Будущее регионов 05 апреля 2016 в 19:40

Новое доменное имя — как металлургический Питтсбург избавился от своего индустриального прошлого

Как креативная экономика и ставка на образование спасла в прошлом металлургический Питтсбург

Биотехнологии, it-кластеры, университеты как главные работодатели и двигатели экономических изменений — в начале 1980-х американский Питтсбург находился в глубокой финансовой и социальной депрессии. А спустя три десятка лет попал в тройку лучших американских городов в плане трудоустройства.

Новый Детройт

В начале 1980-х безработица в США составляла 10%. Согласно данным американского Министерства труда, только за период с 1979-го по 1984-й год в стране сократили и уволили 11,5 млн работников. Причем где-то треть из них составляли люди, которые были заняты на больших индустриальных предприятиях. Хуже всего в этом смысле пришлось американским индустриальным центрам.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Один из нескольких крупнейших — Питтсбург — сто лет до этого практически не ощущал глобальных мировых и локальных американских экономических потрясений. Международные сталелитейные гиганты U.S Steel и J&L Steel, а также несколько компаний калибром помельче, расположенных в городе, производили тонны металла, несмотря ни на что. Согласно статистике, в его производстве был задействован без малого каждый второй житель региона (в 1950-1960-х эта цифра составляла 41,5%). Получал он при этом на 70$ больше среднего ежемесячного заработка по стране.

В середине 1970-х спрос на сталь начал падать. Питтсбург оказался к этому не готов. Ни экономически — в городе не существовало реальных альтернатив сталелитейным заводам, а те что имелись, вроде задействованной в авиакосмической индустрии США корпорации Rockwell, перевезли свои офисы в другие города. Ни морально — все-таки, до этого несколько поколений горожан не испытывали больших трудностей в трудоустройстве.

Словом, "Городу стали" предрекали судьбу Детройта 1970-х, который после закрытия автомобильных гигантов так и не смог себя "перепридумать" и в итоге превратился в гетто. Вопрос, проводить ли в Питтсбурге деиндустриализацию или нет, даже не стоял. Хотя в сложившихся условиях она никак не могла пройти гладко. Ее промежуточный итог — массовые сокращения (в масштабах страны их ощутили более половины занятых в сталелитейном секторе работников, в одном регионе Питтсбурга с работой в сталелитейной отрасли пришлось проститься 150 тысячам человек), безработица, перевалившая в Питтсбурге за отметку 10%, и как следствие — лидерство города во всевозможных рейтингах самых депрессивных регионов страны.

Домен изменений

Питтсбургский университет Карнеги-Меллон начинался век назад как объединение нескольких технических школ города. Основал их Эндрю Карнеги. Известному промышленному магнату, в то время управлявшему чуть ли не всеми крупными сталелитейными компаниями США, нужны были квалифицированные специалисты для работы на этих предприятиях. На пике американской индустриальной революции университет оказался одним из символов новой на тот момент эпохи.

В 1985 году Карнеги-Меллон снова стал агентом — только теперь пост-индустриальных изменений города. В середине того десятилетия, американская некоммерческая компьютерная сеть, позже развившаяся в Интернет, объединяла всего несколько высших учебных заведений. Одним из них, зарегистрировавшихся в домене ".edu", стал Карнеги-Меллон.

Это событие само по себе прошло малозаметным, но оказалось для Питтсбурга показательным — техническая интеллигенция города проголосовала за прогресс.

Уже несколько лет спустя университет совместно с компанией IBM запустил первый большой научно-образовательный проект Andrew Project, названный в честь основателя университета. Сталелитейная индустрия покидала Питтсбург. Человек, некогда ею управлявший, перешел в статус памятного символа города, а Питтсбург взял курс на индустрию высоких технологий.

Четыре цели

"Стратегия 21" — так назывался план выхода из кризиса, в те годы разработанный городом. По этой стратегии университету Карнеги-Меллон, а также прочим высшим учебным заведениям региона отводилась роль экономических драйверов. Сам Питтсбург должен был превратиться в место хайтек-инноваций. Начиная от научно-образовательных университетских программ и заканчивая всевозможными исследованиями в области медицины и прогрессивных энергетических и экологических технологий.

Кроме активной деятельности главных университетов региона, "Стратегия 21" предлагала больше полномочий и возможностей местным коммьюнити (а не индустриальным корпорациям) и утверждала необходимость работы по стремительному привлечению инвестиций в секторы новых технологий. То есть идеологически она давала зеленый свет инновациям и развитию частного бизнеса. Причем одним из главных инициаторов этой стратегии выступала организация Allegheny Conference on Community Development, созданная в 1940-х еще одним крупным промышленником — Ричардом Кингом Меллоном, в частности владевшим нефтяной корпорацией Gulf Oil. Организация была создана в том числе для отстаивания на государственном уровне интересов индустриальных магнатов.

Четыре цели, поставленные стратегией развития города, выглядели так:

- встраивание металлургических предприятий в реалии новой экономики;

- переориентация их инфраструктуры для использования сектором инновационных технологий;

- работа по увеличению привлекательности экс-промышленного Питтсбурга как туристического региона.

Четвертая цель выглядела следствием достижения первых трех: улучшение качества жизни горожан.

Новый аэропорт, знаменитый музей Энди Уорхолла, занимающий семь этажей, заново переосмысленный центр города, ставший местом скопления сотен мелких бизнесов, научно-исследовательские кластеры, выросшие из университетов. Примерно так выглядит новый Питтсбург.

Использование оставшихся от металлургии инфраструктурных объектов позволило городу выделить в отдельные юниты и объединить в кластеры по интересам несколько секторов инновационных бизнесов. Драйверами тут также выступали университеты — они первыми занимали новые хосты и разворачивали в них свою деятельность. Следом приходили коммерческие компании. Так, например, вокруг биотехнологического центра Университета Питтсбурга возник кластер биотехнологий. А разросшийся до самостоятельного научно-экономического кластера Институт робототехники университета Карнеги-Меллон уже несколько лет как действует в статусе национального и выполняет заказы, например, NASA.

Отдельной строкой идет софтверный кластер города. Во-первых, в Питтсбурге находятся кампусы всех главных It-компаний мира, вроде Google и Apple. Во-вторых, там, в Pittsburgh Supercomputer Center, функционирует один из мощнейших компьютеров планеты.

Вокруг этих кластеров, а также в центре города, которым после его перестройки и переформатирования ежедневно так или иначе пользуется половина горожан (что, по версии урбанистов, считается признаком территории, состоявшейся именно как город), возникла масса мелких частных бизнесов. Они дают работу сотням и тысячам человек. А главным работодателем в городе, согласно данным официального городского сайта, стала компания UPMC Health System, тесно связанная с Университетом Питтсбурга. Это — один из лидеров (входит в топ-20) в медицинской сфере, трудоустроивший 62 тысячи горожан.

Также в топ-10 работодателей находятся пара высших учебных заведений Питтсбурга, телекоммуникационная компания Verison Communications, несколько сетей ритейла. Но в нем больше нет корпорации U.S. Steel, которая весь прошлый век обеспечивала работой Питтсбург.

Саммит G20

5,2% безработицы против 10+% в разгар кризиса, третье место в рейтинге американских лидеров по трудоустройству, десятки крупных и сотни мелких компаний, занимающихся креативным бизнесом и высокими технологиями. "Город стали" вполне может менять свое неофициальное название. Металлургические предприятия по-прежнему составляют часть экономики города, в нем собрано 4% всех оставшихся американских сталелитейных мощностей, но "Стратегия 21" коснулась и этого сектора. Главным образом в части усовершенствования и реструктуризации производства.

В 2009 году в Питтсбурге прошла еще одна знаковая для города конференция. Только повод, в отличие от конференции тридцатилетней давности, был приятный — ежегодный саммит G20. До этого он проводился в Берлине, Лондоне и Вашингтоне. В 2009 году ведущие финансисты и банкиры мира встречались уже в одном из важнейших экономических центров США, которым стал Питтсбург.

Открывая саммит, президент США Барак Обама начал свою речь с обращения внимания всех присутствующих на то, что Питтсбург может рассматриваться чем-то вроде города-кейса по тому, как строить экономику XXI века. Ну а главное — город на своем примере показал, что пост-военной государственной экономике в духе "тысячи молодых людей ежедневно на уйме фабрик и заводов плавят металл и добывают тонны ископаемого топлива" есть альтернатива.

Загрузка...
Новое видео
Що українці думають про опитування Зеленського 25 жовтня?
Загрузка...