынку с громоздкими набсоветами.

Да, если мы говорим об украинском бизнесе, то это люди (компании), которые "держат нос по ветру". Они хорошо чувствуют рыночную ситуацию, и это позволило им построить бизнес, сделать его крупным за эти годы и выжить. Преимущество бизнеса, концентрируемого в руках одного человека или небольшой группы людей — быстрая реакция на ситуацию на рынке.

В последние два года мы имели возможность убедиться, что крупный бизнес достаточно быстро приспосабливается к меняющейся ситуации, особенно когда речь идет о диверсификации рынков, выходе на новые рынки. Крупному отечественному бизнесу удалось довольно быстро переориентироваться в связи с потерей российского рынка. То же самое можно сказать и о приспосабливаемости к управлению финансовыми ресурсами (в данный момент — ограниченными). Ибо в ходе политических и экономических потрясений ситуация была настолько сложной, что приходилось оперировать бизнесом, имея скромные ресурсы.

Какие уроки украинский крупный бизнес вынес — или, по меньшей мере, должен был вынести — из событий последних трех лет?

Думаю, большим уроком для всех стало то, что компании и бизнес, находящиеся в привилегированном положении (из-за связей с определенными структурами исполнительной и законодательной власти), могут потерпеть крах либо подвергнуться серьезным изменениям. После смены политического режима к бизнесу пришло (или, наверное, уже приходит) понимание, что свои конкурентные преимущества нужно получать путем честного соревнования, внедрения технологий и хорошего менеджмента, а не лоббированием интересов через определенные структуры.

И тут мы вплотную подходим к вопросу репутации — как собственника, так и компании. Эти политические связи, о которых вы говорите, — как они влияют на репутацию компании? И как эта репутация влияет на бизнес?

Если у владельца компании плохая репутация, то ее будущее ограничено. Можно сказать, нет будущего. Как правило, этот владелец пользуется покровительством сверху, и структура управления внутри компании достаточно авторитарна. Если внутри компании процветает авторитарный стиль управления, это значит, что сотрудники боятся озвучивать новые инициативы. А если сотрудники не имеют шансов высказать свои идеи или инновационные предложения, этот бизнес обречен.

Формирование крупнейших украинских бизнес-групп пришлось на "лихие 90-е", и мало кто может объяснить происхождение первого миллиона… Как улучшать свою репутацию таким компаниям? Ведь репутация собственника накладывает отпечаток навсегда.

Мы с такими компаниями не сотрудничаем. У ЕБРР работает очень хорошо отлаженная и достаточно сложная система оценки репутационных рисков и определения, кто является владельцем бизнеса и насколько мы можем с ним работать. Эта система безошибочно указывает, будет человек нашим партнером или нет. Внутри ЕБРР существует независимое подразделение, которое проводит необходимые расследования и выносит окончательный вердикт. Это гарантирует беспристрастность решения. Мы опираемся только на факты, и поскольку данная структура независима, то можем рассчитывать на абсолютную объективность.

Если посмотреть на историю мировой экономики в целом, понятно, что во всех странах существовали и существуют группы (олигархи), которым удалось в определенный период времени накопить достаточные капиталы. Но важно не то, что эти группы есть, а то, что они должны меняться. Должна появляться структура управления, независимые советы директоров, кодексы корпоративного управления. То есть, атрибуты, присущие современному цивилизованному бизнесу. И задача Украины — создать такие условия, чтобы финансово-промышленные группы проходили этот этап трансформации и постепенно превращались в цивилизованные компании, как это было на Западе.

Как еще неоднозначная репутация может влиять на бизнес украинских компаний, кроме невозможности сотрудничать с ЕБРР?

Первый, и наверное самый важный момент, это вопрос доверия к таким компаниям со стороны международных партнеров. Естественно, такие компании имеют определенную репутацию, и она передается из уст в уста, особенно за рубежом. И если международные партнеры не уверены в ней, то такой компании крайне сложно будет развиваться дальше. И еще один репутационный риск: у компании, бизнеса, владельца могли быть какие-то "темные пятна" в прошлом, о которых на момент заключения сотрудничества решили умолчать, но которые вскрылись позже. И этот нюанс может поставить под сомнение всю возможность дальнейшего сотрудничества.

Вы могли бы назвать компании, репутацию которых считаете сомнительной?

Было бы неправильно с точки зрения руководителя крупнейшей организации приводить такие примеры. Это не роль ЕБРР.

Тогда я перефразирую вопрос. В каких отраслях украинской экономики сосредоточены компании с наихудшей репутацией?

Тяжелое машиностроение, углеродный сектор, добывающая индустрия. Это исторически сложившиеся монополии.

Беседовала Татьяна ОМЕЛЬЧЕНКО

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

ЕБРР откроет в регионах еще 15 центров поддержки бизнеса
Общество 12 июля 2016 в 16:21

ЕБРР откроет в регионах еще 15 центров поддержки бизнеса

Офисы ЕБРР в регионах будут размещены таким образом, чтобы бизнесмен из любого места в Украине смог за 1-1,5 часа до них добраться

ЕБРР инвестирует в Украину 400 млн евро в 2016 году
Экономика 29 ноября 2016 в 10:32

ЕБРР инвестирует в Украину 400 млн евро в 2016 году

Сумма инвестиций ЕБРР в Украину по итогам года может составить 400 млн евро, тогда как в 2015 организация инвестировала сюда более 1 млрд евро

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...