Крики "Ганьба!" на показе "Племени" катализировали сбор подписей за ликвидацию Нацкомморали

В Интернете продолжается сбор подписей под петицией о ликвидации Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали. В бюджете-2015 предусмотрено потратить на этот бесполезный контролирующий орган 3 миллиона гривень
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Крики "Ганьба!" на показе "Племени" Мирослава Слабошпицкого в Доме кино в минувшие выходные, собравшем полный зал членов Союза кинематографистов и представителей Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали (НЭК), имели и свои "плюсы". Такая бурная негативная реакция на фильм представителей киносообщества катализировала сбор подписей под петицией с требованием к правительству ликвидировать НЭК, которая в народе зовется Нацкомморали.

Петиция появилась в интернете 5 января, а через неделю, 14 января законопроект о ликвидации НЭК (№ 1647) был поддержан Комитетом Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики. Его вынесла на обсуждение Ольга Червакова. Речь в нем идет об изъятии из закона "О защите общественной морали" упоминания о Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали (НЭК) и передаче ее функции другим государственным органам.

Попытки ликвидировать НЭК предпринимались не раз и были обоснованы тем, что решения комиссии дублируют контролирующие функции Министерства культуры, Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания. Например, прокатное удостоверение фильма дистрибутор получает в Госслужбе по вопросам кинематографии при Минкульте, где проверяют, нет ли в киноленте пропаганды насилия, алкоголя, наркотиков и сцен сексуального характера. Но при этом кинотеатрам, чтобы показывать фильм, надо получить еще и положительное заключение НЭК.

Ликвидация бесполезной комиссии приведет к хоть и не большой, но все же экономии бюджетных средств — 3 миллионов гривень в 2015-м.

За ликвидацию НЭК в свое время выступали многие деятели культуры, в том числе Юрий Андрухович и Сергей Жадан. На сегодня под петицией подписались около 2,5 тысяч человек. Ее текст находится здесь.

А о том, как дико проходил показ фильм Мирослава Слабошпицкого "Племя" в Доме кино в минувшую субботу, рассказывают в своих постах в Facebook-сообществе представители киноотрасли.

Они отмечают, что зал был полон, что было много членов Союза кинематографистов и Нацкомморали. Во время показа в зале раздавались крики "Ганьба!". Правда, отмечают очевидцы, на финальных титрах другой группе удалось заглушить их криками "Браво!" Не обошлось без упоминания Тараса Григорьевича. "Посреди фильма, после сцены aборта, с места срывается какой-то человек и на весь зал начинает кричать: "Украинцы! Опомнитесь, вспомните Шевченко!" — написала Юлия Гонтарук, режиссер в Babylon'13.

Правда, Василий Костицкий, председатель НЭК, отвечая на вопрос "Телекритики", утверждает, что лично он "Ганьба!" не кричал. "Мне неизвестно об участии членов НЭК в просмотре этого фильма. Как только Экспертная комиссия Госкино Украины позволит его в прокат [...], члены Национальной комиссии смогут его посмотреть ", — многозначительно заметил он, даже не подозревая, что "Племя" было в прокате еще в сентябре прошлого года.

Глава НЭК честно признался, что после просмотра фильма оставил зал "с чувством обиды": "Потому что мне как человеку, который принимал участие во многих важнейших актах создания Украинского независимого государства, депутата I, II, III созывов Верховной Рады Украины, ближе проблемы, поставленные в шедевре Олеся Санина "Поводырь", который я смотрел вместе с многими друзьями. Очень своевременный фильм! Современной Украине в условиях войны на Востоке очень нужна украинская героика. Но это все видение человека и гражданина, не влияет на возможные государственные оценки".

Василий Костицкий, глава Нацкомморали. Фото: inpress.ua

А вот решать, являются ли порнографией сцены, где герои "безмолвно вступают в половые сношения", он предпочел оставить Госкино. От себя добавил: "Эпизоды вызвали негативные комментарии зрителей, сидевших недалеко от нас с Николаем Ильинским (один из членов НЭК). Мир построен на любви, а любовь — не только на бессловесном сексе." (Напомним, герои фильма — глухонемые и язык, на котором они разговаривают, Слабошпицкий специально никак не переводит).

Кроме того, руководитель НЭК отметил возмущение кинорежиссера Николая Ильинского тем, что "авторы фильма поиздевались над людьми с определенными физическими ограничениями, показав их почти всех аморальными..." И, наконец, прозорливо предположил, что Мирослав Слабошпицкий "где-то глубоко в душе обижен на Украину", раз у него в фильме украинская действительность "очень мрачная и беспросветная". Но тут же, вопреки логике предыдущих высказываний, признал высокий талант Слабошпицкого, и обозначил "Племя" как социальную психолого-натуралистическую трагедию.

Стоит напомнить, что лента "Племя" впервые в истории Украины стала "Открытием года" Европейской киноакадемии, завоевав приз европейских кинокритиков (FIPRESCI). Кроме этого, лента получила более 30 призов на международных кинофестивалях, стала открытием Украины как кинематографичного государства — начиная с громкого триумфа на Каннском кинофестивале, где фильм получил три приза конкурсной программы "Неделя критики", замечает "Телекритика".

Тем не менее Оскаровский комитет Украины фильм в качестве претендента на премию Американской киноакадемии не выдвинул, предпочтя "Поводырь" Санина. Продюсер "Племени" Денис Иванов и режиссер Мирослав Соабошпицкий обвинили комитет в нарушении правил голосования, в том числе в том, что голосовали те, кто имел "конфликт интересов" (сотрудничал со съемочной группой "Поводыря"). Но несмотря на поддержку общественности, добиться переголосования не удалось.

Бурное обсуждения в ФБ эмоций на просмотре "Племени" в Доме кино вызвало новую волну негативных мнений представителей киносообщества. Причем, аргументация некоторых кинематографистов полностью совпадает с аргументацией председателя Нацкомморали — мол, слишком все мрачно, а нам сейчас такое не нужно, нужно героическое.