База данных по цене человеческой жизни. Почему Украина до сих пор не имеет государственного реестра доноров стволовых клеток

  • Внештатный корреспондент Delo.ua

База данных по цене человеческой жизни. Почему Украина до сих пор не имеет государственного реестра доноров стволовых клеток

Для большинства рядовых украинцев вопрос трансплантации, а тем более трансплантации костного мозга, не жизненно важен. Однако, несмотря на это, нельзя говорить, что трансплантация не является актуальной темой сегодняшнего дня. Особенно в свете некоторых недавних событий и обстоятельств, оказавшихся в этой связи.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Событие, привлекшее внимание к проблемам, связанным с важным медицинским вопросом, это подозрение от Государственного бюро расследований бывшему заместителю министра здравоохранения Павлу Ковтонюку, обвинившемуся в служебной халатности, из-за чего государство потеряло 1,9 млн гривен. «Небрежность» заключалась в том, что в декабре 2018 г. господин Ковтонюк подписал акт приема-передачи программного обеспечения для доступа к международному реестру доноров стволовых клеток (т.е. костного мозга). Об этом в украинских СМИ сообщили 28 сентября этого года.  

Возможно, это событие, несмотря на его негативный характер по отношению к г-ну Ковтонюку, пойдет на пользу ради того, чтобы общество еще раз посмотрело на серьезную социальную проблему, связанную с жизнью немалого числа украинцев.

Трансплантация костного мозга является уникальным методом лечения рака крови; она помогает многим людям не то, что жить нормальной жизнью, но вообще жить. Правда, для Украины было бы правильнее сказать «могла бы помочь»…

Рассматривая через кейс Ковтонюка проблему трансплантации костного мозга в Украине, можно выделить три аспекта – персональный, корпоративный и общественный.  

Персональный аспект: человеческие судьбы

Конечно, нельзя сравнивать ситуацию больных людей, жизни которых угрожает смертельная болезнь, с проблемой бывшего топ-чиновника Минздрава, который страдает в репутационном смысле и тратит время и нервы на то, чтобы доказать свою чистоту перед законом. Впрочем, цена вопроса для Павла Ковтонюка немаленькая: ему инкриминируют служебную халатность, повлекшую тяжкие последствия государственным интересам (ч. 2 ст. 367 УК Украины). Санкция статьи предусматривает лишение свободы сроком до 5 лет. В то же время в отношении вины эксзамминистра есть определенные сомнения. Которые, в частности, отразились в решении Печерского районного суда Киева, отказавшегося отправить Ковтонюка под домашний арест, избрав для него личное обязательство.  

О чем, собственно, идет речь. Что это за история четырехлетней давности, которая вдруг всплыла и угрожает судьбе известного медицинского менеджера?  

В конце 2018 года Минздрав Украины, тогда – под руководством Ульяны Супрун, начал процесс создания Государственного реестра доноров костного мозга (гемопоэтических стволовых клеток – ГСК). Реестр должен был автоматически в режиме онлайн осуществлять во Всемирном реестре доноров костного мозга (WMDA) поиск донора для смертельно больных пациентов. Отметим, что шанс найти такого донора, чтобы его ГСК подошли конкретному пациенту, невероятно мал, но существует. Для этого нужна база или реестр и доступ к нему.  

26 декабря 2018 г. был заключен Договор о закупке за государственные средства между Минздравом и компанией-поставщиком, по которому компания должна была поставить Министерству программное обеспечение (ПО) реестра живых доноров ГСК Prometheus, а также осуществить инсталляцию ПО на компьютерных ресурсах, указанных Минздравом. Сумма договора составила 1885000,00 грн. без НДС.

От имени Минздрава договор и акт приема-передачи подписал заместитель министра Павел Ковтонюк, который в этом качестве подменил своего коллегу, профильного заместителя Романа Илика, который несколько дней отсутствовал. Поскольку, по словам Ковтонюка, вопрос был важным и срочным (конец года все понятно), а все тендерные документы и нужные подписи были в полном порядке, он спокойно подписал договор и акт и пошел работать дальше. Не имея ни малейшего мнения о том, что через четыре года история вернется к нему со скандалом и проблемами…  

Корпоративный аспект: деловая репутация

Теперь о том, почему возникли сегодняшние вопросы и проблемы.  

По неизвестным (по крайней мере – публично) причинам ПО Prometheus не было использовано, а государственный реестр доноров ГСК не был создан. Нет его и сегодня.  

Ближайшей причиной такой реальной халатности выглядит кадровая чехарда в Минздраве, ведь за указанное время в ведомстве сменилось пять руководителей (Ульяна Супрун, Звездная Скалецкая, Илья Емец, Максим Степанов, Виктор Ляшко). В таких условиях может происходить (или не происходить) что угодно. Впрочем, могли сработать и другие факторы.  

В любом случае дело Ковтонюка задело компанию-поставщика, которая якобы не выполнила свои обязательства перед Минздравом, получив государственные средства (кстати, это были средства не из госбюджета, а от ЕБРР, впрочем, это не так важно).  

Для понимания всей ситуации мы обратились к руководству компании-поставщика. И вот что нам удалось узнать.  

На самом деле четыре года назад компания как раз выполнила свои обязательства: поставила Министерству ПО Prometheus (что было зафиксировано в акте приемки-передачи) и установила и настроила ПО на компьютерных ресурсах, указанных Минздравом Украины. Для этого был привлечен разработчик ПО Prometheus – чешская компания Steiner («Штайнер»). Более того: в марте 2019 года специалисты компании Steiner провели обучение персонала Минздрава по работе с ПО Prometheus, по результатам которого восемь человек получили соответствующие сертификаты. То есть, все действия подтверждены соответствующими документами.  

Такая информация не вызывает сомнений. Зачем было проводить обучение персонала по работе с ПО Prometheus, если бы этого программного продукта Министерство не имело? Ведь логичнее сначала решить вопрос получения программного продукта, а уже потом учить свой персонал работать с ним. К тому же, каких-либо претензий или замечаний к компании-поставщику по поставке ПО Prometheus Минздрав Украины не выдвигал ни в 2018 году, ни в последующих годах.

Чтобы максимально объективно осветить предметный вопрос, мы обратились к разработчику программного продукта Prometheus, чешской компании Steiner. Это солидная фирма, основанная более 30 лет назад, которая является признанным лидером разработки программного обеспечения для информационных систем лабораторного исследования, систем патологии, систем иммунологических лабораторий и центров трансплантации и многих других. В 2003 году Steiner разработала информационную систему Prometheus и усовершенствует ее. Программная продукция поставляется более чем в 40 стран Европы и мира. То есть, компания имеет богатый опыт построения медицинских информационных систем.

Prometheus – всемирно признанная информационная система реестра доноров гемопоэтических клеток. Система ведет учет доноров стволовых клеток и пациентов и ежедневный поиск подходящих доноров для конкретных пациентов. Такой учет позволяет отчитываться WMDA, а также может быть связан с другими реестрами через EMDIS (Европейскую информационную систему доноров костного мозга), международную сеть доноров стволовых клеток, которая в настоящее время охватывает более 90% доноров во всем мире. Prometheus использует 26 реестров из общего количества 40 реестров, подключенных к сети. Кстати, как нам сообщили специалисты компании Steiner, Украина до сих пор не имеет доступа к EMDIS…  

Кроме упомянутой очной учебы представителей Минздрава, которую инженеры Steiner провели еще весной 2019 года, специалисты чешской компании в 2019-2020 годах имели коммуникации с инженерами Министерства с целью развития реестра ГСК, но ПО Prometheus так и не начали использовать в Украине.

На наш вопрос, обращался ли кто-то официально от Минздрава Украины – с целью предоставления технических консультаций, или с целью восстановления программного продукта Prometheus в Украине, мы получили потрясающий ответ, что последнее обращение от представителей Министерства по внедрению ПО Prometeus было в начале 2020 года., после этого Минздрав Украины такую тему вообще никто не волновал и к Steiner, как разработчику программного продукта, не обращался. Следует отметить, что ПО Prometeus не имеет какого-либо ограничения для Минздрава Украины относительно срока использования или срока действия лицензий и тому подобное и может быть загружено Министерством в любое время.

Несмотря на то, что вопрос восстановления ПО Министерством не поднимался, компания Steiner, через своего партнера в Украине, ради поддержки украинского народа в это сложное время, уже восстанавливала программное обеспечение, предоставляла обновленную версию (прошло ведь уже почти четыре года) и даже предлагала повторно провести бесплатное обучение представителей Министерства, если этот вопрос актуален и есть такая потребность. Но кажется, для Украины этот вопрос не актуален…

Поэтому, когда грянуло дело Ковтонюка, руководство компании-поставщика было изумлено как тем, что Министерство в свое время не ввело ПО Prometheus, так и тем, что в компанию за четыре года не обратились с просьбой о повторном внедрении (установке и настройке) программного обеспечения, необходимого для решения важной медицинской проблемы  

Понятно, что поставщик – компания с 23-летним опытом работы, дорожит своей репутацией – как и авторитет своего партнера, чешского бренда Steiner. К тому же речь идет о спасении жизни больных украинцев, вопросе большого социального веса.  

Поэтому 18   октября от поставщика было отправлено письмо министру здравоохранения Виктору Ляшко. В этом письме руководителю Минздрава напомнили все обстоятельства давней истории по ПО Prometheus, добавив все соответствующие документы. Подчеркнули, что компания всегда была и остается готова помочь Минздраву быстро и надлежащим образом установить и настроить указанное ПО на любом компьютерном или серверном оборудовании, предоставленном Министерством. Сообщили, что разработчик программного обеспечения Prometheus (компания Steiner) готов повторно предоставить указанное программное обеспечение (уже его обновленную и усовершенствованную версию) и обеспечить его установку и настройку.  

В итоге поставщик предлагал министру Ляшке собственно необходимый продукт: к письму добавлен, в частности, электронный носитель (оптический диск CD-R) с дистрибутивом ПО реестра живых доноров ГСК Prometheus в обновленной версии и документация администратора ПО Prometheus.

Как видим, общественно-ответственный бизнес протянул руку государству. Теперь ждем ответа Министерства.  

Общественный аспект: шанс на спасение жизни

Теперь посмотрим на проблему реестра доноров ГСК с точки зрения украинского социума.  

На начало 2022 года потребность в трансплантациях костного мозга (ТКМ) в Украине оценивалась в 2,5 тысячи, из них – 750 аллогенных (т.е. от доноров; остальные – от самих пациентов). Еще несколько лет назад на такие операции украинцы должны были ехать за границу. Сейчас ситуация изменилась.  

По словам Министра Виктора Ляшко, с начала 2022 года в Украине было проведено 117 ТКМ, в том числе 16 – детям. Сегодня ТКМ детям и взрослым проводят восемь медицинских учреждений, ведущие из них Киевский центр трансплантации костного мозга (КЦТКМ), клиника «Охматдет» и Черкасский областной онкологический диспансер.  

ТКМ – сложная и ценная операция. Так, например, в августе 2021 года ТКМ от неродственного донора стоила 2 484 470 грн., а от семейного донора – 1 874 969,08 грн. Немногие могут позволить себе такие расходы, поэтому люди ищут спонсоров и проводят краудфандинг, чтобы найти необходимые деньги.  

В такой ситуации очень важна помощь людям со стороны государства – как в лечении, так и в поиске доноров ГСК.  

Но в Украине работает негосударственный реестр – тернопольский благотворительный фонд «Украинский реестр доноров костного мозга», созданный в том же 2018 году, когда на этом поле состоялась неудачная попытка Минздрава. Это, конечно, очень хорошо, но если бы рядом с частной структурой работала государственная, и люди имели бы выбор и больше возможностей как в фактическом, так и финансовом смыслах, это было бы гораздо лучше.  

Напомним, что 2019 Кабмин был обязан до января 2021 обеспечить образование и функционирование государственных информационных систем трансплантации, а также их информатизацию, администрирование, программное обеспечение и наполнение соответствующей информацией в порядке, определенном Законом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по применению трансплантации анатомических материалов человеку» и другим актам законодательства. На Минздраве также была возложена обязанность утвердить Положение о Государственной информационной системе трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Но этого не сделано до сих пор. Почему? Может, кто-то в ведомстве заинтересован, чтобы в Украине работал именно частный реестр, а государственный чиновник не нужен?  

Не случайно юрист Марина Слободниченко, ведущая специалист по медицинскому праву, которая в свое время сотрудничала с Минздравом, сегодня ставит в ведомство конкретные вопросы на своей странице в facebook.    Где Положение об информационной системе ГСК? Где обеспечение образования и функционирования информсистемы ГСК? Где информатизация и администрирование информсистемы ГСК?  

И ответы на эти вопросы кажутся более важными для украинского общества, чем те, которыми следователи ДБР сегодня беспокоят Павла Ковтонюка и работников компании-поставщика, интересуясь – кто, когда и где подписывал четыре года назад разные бумажки.  

Именно инициатива компании-поставщика, изложенная в письме министру здравоохранения, может существенно помочь найти необходимые ответы и решения. Как говорится, мяч на половине поля Минздрава. Ждем.