Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме
Кэш-рибейты в Украине: кто виноват, что Netflix до сих пор не получил 550 тысяч евро?

Кэш-рибейты в Украине: кто виноват, что Netflix до сих пор не получил 550 тысяч евро?

Крупнейший в мире стриминговый сервис Netflix уже почти год ждет возврата части потраченных в Украине средств — летом и осенью 2020 года компания снимала у нас в стране комедийный боевик "Последний наемник" и претендует на кэш-рибейт

Летом 2021 года на Netflix вышел комедийный боевик "Последний наемник" — картина-пионер сразу по нескольким вопросам. Это первый фильм стримингового сервиса с Жан-Клодом Ван Даммом, первый фильм платформы снятый в Киеве и первый фильм претендующий на деньги из украинского бюджета по системе кэш-рибейтов. Закон об этом механизме Верховная Рада приняла два года назад, но до сих пор компания не получила за "Последнего наемника" положенные ей 550 тысяч евро.

Корреспондент Delo.ua Илья Требор выяснил, что конкретно мешает Государственному агентству Украины по вопросам кино выплатить деньги и кого в этой истории можно считать виноватым.

Создание в Украине инструмента возврата части квалифицированных затрат на съемку кино, для простоты его называют кэш-рибейтами, обсуждается давно. Началом дискуссии можно считать зарегистрированный в 2015 году законопроект "О государственной поддержке кинематографии в Украине". В 2017-м он даже был проголосован во втором чтении, отправлен пятым президентом Петром Порошенко на доработку и повторно принят уже с предложениями гаранта. Однако адекватной системы кэш-рибейтов в документе к тому моменту уже не было.

Парламент девятого созыва поднял вопрос на поверхность сразу после начала своей работы. Всего за месяц законопроект о рибейтах внесли, рассмотрели в комитетах и проголосовали в первом, а потом и во втором чтении. К середине октября 2019 года президент Владимир Зеленский подписал закон о кэш-рибейтах.

С того момента иностранные киноделы могут претендовать на возврат 25% суммы, потраченной на производства фильма в Украин е. Главное условие — половина съемок должна пройти в нашей стране. Еще 5% могут вернуть при особых условиях. Например, если не меньше 5% экранного времени фильма персонажи читают книгу украинского автора, если сюжетная линия базируется на украинском литературном произведении, мифологии или теме вооруженной агрессии против Украины государством-агрессором.

Летом 2020 года министр культуры Александр Ткаченко выложил у себя на странице в Facebook задорное фото с Жан-Клодом Ван Даммом и рассказал, что в Киеве будут снимать для Netflix фильм "Последний наемник". Топ-чиновник выразил надежду, что кино станет первым примером получения рибейтов в Украине — бюджет съемок в Киеве составил около 3,5 млн евро. Кроме того, команда потратила еще примерно 800 тысяч евро на проживание, питание и транспорт.

Фильм получил средние отзывы у критиков, но во Франции, Германии и Украине вырвался в топ самых популярных. В целом, по словам его авторов, на платформе боевик посмотрели около 40 млн раз. Результат не рекордный, но приличный. Летом 2021 года Netflix рассказал о своих самых популярных продуктах. На первом месте среди фильмов оказался боевик Extraction у которого 99 млн просмотров. Получается, что фильм с Ван Даммом находится примерно центре бездонной библиотеки стриминга.

Заявку на возмещение денег в Госкино Netflix подал в декабре 2020 года, собрав почти четыре сотни справок. Дальше этого дело не пошло. Как отмечала в комментарии Delo.ua генеральный директор Star Media Ольг а Пантелеймонов а(ее компания, наряду с международной Apple Tree Productions, отвечала за съемки "Последнего наемника" в Украине) все уперлось в сугубо процедурные вопросы.

Пантелеймонова говорила, что процесс заблокирован на уровне элементарных мелочей. Например, названий документов. Мы обратились в Госкино с просьбой объяснить в чем проблема. Там отметили, что компания "Forecast Pictures" в феврале 2021 года подала заявку на прохождение "Последнего наемника" культурного теста, который необходим для возмещения средств. Дальше возникла коллизия.

"По Закону Украины "О государственной поддержке кинематографии в Украине" к выводу о прохождении культурного теста фильмом предусмотрено предоставление компанией выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований. Сейчас нормами Закона предусмотрено, что такое заявление подает иностранный субъект кинематографии. Но по закону о государственной регистрации юрлиц, ФЛП и гражданских формирований иностранный субъект хозяйствования не может быть включен в реестр, если он не зарегистрирован и не осуществляет свою постоянную деятельность на территории Украины", — ответили нам в Госкино.

Официальный ответ Государственного агентства Украины по вопросам кино

Если опустить канцеляризмы, то проблема следующая: по одному закону "Forecast Pictures" должна предоставить выписку из Единого госреестра юрлиц, а по другому ее туда попросту не могут внести. Это не единственная проблема закона: норма не уточняет нюансы механизма транзита денег и содержит путаницу в распределении ролей участников процесса. Но противоречие связанное с реестром, по мнению Госкино, ключевое и закреплено в шестой статьей закона.

Шестая статья Закона Украины "О государственной поддержке кинематографии в Украине"

Чтобы понять, откуда растут ноги этой проблемы редакция Delo.ua обратилась к авторам закона. Получить ответ оказалось не так уж и просто. В карточке документа указано девять фамилий народных депутатов. Первый — глава подкомитета по вопросам административно-территориального устройства и местного самоуправления Виталий Безгин. Парламентарий объяснять откуда взялся пункт про реестры отказался и прямо посоветовал обратиться к кому-то другому. Вторым значится нынешний министр культуры Ткаченко (на момент принятия закона он был главой комитета по вопросам информационной и гуманитарной политики), чье подведомственное Госкино нам и рассказало о проблеме реестров.

Третьей — замглавы фракции "Слуга народа" в Верховной Раде Евгения Кравчук. Она посоветовала обратиться к главе подкомитета по вопросам кинематографии и рекламы Павлу Сушко(номер четыре в списке авторов). Уже здесь мы добились ответа, хотя и не от самого народного депутата — в момент наших звонков парламент активно рассматривал государственный бюджет и сам Сушко был занят. О корнях проблемы с реестром нам рассказал его помощник Александр Максимчу к.

"Эта техническая несогласованность, назовем это так, была еще в редакции законопроекта 2017 года. Мы уже зарегистрировали законопроект №6265, который решит эту проблему — он устраняет технические и логические несостыковки. Просто не было практического кейса, а когда его нет и норма не используется, сложно понять в чем проблема. Уже с 2020 года начал правоприменительный процесс, когда стало понятно, что сам закон требует исправления определенных несогласованностей", — объяснил нам Максимчук.

Получается, что Netflix, в лице французской "Forecast Pictures", не может получить положенные ему деньги из-за несовершенства закона старого образца. Однако как перекочевала норма из предыдущего в нынешний парламент? Оппозиционный народный депутат, член подкомитета по вопросам кинематографии Юрий Павленко считает, что проблема в подзабытом сегодня слове, давно ставшем украинским политическим мемом. Проблема в турборежиме.

"В самом законе были сразу заложены вот эти нюансы, которые и не дали возможности кэш-рибейтам реально работать. И именно из-за того, как был утвержден два года назад этот закон — в так называемом турборежиме — и появилась эта коллизия, которая не позволяет использовать эту формулу сейчас. Мы говорили об этом с самого начала, но в турборежиме никто не слушал: сначала принимаем, а там будет разбираться. Приняли, прокукарекали, а реально оно не работает", — объясняет он.

Архитектором идеи турборежима Верховной Рады считается экс-глава Офиса президента Андрей Богдан. Но впервые это слово в стенах парламента употребил глава фракции "Слуга народа"Давид Арахамия 29 августа 2019 года. Иронично, что тогда же был зарегистрирован и законопроект о кэш-рибейтах, который этот самый турборежим и сделал неприменимым.

Слово "турборежим" впервые звучит в сессионном зале ВР. Фото: скриншот стенограммы заседания парламента

Вопрос кого считать в этой ситуации виноватым — непростой. Это Андрей Богдан, который давно отдалился от руководства страны и считается формальным противником президента Зеленского? Это Давид Арахамия, который запустил слово в Верховную Раду и после этого отметился множеством неоднозначных, даже скандальных заявлений? Это невнимательные законотворцы, которые проворонили деструктивную норму, оставшуюся в наследство от предыдущей власти?

В любом случае, проблему придется решать. При этом Максимчук и Павленко, несмотря на идеологические противоречия, говорят — начало положено. Сегодня в парламенте действительно зарегистрировано три законопроекта для исправления недочетов системы поддержки кино. Правда, это не единственные проблемы. Чтобы механизм стал востребованным и действенным, нужны средства на возмещение. Ситуация с двумя последними бюджетами показывает, что у руководства страны на этот вопрос слегка нереалистичный взгляд.

Список законопроектов, которые должны исправить сложившуюся ситуацию

В 2020 году благодаря запуску кэш-ребейтов Министерство культуру планировало привлечь два-три проекта с бюджетом от $10 млн. За ближайшие три-пять лет — примерно $500 млн. Но в бюджет при этом закладывали суммы более, чем скромные. Например, бюджет возмещения в 2020 году составлял 20 млн грн. В паспорте бюджетной программы на 2021 год сумму увеличили до 30 млн грн, а количество иностранных компаний, которые могут потенциально воспользоваться этой помощью, установили на уровне пяти штук. По 6 млн грн каждой. Но только за "Последнего наемника" нужно вернуть 550 тысяч евро или 16,5 млн грн по нынешнему курсу. Проблема с бюджетной математикой на лицо.

Выдержки из паспорта бюджетной программы на 2021

Анонсируя работу над законопроектом о кэш-рибейтах в 2019 году, тогда еще нардеп Александр Ткаченко приводил в пример ставший культовым мини-сериал "Чернобыль" от HBO — его могли бы снимать в Украине, но сняли в Литве. Там тоже действует система возврата денег. Практически во всех европейских странах действует такой механизм и ставка его составляет 20-40%. Получается, что Украина с ее 25+5% кэш-рибейта, локациями, ресурсами и кадрами номинально привлекательна для киноделов. Формально последние пускай остаются довольны сотрудничеством, но еще какое-то время будут с подозрением смотреть на нашу страну — если крупнейший стриминговый сервис в мире почти год ждет своих средств, что будет с компаниями поменьше?

Илья Требор, специально для Delo.ua