Последний наемник: как боевику с Ван Даммом протащить Netflix через украинскую бюрократию

Новый комедийный боевик от крупнейшего стриминга в мире использует формулу искренности и украинские локации. Но пока продюсеры премьеры ждут решения по ребейтам от украинского правительства

Иллюстрация: Татьяна Кравченко/Delo.ua Иллюстрация: Татьяна Кравченко/Delo.ua
Иллюстрация: Татьяна Кравченко/Delo.ua

На Netflix вышел комедийный боевик "Последний наемник" с Жан-Клод Ван Даммом в главной роли. Это первый фильм стриминг-гиганта, снятый в Украине — визит бельгийской звезды девяностых в Киев стал едва ли не самым значимым кинособытием прошлого лета.

Корреспонденты Delo.ua Илья Требор и Елена Гладских рассказывают, какой получилась лента и почему она так важна для украинской киноиндустрии.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Брюссельские мускулы в киевском Улан-Баторе

Ван Дамм — одна из икон экшн-маскулинности и безусловная легенда фильмов о единоборствах. За его плечами больше пятидесяти картин, прозвище "Мышцы из Брюсселя" и чемпионство Европы по карате и бодибилдингу. Но ни одной заметной комедийной роли. "The Last Mercenary" для шестидесятилетнего актера — слегка запоздалая попытка исправить недочет, перехватив "факел героя комедийных боевиков у Жан-Поля Бельмондо".

Тон фильму задает первая же сцена: Монголия, заложник с мешком на голове и злобные террористы. Над ними, уцепившись за потолок культовым шпагатом, притаился Ришар Брюмер. Легендарный спецагент, известный в профессиональной среде под прозвищем "Туман". Он должен спасти пленника, который оказался сыном киевского бизнесмена мистера Ивановича (Алексей Горбунов).

Ван Дамм играет популярного в последнее время героя — экстрактора. Это человека, который в одиночку может вытащить пленника из любого заточения. Совсем недавно тот же Netflix выпустил боевик "Extraction", где Крис Хемсворт, уже без волшебного молота, отбивал у индийских террористов сына наркобарона. Но если экстрактор Хемсворта похож на побитого жизнью терминатора, то экстрактор Ван Дамма — воплощение грации, гротеска и пафоса. Он мастер боевых искусств, гений камуфляжа и, по словам других суперагентов, живой миф, голыми руками победивший носорога.

Двадцать пять лет назад французское правительство бросило Ришара одного на поле боя. Выйдя из передряги живым он обещает навсегда исчезнуть из жизни чиновников и молчать о подлом предательстве. С одним условием: его новорожденный сын Арчибальд Аль-Махмуд получит полный иммунитет в глазах закона и ежемесячную стипендию в полторы тысячи евро.

Арчибальд вырастает не похожим на отца. Он беззаботно живет в пригороде Парижа под крылом подставного дворника Фернанда, покупает марихуану друзьям и в шутку выбирает, кем стать: экспертом по экологическому учету или социологом Средневековья. Череда забавных совпадений лишает Арчи иммунитета, который с удивлением обнаруживает — арестовывать его приехал едва ли не весь спецназ страны.

Наследник "Тумана" стал разменной валютой в игре третьих сил — нечистые на руку бюрократы спрятали за его именем царевича Королевства Тааргистан Семена Диаманта Новака. Злодей ведет яркую жизнь: убегает на раритетных авто от парижской полиции, в качестве правил жизни использует цитаты Тони Монтаны из "Лицо со шрамом" и планирует купить новейший образец французского супероружия.

За два часа экранного времени Брюмеру придется не только спасти Арчибальда от заключения во французском Гуантанамо, но также сорвать преступную сделку и вывести на чистую воду предателей Пятой Республики. Помогают ему в этом подружка Арчи Далила, ее брат Момо и оскорбительно нелепый госслужащий в третьем поколении Александр. Самая сложная из задач, стоящих перед "Туманом" — стать полноценным отцом.

"Я хотел вернуться к великой традиции боевиков 80-х и 90-х годов, к тем культовым фильмам, которые мы все любим. Где герои были необычными, трюки — более впечатляющими и правдивыми, чем сама жизнь, и все это перемежалось юмором", — говорил в августе 2020 года режиссер "Последнего наемника" Давид Шарон.

Его картину можно разделить на "боевик" и "комедию" Если взять первую составляющую, то постановщики действительно наполнили его штампами из фильмов того времени. Взять хотя бы двух красоток-охранниц Диаманта Новака в золотых купальниках, которых Брюмер побеждает растянувшись на шпагат. Самое логичное, что могло произойти в контексте ностальгического боевика: у Чака Норриса всегда был удар ногой с разворота, а у Ван Дамма — прыжок в шпагат.

Но на фоне множества чуть более сложно устроенных фильмов о солдатах с исключительными навыками все это смотрится слабо. Если отвлечься от сценарных особенностей, то Тайлер Рейк ("Extraction"), Дензел Вашингтон ("The Equalizer"), Джейсон Борн (все пять фильмов), Брайан Миллс (трилогия "Taken") и даже Боб Оденкирк ("Nobody") делают то же самое, что и Брюмер. Кулаками и подручными средствами пробиваются к своей цели.

Только делают это, за вычетом некоторых продолжений, несравнимо эффективнее и эффектнее. Одобрит ли удары ног шестидесятилетнего Вам Дамма поклонник жанра, видевший молниеносную крав-магу Лиама Нисона в "Taken" и уверенное дзюдо Киану Ривза в "John Wick"?

Аналогичная проблема у задорных погонь под Blondie. "The Last Mercenary" в этом плане, к счастью, далеко до "Форсажей", но масштаба в некоторых сценах все же не хватает. Хотя создатели не скрывали ироничного восхищения прошлым: Ван Дамм прямо в кадре хвалит себя же на постере "Кровавого спорта". Именно после него он стал звездой боевиков.

"Комедия" разваливается еще на две части. Плохую и хорошую. В плохой — несколько нелепых ситуаций, а также излишняя карикатурность некоторых сцен. В хорошей — любопытный социальный фундамент.

Давид Шарон и сценарист Оливье Альбу не стесняются трясти оголенные провода дискуссий. Говорят о конкуренции наркоторговцев в пригородах французской столицы. О Республике, которая не забудет жертвы мужей-рогоносцев. О феминитивах, запуская бессмертный спор обращением "мадам месье министр". Но самой смелой остается фраза: "Сделано во Франции! Если бы это был Бангладеш — я был бы мертв".

Нет гарантии, что к середине фильма не возникнет желание глянуть на часы. Как нет гарантии того, что зрителю из украинской столицы парижский пригород будет слишком настойчиво напоминать киевские спальные районы. А Улан-Батор — окрестности, например, станции метро Шулявская. Но в целом это забавный фильм о харизматичном, решительном и неунывающем человеке, который не делает домашней работы и в paperless эпоху все еще пользуется факсом.

Вопреки минусам "The Last Mercenary" скорее всего станет востребованным во многих странах. Первое — он честно показывает заявленный жанр с толикой ретрошарма. Второе — он использует актуальную для сегодня формулу искренности, о которой давно говорят. По мнению критика The New York Times Джеймса Понивозика, например, тренд на горькую иронию и провоцирующие комедии уступает место прямолинейности, честности и искренности. Netflix давно идет по этому пути в своих подростковых драмеди. Сработает ли это с Ван Даммом?

Министр в стойке и блок исполнительного органа

"Последний наемник" заканчивается хэппи-эндом, что предсказуемо и не так важно. Интереснее финала пометка в конце титров. По темному экрану тянется строчка текста: "Эта работа получила налоговую скидку для производства иностранных фильмов во Франции". Такой пока нет про Украину. Хотя должна быть.

Министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко 31 июля 2020 года выложил комичную фотографию с Ван Даммом. О такой мечтает любой, кто смотрел в девяностые кино. Так украинский топ-чиновник анонсировал начало съемок картины, отметив — она может стать первым случаем выплаты ребейтов в Украине. Глава фракции "Слуга народа" Давид Арахамия в комментариях добавил увереннее: "Похоже, закон о ребейтах начинает работать. Ждем ленту Тома Круза".

Ребейт это возмещение классифицированных расходов иностранным продюсерам на деньги потраченные в Украине. Проще говоря, студии снимают у нас кино, а госбюджет возвращает им часть этих денег. Такой инструмент есть во всех странах Европы и возврат составляет в среднем 30%. Верховная Рада аналогичный закон приняла в сентябре 2019 года и спустя месяц его подписал президент. Украина обещает кинематографистам базовые 25% и еще 5% за украинскую культурную составляющую (книгу, история, мифологию, культуру).

"Сейчас идет процесс оформления получения ребейта для команды проекта "The Last Mercenary" от Netflix. На этом этапе мы поняли, что нужны дополнительные изменения в закон, чтобы процесс получения ребейтов был не таким энергозатратным. Мы подготовили документ и со временем его обсудят в профильном комитете Верховной Рады", — рассказал Ткаченко в интервью Delo.ua через год после фотосессии с Ван Даммом — в июле 2021-го.

По словам генерального директора Star Media Ольги Пантелеймоновой все уперлось в сугубо процедурные вопросы. Она знает о чем говорит — Star Media, наряду с международной Apple Tree Productions, была ответственной за съемки "Последнего наемника" в Украине.

"Политическая воля есть, стратегия государства есть, индустрия готова, клиенты готовы. А исполнительный орган заблокирован на уровне каких-то элементарных мелочей — неправильно прописанных в законе названий документов и тому подобное, что блокирует саму процедуру", — рассказала нам Ольга Пантелеймонова.

Выглядит так, будто это едва ли не самая главная проблема развития украинской киноиндустрии. Снимать у нас есть где — как минимум, Киев уже использовали в роликах для Twenty one pilots, Editors, Майли Сайрус и Sony с BMW. У Украины вообще безумное преимущество по локациям: все четыре времени года, горы, моря, реки, единственная в Европе пустыня. Говоря об украинских сотрудниках, Пантелеймонава не жалеет комплиментов. Да и сам Ван Дамм после съемок тепло отзывался об украинских специалистах.

Единственное, по словам гендиректора Star Media, чего у нас нет — инфраструктуры в регионах. Съемочные группы кое-как могут принимать Киев, Львов, Одесса и Харьков. Но на местах проблема с околокиношным бизнесом — отелями, дорогами, местными ресторанами. Особенно в горных локациях.

"Есть инициатива развития местных кэш-ребейтов, чтобы киевляне имели стимулы снимать в регионах. Как только заезжает съемочная группа, которая тратит много денег на само производство, в тот момент там развивается бизнес. Все логично. В Киев приезжала съемочная группа Netflix, после этого проекта мы снимали еще три проекта для международных партнеров. Они тратят большие деньги на проживание, на переезды и многое другое", — говорит Пантелеймонова.

Среди упомянутых проектов — сериал о космосе "Инфинити". По словам Ткаченко, снимала в начале 2021 известная французская кинокомпания Federation Entertainment по заказу французского телеканала Canal+. Проект также на стадии обсуждения ребейтов.

Уделите две минуты последнему наемнику

Справедливости ради стоит отметить, что определенное движение по ребейтам есть: рабочая группа, в которую входят чиновники Госкино, Минкульта и представители рынка дорабатывает новый проект. А как далеко готов пойти Netflix в поиске площадок, локаций и команд? Здесь не избежать примера РФ: в 2019-м стриминг за $1 млн купил права на российский сериал "Лучше, чем люди", в 2020-м — за $1,5 млн сериал "Эпидемия", а в 2021-м — фильмы "Чернобыль", "Майор Гром" и даже интервью Ксении Собчак о "скопинском маньяке".

Несколько недель назад был объявлен актерский состав первого собственного российского сериала Netflix "Анна К" по роману Льва Толстого "Анна Каренина". Вице-президент компании по оригинальным сериалам на Ближнем Востоке, в Европе и Африке Лэрри Тэнз в интервью для Deadline отметил — он в предвкушении проекта.

"Мы многое можем сделать и услышали много отличных питчей. Познакомились со многими замечательными сценаристами и продюсерами", — отметил он.

Стриминг уже ищет человека, который будет следить за бюджетам их сериалов в РФ. Тенз не первый раз называет региональное влияние и аутентичность их путеводной звездой. В своей недавней беседе с журналистом The Hollywood Reporter он говорил, как с каждым годом, по мере работы с местными талантами, они создают более аутентичные и релевантные проекты, получающие признание по всему миру. Примеры немецкого фантастического сериала "Dark" или испанского криминального "La casa de papel" напрашиваются сами собой.

Сейчас примерно можно сказать, какие цифры нужны "Последнему наемнику", чтобы стать успешным в глазах Netflix. Глава кинодепартамента стриминга Скотт Стюбер в большом тексте для Variety ненароком обронил своеобразную метрику. Так, 12 ноября на сервисе состоится премьера боевика "Красное уведомление". Бюджет около $200 млн, в главных ролях — Дуэйн "Скала" Джонсон, Галь Гадот и Райан Рейнольдс. Стюбер надеется, что его глянут 70 млн человек.

Соотношение примерно понятно. Но семьдесят миллионов это много или мало конкретно для этого стриминга? Такой результат не дотянет даже до первой десятки. Самым просматриваем фильмом Netflix на 1 июля 2021 года был уже дважды упомянутый "Extraction" — почти 100 млн просмотров при бюджете в $65 млн.

"Последний наемник" легко может ворваться в список самых популярных продуктов сервиса и, скорее всего, сделает это. По итогам трех дней он уже вышел на первое место среди украинских зрителей, оставив позади хоррор-боевик "Кроваво-красное небо", документальный сериал "Как стать тираном" и новый сезон анимационного хита "Рик и Морти".

Но будет ли достаточно этих цифр для украинской бюрократии? С учетом существующего прогресса, любой успех снятого у нас боевика только улучшит положение украинской киноиндустрии. "Последний наемник" цепляется за возможность сиквела скромной сценой после титра. А все, что требуется от украинского зрителя, чтобы обеспечить нужные показатели фильму с Ван Даммом — уделить ему всего две минуты. Именно столько нужно Netflix, чтобы засчитать просмотр.

Илья Требор и Елена Гладских, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Как запитчить инвестора? Василий Хмельницкий на U Tomorrow Summit. Аллея стартапов и инвестиции
Загрузка...