Web 3.0 не остановить! История украинцев, которые прямо сейчас создают Bloomia  —  игру на NFT
Иллюстрация к материалу — Татьяна Кравченко/Delo.ua

Web 3.0 не остановить! История украинцев, которые прямо сейчас создают Bloomia — игру на NFT

  • Илья Требор

    Корреспондент отдела "Политика и экономика"

NFT повсюду. Twitter обещает NFT-аватары, Mercedes — коллекцию на блокчейне, а крупнейшее информационное агентство Associated Press — целый маркетплейс. Хотя громче всего обсуждают NFT в индустрии компьютерных игр. Боссы больших студий, рядовые разработчики и игроки уже который месяц спорят о влиянии новой технологии на их жизнь.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Нашлось в этой дискуссии место и для украинцев: 22-летний киевлянин Максим Кучеренко прямо сейчас работает над игрой, целиком построенной на NFT-экономике. Он верит в успех и считает, что наличие NFT будет критичным для игр будущего. Однако его оптимизм разделяют далеко не все.

Чтобы в дальнейшем не возвращаться к смыслу терминов, объясним их в самом начале. Блокчейн, если говорить совсем просто, — это база данных. Главная ее особенность — децентрализация. Данные хранятся одновременно на множестве компьютеров, и любое их изменение, как утверждается, невозможно скрыть от пользователей системы.

Токены — записи в этой базе данных. Аббревиатура NFT расшифровывается как non-fungible tokens, или невзаимозаменяемый (уникальный) токен. Самым простым примером является нашумевшая коллекция картинок Bored Ape Yacht Club, где на каждом изображении представлена обезьяна с уникальным дизайном. Каждая из картинок — NFT, уникальная запись в блокчейне. Все пользователи знают, кто обладатель конкретной картинки. При желании ее можно скопировать, но запись в блокчейне будет уже совсем другой. С точки зрения NFT это будет уже другая картинка. Соответственно, другой будет и ее стоимость.

Осенью 2021 года Максим Кучеренко стал одним из победителей конкурса "Грезы и кошмары", который организовала американская компания Valve, разработчик игры Counter-Strike: Global Offensive. Для конкурса нужно было создать уникальный облик внутриигрового оружия. За свой дизайн Кучеренко и его напарник, колумбиец Себастьян Санчез, получили на двоих $100 тысяч.

Максим вспоминает, что во время работы над проектом к этому конкурсу как-то встретился с товарищем выпить кофе. Поговорили о новых технологиях, их влиянии на жизнь. Упоминался в беседе и блокчейн. Позже юноша попытался представить, каким образом можно создать собственный мир с уникальными обитателями. Так родилась идея игры Bloomia.

Это игра-симулятор выращивания и селекции вымышленных растений. Главная ее особенность — NFT. Выращивая свое растение, игрок собственными руками создает оригинальный токен, а в планах у разработчиков привязать все игровые объекты к блокчейну. При этом для создания растений в Bloomia используется процедурная генерация и каждый может вырастить свой собственный сорт.

Сейчас над игрой работает пять человек, а полноценный запуск запланирован на четвертый квартал 2022 года. Пока Кучеренко не готов раскрывать сумму инвестиций в их продукт, но отмечает, что из-за необходимости разработать игру и добавить в нее блокчейн бюджет может составить сотни тысяч долларов.

Я верю в проект и вижу интерес со стороны аудитории. Что касается моего видения будущего взаимодействия блокчейна и геймдева, то это будет только усиливаться. Web 3.0 не остановить, а сам блокчейн в играх может стать критической функцией в будущих релизах многих студий

Максим Кучеренко
Максим Кучеренко один из создателей NFT-игры Bloomia

Разработка игр — сверхприбыльное занятие, но только для 1% разработчиков

В среде разработчиков многие не поддерживают его энтузиазм. По данным последнего отчета Game Developers Conference, 70% опрошенных специалистов заявили, что не заинтересованы во внедрении NFT или криптовалюты в игры. Только 7% видят в инструменте что-то особенное.

Ярким примером служит ситуация вокруг компании Ubisoft. В декабре прошлого года она запустила бета-версию Quartz — собственной NFT-платформы для покупки внутриигровых предметов. Делалось это под прикрытием заботы об игроках, которые смогут перепродать какие-то предметы. Но в результате Ubisoft осудили вообще все: журналисты, игроки, даже ее сотрудники. Компанию обвинили в лицемерии и банальном желании побольше заработать.

Руководство Ubisoft сдаваться не планирует. Вице-президент компании Николя Пуар подчеркнул, что они расстроены реакцией, но эксперименты с NFT прекращать не собираются. Геймеры просто "не понимают, что им может дать вторичный цифровой рынок".

Мнение Пуара популярно среди топ-менеджмента игровых компаний. Убеждены в успехе NFT, например, президент японской компании Square Enix Есукэ Мацуда и боссы корпорации Nintendo. Объяснить такое единодушие просто: они видят в NFT возможность заработать. Получится ли это у них?

Разобраться нам помог сооснователь компании Stan’s Assets from KAPPS, senior-девелопер Станислав Осипов. Он говорит: "Возможно, это прозвучит удивительно, но всего 1% сделанных игр прибылен. Фактически никто из инди-разработчиков сейчас не зарабатывает, максимум, на что они могут рассчитывать, это выйти в ноль. Зарабатывают большие корпорации (Ubisoft, Square Enix), которые создают популярные игры и знают, чего хочет рынок".

Но почему разработка игр так популярна? Потому что как раз для этого 1% компаний она сверхприбыльна. Можно вспомнить Rovio, которые сделали 50 игр и ничего не заработали, но выпустили Angry Birds и получили невероятный успех. Именно за такой сверхприбылью люди и идут в геймдев. Сколько компаний могут заработать на NFT? Я думаю, еще меньше, чем тот 1%, который просто зарабатывает на играх

Станислав Осипов
Станислав Осипов сооснователь Stan’s Assets from KAPPS, senior-девелопер

Хотя не только возможность зарабатывать станет для многих препятствием. Эксперт выделяет еще минимум два фактора. Во-первых, политика цифровых магазинов, таких как App Store, Google Play Store или PS Store. Их задача — использовать свою платежную систему, а не что-то другое. Поэтому вряд ли эти компании пропустят транзакции на криптовалюте.

Во-вторых, будет непросто привлечь аудиторию к использованию NFT. Вопреки немыслимому хайпу вокруг невзаимозаменяемого токена, большинство тех, кто играет в игры, не очень много знают об этой технологии. Очевидно, что появление инструмента создаст дополнительный порог вхождения, а значит, повысится стоимость привлечения пользователя: чтобы успешно ввести человека в мир игры, одновременно нужно будет рассказать ему еще и о возможностях токенов. Да так, чтобы его это не испугало.

"Я считаю, что NFT и криптовалюта не станут новыми большими направлениями в геймдеве по нескольким причинам. Например, игра Axie Infinity — популярный сейчас проект, который использует NFT. Ее суть в том, чтобы зарабатывать коины за победу. Но ценность этих коинов обусловлена только популярностью самой игры. На рынке их ценность небольшая, ведь ею пользуется небольшое количество игроков. Думаю, что генерировать деньги из воздуха постоянно не получится. Это работает, пока есть хайп", — говорит Осипов.

Руки государства к NFT пока не дотянулись

Еще один актуальный вопрос для будущего NFT в играх — государственный контроль. Осипов убежден, что "дух" блокчейна как раз в том, чтобы все работало без любых регуляций. Эксперт называет NFT хорошей возможностью заявить о своем авторском праве без привлечения госструктур и без бумажной волокиты. Поэтому даже если у государства и возникнет желание запустить руки в этот рынок, но в ближайшее время они останутся неудовлетворенными.

Хотя такие попытки будут. Управляющий партнер компании Icon.Partners Вячеслав Устименко говорит, что NFT — это новый класс активов, поэтому нормативно-правовая база относительно него во многих странах только разрабатывается. Например, Люксембург классифицировал NFT на три типа: финансовые инструменты, электронные деньги и инструменты коллективного инвестирования. Но эффективность такого решения можно будет оценить только со временем.

Устименко напоминает, что законодатель Евросоюза также находится в процессе подготовки пакета правил для регулирования рынка криптографических активов. В сентябре 2020 года было выпущено MiCA (Регулирование рынка криптоактивов), которое вступит в силу в 2024 году. Оно определяет термин "криптоактив" как "цифровое предоставление стоимости или прав, которые могут передаваться и храниться в электронном виде с использованием технологии распределенного реестра или аналогичной технологии". Большинство NFT попадают под это определение.

Но закон еще не догнал быстрорастущие NFT. Трудно спрогнозировать, когда будут окончательно сформулированы регулирующие рамки для этого рынка. Важно, чтобы в вопросах NFT закон предусматривал административные, технические и физические требования для NFT-платформ. Среди них многофакторная аутентификация для лучшей защиты безопасности закрытых ключей и данных доступа к учетным записям, контроль доступа потребителей и периодические оценки рисков

Вячеслав Устименко
Вячеслав Устименко Управляющий партнер компании Icon.Partners

Максима Кучеренко такие сложности пока не пугают: до конца марта он с партнерами будет работать над созданием крепкого комьюнити вокруг Bloomia в "Инстаграме", "Твиттере" и "Дискорде". Потом — запуск маркетплейса. Можно ли назвать киевлянина и его товарищей наивными или им больше подойдет слово "мечтатели"? Все зависит от игроков. А они, как раз пока с опаской смотрят на NFT. Одни до сих пор отказываются думать о разработке игр как о бизнесе, который должен приносить доход. У других в памяти еще свежо введение микротранзакций в многомиллионные игровые блокбастеры. Третьи убеждены, что блокчейн вредит окружающей среде. Но в любом случае разработчикам и игрокам пока придется свыкнуться с мыслью, что разговоры об NFT в ближайшее время продолжатся.