Эксклюзив

Раскол в обществе и конспирология: как теракты изменили Турцию

08 января 2017, 15:30
Увеличить размер шрифта Увеличить размер шрифта

Увеличение количества кровавых терактов в Турции и продолжающиеся боевые действия в Сирии могут расколоть турецкое общество, а особенно усилить раскол между религиозными и секулярными турками, что грозит стране дальнейшей дестабилизацией. Кроме того, по мнению экспертов, в стране созданы спящие ячейки террористов, а власть все больше падает в конспирологические теории. Delo.UA посмотрело, как теракты изменили Турцию

Раскол в обществе и конспирология: как теракты изменили Турцию | Общество | Дело Увеличить картинку

"Атакуйте туристические районы и солдат — не имеет значения, кого. Смертниками вы будете обеспечены" (с) Al-Monitor, из переговоров главы ИГ в Турции и его помощника в городе Газиантеп.

После года террористических актов и насильственной попытки переворота жители Стамбула привыкают к звуку взрывов. Когда они раздались возле самого известного ночного клуба города в новогоднюю ночь на 1 января, некоторые думали, что это был новогодний салют. Но они жестоко ошиблись — небо над ними было пустым. Настоящая бойня разворачивалась на земле.

К этому времени в ночном клубе от пуль погибли 39 человек, в основном иностранцы, и еще десятки получили ранения. Вскрытие показало, что многие из них были расстреляны с близкого расстояния из автомата. Некоторые спасались, прыгая в Босфор. Позже "Исламское государство" взяло на себя ответственность за этот кровавый и циничный теракт в новогоднюю ночь.

2016 год был отмечен резким увеличением террористических актов в Турции со стороны Рабочей партии Курдистана (РПК) и "Исламского государства". В 2016 году крупные города были поражены 20 взрывами, которые убили более 300 человек. Теракт на Новый год в ночном клубе "Рейна" лишь подтвердил опасения, что Турция вступает в 2017 с более мрачными воспоминаниями и свежими вопросами о будущем страны.

Кровопролитие в Турции началось в 2014 году с одной атаки, которая унесла три жизни. В 2015 году четыре нападения привели к 144 смертям. В 2016 году число нападений возросло до семи, а число погибших до 167, если мы также включаем последнюю стрельбу в ночном клубе Reina. В одном из последних своих заявлений, лидер ИГ Абу Бакр Аль-Багдади назвал Турцию одной из главных целей группировки.

Но атака на ночной клуб — не первое нападение террористов ИГ на Турцию. С группировкой связывают по крайней мере восемь больших терактов в Турции, в том числе наиболее смертоносные в истории страны. Нападение на "Рейну" — первое, которое группировка Аль-Багдади официально признала. В онлайн-заявлении ИГ высоко оценило стрельбу как нападение на "торжество отступников" и назвала ее местью за турецкое наступление в Сирии.

Точки давления и спящие ячейки

Турция — страна с 911-километровой границей с Сирией и 384-километровой границей с Ираком — это естественная сфера для расширения деятельности и материально — технического обеспечения для террористов. Это мусульманская страна на перекрестке Кавказа, Центральной Азии и Ближнего Востока, чье географическое положение и социальная ткань сделали ее процветающим пространством для экстремизма разного толка и вида.

Под давлением успехов турецкой армии ИГ начало терять это пространство и материально-техническое обеспечение из Турции. Поэтому логичной реакцией стал террор в самой Турции, пока ее солдаты с боями выбивают ИГ из Сирии. Из Ирака же Анкара приняла решение и вовсе вывести свои войска.

Чем это грозит? Как минимум еще большим ростом напряженности между исламистами и светскими турками, многие из которых обвиняют про-исламистское правительство в распространения экстремизма. "Исламское государство" читает турецкое общество очень хорошо, и оно знает, как ударить по ключевым точкам и создать давление", — говорит Хильми Демир, эксперт по вопросам мусульманских сект и радикализации.

В стране создано множество "спящих ячеек", особенно в городах Адана, Аксарай, Анкара, Газиантеп, Стамбул, Килис, Конья, Мерсине, Шанлыурфа, Кахраманмараш и др. Общая численность членов ИГ в Турции — до 3000 человек, включая, по информации журналиста Метехана Демира, около 60 высокотренированных оперативников: специалистов по промыванию мозгов, создателей ячеек террористов и организации нападений; плюс до 1800 боевиков и других помощников.

Кроме того, на пресс-конференции в январе 2015 года, министр иностранных дел Давут Чавушоглу показал обеспокоенность правительства по поводу возможного возвращения по крайней мере 700 турецких граждан, которые воюют на стороне ИГ.

Серхат Эркмен, старший научный сотрудник Института Турции XXI века, опубликовал следующее предупреждение на основе полевых исследований: "Если мы примем во внимание моджахедов, которые пошли в Сирию и Ирак для джихада, то число членов семьи, которые сопровождали их, и тех, кто дал им материально-техническую и иную поддержку, [...] близко к 10,000. [...] Семьи составляют около 60% тех, кто пошел [в Сирию и Ирак]".

Эти точки давления множатся. Вместо того, чтобы объединять разделенную страну после переворота в июле, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подавил своих противников, в том числе курдских активистов, "левых" и атеистов. Официальный дискурс становится все более консервативным. В декабре директорат религиозных дел страны присоединился к исламистским группировкам, провозглашая, что новогодние праздники "чуждые" турецким ценностям. В то же время группа молодых ультранационалистов провела акцию протеста, на которой они делали вид, что держат Санта-Клауса под дулом пистолета.

Правительство Турции: консерватизм, репрессии и конспирология

Тем не менее, многие турецкие консерваторы отказываются признать, что невинных людей, в том числе мусульман, убивает группа, действующая во имя ислама. Они предпочитают теории заговора. Проправительственные газеты утверждали, что нападение на Новый год было работой "вдохновителя", сокращение для альянса западных держав. Депутат от правящей партии обвинил — кого же еще? — ЦРУ.

Очевидно, что Турция сталкивается с очень серьезной проблемой. Тем не менее, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) и ее де-факто партнер, Националистическая партия действия (MHP), придумали довольно простой подход к этому вопросу. Они сваливают все атаки РПК и ИГ, а также попытку государственного переворота 15 июля 2016 года на проживающего в США проповедника Фетхуллаха Гюлена.

Власть объясняет все эти события как элементы давления и даже скрытую войну, как часть иностранного плана против единства Турции. Не обращая внимания на различные аспекты проблемы, партии, лояльные к Эрдогану, видят только серии провокаций, исходящие от внешнего врага, т.е. от США.

Был также поднят вопрос подотчетности. Более 400 жизней было потеряно в крупных террористических актах с лета 2015 года, а еще ни один министр не подал в отставку.

Буквально за неделю до нападения в ночном клубе посол России был застрелен молодым турецким полицейским, который находился в момент убийства не при исполнении, но прошел внутрь галереи с полицейским значком.

Правительство говорит, что в прошлом году были сорваны 339 нападений. Но оно также использовало войну с терроризмом как предлог заставить замолчать критиков. В декабре власти задержали репортера Wall Street Journal на двое с половиной суток. Через несколько дней они арестовали репортера-расследователя АхметаСика по сфабрикованным обвинениям в терроризме. После переворота более 100 журналистов были задержаны, а десятки медиа, в том числе оппозиционных и про-курдских — закрыты.

Во многом из-за государственного контроля над религиозной дискуссией, поддержка ИГ среди турок минимальна. Тем не менее, группа определенно хочет столкнуть традиционно толерантный бренд турецкого ислама с набравшимися сил и смелости фундаменталистами. ИГ хочет стимулировать подать голос тех исламистов, которые осуждают светский образ жизни, говорит Русен Джакир, журналист. "Они хотят превратить Турцию в поле боя", — говорит он.

Атака на Новый год может служить тревожным звонком. Правящая Партия справедливости и развития понимает, что поляризация поможет победить на выборах. Но они также понимают, "что это делает страну неуправляемой", говорит Озгур Хисарчикли, глава офиса немецкого фонда Маршалла в Анкаре. Диянет (упоминавшийся выше директорат религиозных дел — ред.) заявил, что нападение на ночной клуб является предосудительным, как нападение на мечеть. Сам г-н Эрдоган предупредил против расширения линии разлома в турецком обществе.

Увы, г-н Эрдоган, популистский авторитаризм, шовинизм и репрессии только уводят турецкое общество все дальше друг от друга. По мере того как год подошел к концу, Турции желают лишь меньше насилия, меньше страха и меньше угнетения.

Автор: Анатолий Максимов Анатолий
Максимов
международный обозреватель

По материалам: "Дело", The Economist
Раздел: >
Теги: турция , теракт , реджеп эрдоган , исламское государство

Главные новости от delo.ua
Поздравляем! Вы подписались на рассылку от delo.ua
Раскол в обществе и конспирология: как теракты изменили Турцию | Общество | Дело
Читайте также
Комментарии Facebook
Комментарии
Читаемые в разделе
Комментируемые
Видео
Фото
Популярные теги
3G
web-T::CMS. Проверенные решения Хостинг-партнер
Хостинг сайтов - MiroHost
© 2005-2017 Ekonomika Communication Hub.
Все права защищены
Тел.: 044 585 58 91/92
Узнай, как перепечатывать новости, и смело используй материалы из новостной ленты портала Delo.ua

— Материалы, которые отмечены этим знаком, публикуются на правах рекламы. За содержание рекламы ответственность несут рекламодатели.