Елена Шостак, СЕО JMIND, о флагманском продукте Infinite, качелях войны и планах на Европу и США

Елена Шостак, СЕО JMIND, о флагманском продукте Infinite, качелях войны и планах на Европу и США
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Елена, какими темпами компания росла до начала полномасштабного вторжения? Какие рынки и направления разработки были приоритетными? Какие продукты компании являлись драйверами роста?

JMIND сейчас работает как продуктовая компания. В самом начале мы сделали несколько проектов под ключ для бизнеса и зарубежных партнеров холдинга TECHIIA, а потом развивали собственные.

За полгода до вторжения JMIND готовила к запуску один из флагманских продуктов Infinite. Это видеостриминговая платформа, благодаря которой e-commerce-площадки организуют прямые эфиры с возможностью мгновенной покупки. Она позволяет увеличить продажи и снизить возврат товаров.

Для старта выбрали несколько рынков, где live commerce не развит, и мы могли бы дать ему толчок. Украина должна была стать тестовым рынком, а потом мы двигались бы в страны Персидского залива и Латинской Америки.

Война, как видим, эти планы скорректировала. В Украине мы пока можем запустить социальный промопроект наподобие аукциона Сергея Притулы, который в прямом эфире что-то продает, чтобы собрать деньги на нужды армии. А с точки зрения бизнеса движемся на другие рынки.

Параллельно развиваем другие продукты, в частности, наш благотворительный Blend Social.

Расскажите о самых трудных или удачных решениях, которые приняло руководство компании начиная с 24 февраля.

Не сдаваться и не останавливаться. Сменить стратегию и продолжить работу. Мы могли бы остановить работу с Infinite, но рискнули пойти на новые рынки при сокращенных из-за войны бюджетов. Могли бы отложить работу над Blend Social, но, наоборот, оперативно его переделали в приложение, которое помогает украинцам. Это было и самое лучшее, и самое трудное решение.

Что поменялось в работе компании? Если был релокейт сотрудников, то как помогла компания?

Мы стали более сплоченными. Не мешает даже то, что команда сейчас разбросана по всему миру: в разных городах Украины, а также в Португалии, Хорватии, Германии, Франции, Польше, Индонезии, Испании. Каждый переезжал самостоятельно, но мы держали связь и обменивались полезной информацией. Тем, кто нуждался, холдинг TECHIIA выплатил зарплату авансом за 2-3 месяца.

Участвуют ли сотрудники компании в волонтерском движении? Кто-то пошел воевать?

Двое наших сотрудников на фронте, несколько человек в ТрО. Другие коллеги донатят в "Повернись живим", в "Фундацию Течия". Кто-то самостоятельно фандрейзит на бронежилеты и дроны. Те, кто в Украине, пытаются быть полезными на местах — помогать наводить порядок на освобожденных территориях, сдавать кровь. Я в первый месяц покупала в Грузии кровоостанавливающие средства и антидоты производства "Дарницы", потому что у нас их уже не было.

Очень тяжело было в первый месяц, когда все отходили от шока. Каждый делал то, что мог, и столько, сколько мог. Сейчас мы просто активнее работаем.

JMIND — часть холдинга TECHIIA. Изменилось ли что-то в работе компании после начала войны? Возможно, какие-то процессы стали более сложными или наоборот.

Компанию TECHIIA, как и многих других, натренировал ковид. До вторжения мы уже два года работали в гибридном режиме. Офис JMIND — это больше хаб, место встречи для тех, кто работать дома устал или не может. Все процессы настроены онлайн. Поэтому наши обыденные процессы не изменились вообще, только стали крепче.

С началом полномасштабного вторжения JMIND оперативно запустила "продукт войны" Blend Social — бесплатное приложение для поиска и получения помощи. Как возникла идея такого приложения, сколько людей его создавало и сколько на это ушло времени?

За несколько месяцев до войны мы разрабатывали идею социальной сети, где люди могли бы знакомиться и объединяться по интересам. Над прототипом три месяца работали 15 человек. Летом мы собирались запустить его на нескольких рынках. Это должен был быть масштабный проект, который мы тестировали в США, Бразилии и Украине. Но вторжение России сломало эти планы.

Наш продакт-менеджер Елена была тогда в Одессе. Сразу после атаки оккупантов она уехала в Польшу, а оттуда в Германию. Она ехала фактически в никуда и очень переживала, кто сможет ее принять и где. Елена позвонила мне из автобуса и предложила переориентировать наш прототип на помощь людям за границей. Вот так и появился Blend Social.

Мы начали переделывать приложение на второй день войны. Бросили призыв в корпоративный чат — подключились все, кто имел силы и время, добавились волонтеры. На полную переработку ушло до трех недель. Отдельно нужно поблагодарить HR-команду, которая взяла на себя пиар — общалась с инфлюэнсерами, блогерами, чтобы о нас узнали. Так, благодаря эйчарам нас рекламировал Александр Педан.

Можно сказать, каждый в JMIND хотя бы частично, но был задействован в работе над Blend, а это несколько десятков человек.

Давайте подведем промежуточные итоги: насколько востребованным оказался продукт, какие охваты, где больше им пользуются — в Украине или за ее пределами? Возможно, у вас есть конкретные кейсы о том, как благодаря приложению украинцы находили то, что искали.

Сейчас в Blend Social почти 6 тыс. человек. Их было бы больше, но часто человек, которому помогли, удаляет аккаунт — не всем приятно долго быть в статусе нуждающегося. За весь период приложением точно воспользовались около 10 тыс. человек.

В первый месяц было много иностранцев, сейчас в основном украинцы. Из-за логистических сложностей отправлять точечные посылки из-за границы сложно. Иностранцы могут помочь деньгами, но они предпочитают крупные публичные фонды. Поэтому сейчас в приложении в основном украинцы помогают друг другу.

Мы не вели статистику "метчей". Опрашивали пользователей: люди помогают простыми вещами — гречкой, подгузниками, одеждой. И это до сих пор актуально, потому что украинцы продолжают терять дома, работу, надежду на будущее. Поэтому, поверьте, для многих пачка гречки уже огромная помощь.

Видим, что первая волна волонтерства утихла, люди выгорают. Но переселенцы, пострадавшие не исчезли. Blend Social остается прекрасной возможностью сделать добро конкретным людям. Особенно если вы хотите видеть короткую цепочку "действие — результат".

Расскажите о флагманском продукте Infinite: в чем его новизна, что он предлагает и почему именно live commerce?

Infinite — это Live streaming SaaS решение для e-commerce, которое легко интегрируется в любой e-commerce-сайт и позволяет делать прямые эфиры с возможностью покупки товаров и многими интерактивными инструментами, такими как чат, реакции. Так мы стараемся связать опыт онлайн-клиента с его физическим присутствием в магазине.

Live commerce дает площадкам электронной торговли возможность дополнительно заработать. Это не просто видеообзор. Прямые эфиры привлекают больше внимания, помогают покупателю рассмотреть товар, узнать о нем что-то важное, поговорить с другими покупателями, от видео перейти сразу к покупке.

С другой стороны, уменьшается возврат товаров, потому что обычно люди в онлайн-магазине только после получения понимают, подойдет ли им вещь. Многие цифры собраны в исследовании McKinsey.

Будете продвигать сервис в Украине?

Скажу больше, у нас как раз 24 февраля должна была стартовать кампания Infinite в Украине. Но именно тогда для Украины наш продукт стал неактуальным — пока, потому что рынок рано или поздно будет восстанавливаться. Нужно чтобы экономика немного пришла в себя, чтобы люди начали думать о привычных вещах мирного времени. Сейчас для многих то, что было привычным, стало роскошью.

Сегодня мы рассматриваем варианты волонтерских проектов, которые бы помогли собрать деньги для ВСУ или купить что-то необходимое для армии, а нам дали возможность показать, как работает live commerce. Для этого нам нужен сайт, где эти товары представлены, платформа, на которую мы сможем приземлить Infinite. Для Украины и мира это будет очень показательный кейс.

В то же время мы изменили стратегию относительно зарубежных рынков. Отказались от тех, кто поддерживает Россию. Выбрали для сотрудничества регионы, поддерживающие Украину — США, Европу. Это развитые рынки, с ними труднее работать, но мы им благодарны и ищем бренды, которые хотят попробовать новую технологию.

Каковы стратегические цели компании на ближайшие полгода?

Будем масштабировать наши продукты на международные рынки. Infinite продолжает экспансию в Европу и США. Blend Social будет работать как благотворительный продукт до тех пор, пока он выполняет свою функцию. А после войны мы найдем ему новое применение.

Есть ли возможность расти в условиях войны?

Конечно. Любой кризис — это потери и возможности. А что из них получится, зависит от менеджмента, стратегии и ресурсов. Возможности есть у всех наших продуктов, просто сегодня их труднее найти.

Вы можете сказать, что компания адаптировалась к новым условиям, или нужно еще время?

Этого никто не может сказать. Война продолжается. Каждый день мы адаптируемся, потому что живем как на качелях, и так будет до победы. У нас настолько неадекватный враг, что адаптироваться нужно каждый час.

И напоследок дайте, пожалуйста, три совета руководителям бизнесов о работе в новых условиях.

Первое — не думать "я уже всему научился и все знаю". Жизнь полна разных сюрпризов.

Второе — не сдаваться, верить и искать возможности.

Третье — сохранять внутренний баланс. Только так можно победить.