Lifestyle 19 августа 2020 в 11:30

Сериальное направление — это игра вдолгую — Олег Рогожа, IVORY films

Соучредитель IVORY films Олег Рогожа для проекта "Знято в Україні" — о специфике украинской сериальной индустрии, минимизации рисков и о том, при каких условиях количество перейдет в качество и украинскими сериалами заинтересуется Netflix

Продюсер Олег Рогожа, IVORY films (справа), с режиссером Анатолием Матешко Продюсер Олег Рогожа, IVORY films (справа), с режиссером Анатолием Матешко
Продюсер Олег Рогожа, IVORY films (справа), с режиссером Анатолием Матешко

Продюсер Олег Рогожа, соучредитель IVORY films, рассказал "Знято в Україні" о том, на каких условиях продакшн-компании работают с телеканалами и почему те заказывают в основном мелодрамы, чем ограничен бюджет сериалов, когда можно рисковать, а когда — не стоит и почему украинский продукт мало интересует Netflix.

Спецпроект "Знято в Україні" организован Delo.ua в партнерстве с Медиа Группой Украина.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Олег, какова ваша оценка сегодняшней ситуации в украинской сериальной индустрии? Что самое важное произошло с момента запрета российского контента в эфире, когда библиотеки каналов "посыпались" и им пришлось придумывать, чем заполнять эфир? Продакшн IVORY films в этот сериальный бум вписался?

Мы сериалами начали заниматься не так уж давно. Департамент сериального производства открыли в 2017 году. И только в прошлом году нарастили объемы до 60-ти часов контента. Для нас это большой шаг вперед, как в производстве, так и в приобретении опыта, как получить более качественный продукт.

На сегодняшний день, конечно, есть огромные плюсы в том, что телеканалы наращивают сериальное производство. Но нужно учитывать и современные реалии: каналы не всегда готовы платить за сериал ту стоимость, за которую его можно было бы сделать более качественным, более популярным.

Потому что у телеканалов есть стоимость слота, и отталкиваясь от нее, они предлагают покупку сериалов по предзаказу. У них есть определенные лимиты, которые они готовы потратить на производство сериалов.

И в этом случае для обеих сторон это такая стратегия win-win — есть определенный бюджет и мы как продакшн соглашаемся на эти условия, оговаривая при этом уровень контента, который можем в результате предоставить. Сериалы, которые мы производим, — это такая копродукция с каналом.

Вы давно работаете с телеканалом "Украина", лидирующего в сериальном направлении — только в ближайшие полтора года более ста сериальных премьер прошло в эфире. Сериалы только для них снимаете или для других каналов тоже?  

Первый наш удачный опыт в сериальном производстве был в 2018 году. Да, это был мини-сериал для телеканала "Украина" — "Нужен мужчина". И после этого в конце 2018 года у нас запустилось уже более масштабное сериальное производство.

В конце 2018-го для телканала "Украина" мы сняли 8-серийный фильм "Самый лучший муж", потом 4-серийки — "Мираж", "Я тебя найду".

В 2019 году — "Любимые дети", "Будь что будет", "Исчезающие следы". И в конце 2019-го начали сотрудничать со Star Light Media — вполне успешно прошла в апреле на СТБ премьера сериала "У каждого своя ложь". Сегодня у нас в производстве одновременно шесть сериалов — и для телеканала "Украина", и для СТБ. 

сериалКадр из сериала "У каждого своя ложь"

На какой бюджет для производства сериала могут сегодня рассчитывать продакшны?

Опять же, каждый канал отталкивается от стоимости слота в прайме или предпрайме. Скажем, если стоимость слота $30 тысяч, то вряд ли канал заинтересован потратить больше этой суммы.

А какова верхняя планка? Знаю, например, что на производство одной серии "Нюхача" выделялось около $300 тысяч. Такие суммы — редкость? Какова в бюджете доля канала, а сколько вкладывает продакшн?

Этот вопрос обычно решается в результате конструктивных переговоров. Тут важны многие моменты — насколько в проекте заинтересован канал, насколько заинтересован продакшн. В зависимости от финансового участия канала и продакшна, соответственно и права на продажу проекта могут иметь разное соотношение. Это может быть и 60-70% со стороны канала. Но если участие 60% на 40%, то тогда мы делим права пополам.

А если 70 % на 30%?

Тогда вопрос прав обсуждается дополнительно. Можем оставаться на том же процентном соотношении, как и финансовое участие. Но чаще каналы идут навстречу, в первую очередь это касается канала "Украина", и мы получаем, как правило, где-то на 10% больше прав, чем наше финансовое участие.

Когда вы разворачивали свое сериальное производство, планировали самостоятельно продавать? И если да, то в какие страны?

В Казахстан, Молдову, страны Балтии, Беларусь — туда, где наш продукт интересен, где его понимают.

Мы пытаемся продавать. Хотя начали заниматься этим всего полгода назад, и пока у нас не сильно получается. Ну и, опять же, за счет того, что 90% сериалов мы производим в копроизводстве с каналом, то и дистрибуцией, в первую очередь, занимается канал.

Кроме того, для рынка мы — новый продакшн, поэтому покупатели пока осторожны в заключении контрактов. Важным моментом для продажи продукта на международном рынке является канал-заказчик. Например, общеизвестно, что телеканал "Украина" — крупный поставщик качественного контента, и когда потенциальные покупатели видят, что именно "Украина" обозначена заказчиком сериала, то доверие к качеству продукта автоматически возрастает. И часто это является главным определяющим моментом. Пока собственной репутации сильного продакшна, как, например, у Film UA, у нас на международном рынке нет, но мы в этом направлении уже уверенно идем.

Думаете, украинским продашнам реально конкурировать с европейскими?

На сегодня рынок сериального производства Украины старается все же в первую очередь удовлетворить потребности нашей аудитории. Украинские продакшны массово производят мелодрамы, которые ориентированы на аудиторию 35+, а чаще их целевая аудитория — 45-55 лет.

И у нас более востребованы мелодрамы, а для платформ все же характерны более динамичные жанры — триллеры, драмы, экшены, боевики, детективы. Да, есть сериалы и фильмы украинского производства, которые проданы на Netflix или HBO. Но пока это единичные случаи. Хотя вот уже сейчас благодаря закону о рибейтах Netflix снимает один из своих проектов в Украине. Возможно, ситуация вскоре изменится, и мы сможем конкурировать с европейскими продакшнами.

Почему мелодрама так любима украинскими телезрителями?

Аудитория сериалов — это, в основном, женщины, которые ежедневно находятся в трудных жизненных условиях, поэтому все они хотят видеть на экранах принцесс. Хотят видеть, что у кого-то жизнь сложилась лучше, чем у них, что все не так плохо, что может случиться чудо и на экране, и у них в жизни. Люди хотят отвлечься, сейчас — особенно, учитывая ситуацию с коронавирусом, с карантином. Поэтому мелодрамы у нас так востребованы. И канал "Украина", наверное, первый, который четко определил свою аудиторию (35-55 лет) и стал предлагать соответствующий продукт.

Сейчас в Украине начали снимать много сериалов. Уже дошли до момента, когда количество переходит в качество. Видно это движение, начинают появляться новые герои и новые сюжеты?

Изменения есть, но они не настолько существенные. Если посмотреть сериал, который был популярен пять лет назад, и сразу встык за ним — современный сериал, вы увидите эту разницу. Но если смотреть подряд один новый продукт, а потом другой, то разница будет незаметна, настолько точечно вводятся некоторые новаторские нюансы, чтобы привлечь аудиторию, которая считается более коммерческой.

Олег РогожаПродюсер Олег Рогожа, соучредитель IVORY films, на съемочной площадке сериала "Вызов". Фото предоставлено  IVORY films.

Если говорить о производстве сериалов, то с чем столкнулись, что оказалось главной проблемой?

Кадры. Причем с менеджерами у нас проблем нет, проблематично с творческими личностями. У нас не так много хороших режиссеров. Постоянно приходится ждать, когда он закончит проект, чтобы пригласить его к себе.

А творческую группу с заказчиком утверждаете?

Всю творческую группу утверждаем с каналом-заказчиком. И каналы, и мы отдаем предпочтение режиссерам, операторам и постановщикам, которые имеют опыт, звучат на рынке. Рисковать с молодыми режиссерами никто не хочет.

С актерами тоже большая проблема. Есть сильные актеры, но их очень мало, их приглашают все — в мелодрамы, драмы, детективы. Зритель уже наизусть знает их фамилии, а не только имена персонажей, которых они играют. Потому привлекаем актеров из-за рубежа. Все проходит согласно правилам: самоизоляция, сдача тестов на коронавирус, и только после этого вход в подготовительный и производственный процесс.

Но самой большой проблемой в кадрах является дефицит хороших сценаристов. У тех, которые пишут пять-шесть сценариев в год, истории очень похожи друг на друга — сама драматургия внутри сюжета одинакова. А сценаристов, пишущих истории, которые сильно отличаются друг от друга по драматургии, очень мало и они очень загружены.

И хотя производство не стоит, телеканалы сценарии заказывают, но по жанровости они очень похожи. Потому что, если взять тот же канал "Украина", имеющий устойчивую аудиторию (женщины, 35-55 лет), то он производит в основном мелодрамы.

У нас есть сильные идеи, но наши сценаристы не готовы их прописывать. У них такой большой опыт в мелодрамах, что в других жанрах у них не получается писать.

Приходится даже искать сценаристов за рубежом.

А какой сценарий вам писали зарубежные сценаристы?

"Пацики та лялечки" — история об отношениях молодых людей подросткового возраста.

Восемь серий по 26 минут. Это продукт для платформы, в нем можно показывать то, что запрещено по телевизору, но интересно молодой аудитории, на которую ориентируемся.

Для нас это первый такой продукт, и нам важно, чтобы он получился того качества, которое планируем. Потому привлекли группу зарубежных сценаристов, имеющих опыт в комедийном жанре. Отправили им нашу идею, им очень понравилось, и они в соавторстве с нашими сценаристами написали сценарий, который мы отдали на питчинг Держкино.

А какой нужен бюджет на производство этого сериала?

В заявке, поданной на питчинг Держкино, мы заявили в среднем на производство одной серии подобного веб-проекта весьма скромный бюджет — 3 150 584 гривни. Это 40% общего бюджета, если сравнивать с другими web проектам, то бюджет производства одной серии может составлять от $3 200 до $7000. У авторов этого проекта уже есть успешный опыт, не так давно они запустили веб-сериал "Хостел", под него даже был создан канал на Ютубе, где одну серию посмотрели 1,5 млн пользователей.

Если выиграем и получим частичное госфинансирование — запустим в производство.

А если нет?

Если нет, то производить его не будем. Потому что у нас рынок ориентирован на покупателя, а не продавца. А у нас нет предзаказа или согласия каналов у себя его эфирить, и нет спонсоров.

Перед тем как производить сериал, мы отправляем заявки на канал: вам нравится или не нравится? Вы готовы купить? И только получив положительный ответ, заказываем сценарии и входим в процесс производства.

А если не получаете ответ, "готовы купить"?

Тогда мы эту заявку кладем у себя в архиве "на полочку" и, может быть, потом когда-нибудь вернемся к ней.

Ваше отношение к грядущим изменениям в критериях оценивания заявок на питчинг Держкино, в частности, по коммерческой успешности предыдущих проектов продюсера и режиссера?

Сколько у государства может быть денег для производства имиджевых проектов, которые не являются коммерческими? Каждый год выделяют 500 миллионов гривен. Так давайте производить хотя бы процентов 60 коммерческого продукта, который даст возможность вернуть эти средства в Держкино.

Или производить более широкий жанр, например, сериал, документальный фильмы, документальные сериалы и прочее. Как, к примеру, в этом году Держкино объявило питчинги проектов сериального производства, где победители получают до 50% от бюджета. Это тоже плюс. Но, с другой стороны, такое финансирование останавливает новаторские идеи, ведь даже при получении половины финансирования возникает вопрос — а где брать еще 50%?

Сколько проектов сейчас в производстве?

У департамента сериального производства сейчас в работе одновременно шесть сериалов. Работаем над новым скриптед-реалити "Вызов", продолжаем производить скриптед-реалити "История одного преступления", в процессе работа над сериалами для "Украины" — "Корзина для счастья", "Нарисуй мне маму", в сентябре запустим два сериала для СТБ — "Пленница", "Отпуск в сосновом лесу".

ВикликНа съемочной площадке сериала "Вызов". Фото: телеканал "Украина"У нас уже восемь лет в эфире проект "Говорит Украина" (для телеканала "Украина"), который останавливали на два месяца в период жесткого карантина. Сейчас снимаем, но без зрителей — в студии только ведущий, эксперты и герои. Этим занимается департамент социальных проектов. Также делаем сейчас журналистские расследования "Контролер" и "Громкое дело" для телеканала "Украина" . 

Заканчиваем восьмой сезон "Истории одного преступления". Сериал уже три года выходит на телеканале "Украина" в своем слоте (с 16:00 до 18.00, две серии подряд). И никакой проект конкурирующих каналов в этом слоте его "побить" не может.

история одного преступленияЗаставка из сериала "История одного преступления"

Канал заказывает по одному сезону?

Два сезона. Весной был эфир седьмого сезона. Восьмой выйдет осенью. Если цифры будут хорошие — а весной были хорошие, — то я думаю, что мы получим от заказчика подтверждение на производство девятого-десятого сезонов. Пока сценаристы, задействованные на проекте, не выписались. Историй много, поэтому можем спокойно производить девятый-десятый и даже одиннадцатый-двенадцатый сезоны.

Что-то меняете в восьмом сезоне?

Сейчас рассматриваем длинные истории — на 90 минут, как спецвыпуски, но в том же формате, что и "История одного преступления".

Это будут, опять же, истории реальных героев, которые сейчас находятся в заключении. Они будут рассказывать о своих преступлениях, а экспертами будут только те, кто вели их уголовные дела — опера, следователи. От них узнаем, как им удалось выйти на след и так далее. Зрителю это должно быть очень интересно. Такого продукта на ближайших зарубежных территориях еще нет.

Жанр скриптед-реалити становится все популярней в Украине, как, впрочем, и во всем мире. Чем по-вашему он так привлекает зрителя? Как считаете, заменит традиционное документальное кино?

Я на телевидении с 2003 года, и еще тогда на "Интере" мы рассматривали скриптед-реалити, производя документалку, социальные проекты. Но тогда никто не понимал, насколько он будет интересен нашему зрителю.

В скриптед-реалити смешаны несколько жанров — интервью экспертов, их комментарии, есть ведущие и есть постановочные съемки — художественная часть.

В классической документалке тоже можно использовать реконструкцию, в зависимости от истории. Но все равно процентов 40 времени занимают комментарии экспертов и архивные материалы. А зрителя привлекает, в первую очередь, художественная часть. Поэтому скриптед-реалити медленно, но уверенно закрепляется в Украине.

Какая перспектива у документального кино? Стоит его снимать?

Документальный проект — это, в первую очередь, имидж канала. Для канала "Украина" мы произвели семь знаковых документальных проектов. Последний — "Лазурная пыль" — недавно был продан в Канаду на Amazon Prime Video. Документальные фильмы очень дорогие в производстве, и, соответственно, каналу заказывать их под себя невыгодно. Разве что при поддержке Держкино.

Лазурная пыльПостер документального фильма "Лазурная пыль" 

Сейчас у нас в производстве полнометражный документальный фильм под рабочим названием "Червоний терор". В прошлом году мы выиграли питчинг (хотя и не с первого, а с третьего раза) на производство этой ленты. Главный герой фильма — потомок палача, лично расстрелявшего Якира, в 1937 году приводил приговор в исполнение. Он говорит о себе, своих детях, как принимал участие в боевых действиях в зоне АТО, насколько он боится этой истории, насколько ему неприятно о ней рассказывать. Но мы убедили его, что об этом нужно говорить, люди должны знать об этом.

В Украине начинает развиваться направление сериалов для платформ. Вам интересно этим заниматься? В чем тут специфика?

Сериал "Пацики та лялечки" как раз сориентирован на платформы. Это наш пробный проект, хотим посмотреть, как это пойдет. В любом случае, на первом продукте все равно набьем шишки. Главное, чтобы они были не катастрофически болезненными. Поэтому и подались на питчинг в Держкино.

Диджитал-направление сегодня для нас очень актуально. Но, учитывая стоимость производства, мы еще не до конца понимаем все нюансы сотрудничества с платформами. Тем более, спонсоров тяжело найти. А если находим тех, кто готов принять участие в продукте, они выдвигают такие условия, которые мы не можем выполнить.

Например, за определенную сумму, а это 10% от бюджета, они категорически требуют, чтобы в проекте не было других спонсоров близкого направления. Но мы же говорим о сериале, где снимается много сцен, например, в разных магазинах, говорим о разных героях, так почему нельзя использовать два-три бренда? Спонсоры категорически против: если мы, то только мы. Хорошо, но если только вы — заплатите 30% от бюджета, а не 10%. В ответ: "У нас нет большего бюджета". Такая пока тупиковая ситуация, но надеемся, что мы ее преодолеем.

Что разумнее: снимать одновременно проект и для телевидения, и для платформы или разграничивать?
Я считаю, что нужно разграничивать. В продукте для платформ может быть то, что запрещено на канале, но является привлекательным для зрителя.

Кроме того, есть отличия между аудиториями. В том числе такой момент, как манера смотрения. Я знаю молодых людей, которые "Первые ласточки", "Школу" не смотрели по телевизору. Только на платформе. Потому что подростки, молодежь 18-20 лет не привыкла к телевизионному смотрению — сегодня две серии, завтра — две, послезавтра — две. Они ждут, когда на платформе выйдет весь сериал, и смотрят его за день-два. Они себя ни в чем не ограничивают. А канал их ограничивает.

Более взрослая аудитория, наоборот, не смотрит ни на диджитал-площадке, ни на YouTube, а целенаправленно смотрит телевизор — новости, телепрограммы, сериалы.

Поэтому я считаю, что диджитал-площадка развивается сама по себе и туда нужен тот контент, который будет ориентирован на свою аудиторию и будет отличаться от телевизионного, чтобы даже более взрослая аудитория, если хочет посмотреть этот продукт, понимала, почему его нет на телеканале.

А если ориентироваться с одним продуктом и туда, и туда, то вы все равно где-то проиграете. Или на телеканале, или на платформе — одно из двух.

Можно быстро заработать на сериалах?

Сериальное направление — это игра вдолгую. То есть за год ты даже вернуть вложенные средства не сможешь, не то, что заработать. Через три года, когда будет уже вторая продажа, вот тогда это и будут первые деньги, которые ты заработал. Ты вкладываешь деньги и понимаешь, что у тебя есть творческий актив, который через три года, возможно, принесет тебе прибыль.

Мы заранее обсуждаем бюджет с каналами, но, учитывая, что финансовая ситуация сейчас нестабильна, никто не предлагает глобально повысить наши бюджеты на производство. Бюджет может увеличиться, если есть реальная необходимость: например, подорожали топливо, билеты или продукты питания — тогда точечно такие моменты обсуждаются.

Такой бизнес, как продакшн, — вообще игра вдолгую, на перспективу. Мы стараемся не подводить ни зрителя, ни заказчика. В этом, может быть, и состоит наш успех. Всегда играем чисто.

Но стремимся развиваться и пробовать новое, ведь в этой индустрии оставаться на одном месте нельзя, реалии заставляют все время двигаться вперед, осваивать новые направления. Но, прежде чем начинать что-то, мы стараемся максимально подготовить все условия, учесть все возможные риски, и только тогда строить дальнейшую стратегию развития компании.

Елена Гладских, спецпроект "Знято в Україні", Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Як залишатися у попиті і вміти пристосовуватися до змін — Валерія Заболотна
Загрузка...