Олег Панюта: "Ответы на вопросы: "Что, где, когда и почему" ищут журналисты, а не блогеры"

Телеведущий канала "Украина" Олег Панюта
Телеведущий канала "Украина" Олег Панюта
Известный телеведущий канала "Украина" рассказал о своих основных принципах в работе, о главных задачах медиа, а также о том, чем журналистика отличается от блогерства
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

По случаю профессионального праздника всех журналистов, который отмечался 6 июня, известный телеведущий канала "Украина" Олег Панюта рассказал читателям Delo.ua о пути к успешной карьере, о моментах выгорания, о том, чего можно научиться от молодых специалистов, а также чем помогает журналистика в повседневной жизни.

Вы — успешный тележурналист. Как давно вы в этой профессии?

- Если считать дату завершения университета, то с июня 1993 года. Хотя впервые я появился в телевизионном кадре в августе 90-го года. А моя первая публикация была опубликована, когда мне было 10 лет.

Стоял ли перед вами выбор между печатной журналистикой и телевизионной?

- Да. В советское время на втором курсе у студентов журфака было распределение по специализациям. Чтобы учиться тележурналистике, нужно было пройти творческий конкурс. Тогда бытовало мнение, что телевидение — для особых людей, которые имеют или киевские корни, или "концы" в высоких партийных кабинетах. У меня не было ни того, ни другого, поэтому я был настроен к этому довольно скептически. Прошел конкурс и пошел на занятия для газетчиков.

А через несколько дней вывесили фамилии 16-ти человек, которые прошли конкурс, и среди них было мое. Конечно, я был счастлив. Если тогда я уже знал, как писать тексты и как печатают газеты, телевидение было для меня terra inkognita. Журналистская привычка — узнать то, что тебе неизвестно — сработала и в этом случае. К газетной специализации я больше не возвращался, но позже судьба таки свела меня с печатными изданиями. Некоторое время я работал главным редактором журнала о телевидении и кино "Телесити". А после 10 месяцев работы там меня пригласили вести новостную программу на одном из телеканалов.

В чем секрет вашего успеха? Все ваши одногруппники достигли таких же высот в профессии, как вы?

- Не все, но многие. Среди моих одногруппников — телеведущая Оксана Соколова, Ирина Геращенко, которая ранее была замечательным тележурналистом, а сейчас прекрасный украинский политик, Константин Мудрик, который руководит редакцией на канале "Украина". Мне кажется, наш курс был одним из самых сильных. За один год он создал такой центр телевизионщиков, которые до сих пор работают по специальности.

Были ли у вас периоды профессионального выгорания в этой профессии?

- Они, видимо, совпадали с теми периодами, когда я или работал пресс-секретарем, или сидел в Кабмине, или занимался развитием пиар-направления коммерческой компании. Там не было журналистики, но было общение с людьми этой профессии. Были периоды вообще без телевизионной работы, когда ты остаешься без любимого дела. Не могу сказать, что это было выгорание. Скорее я бы назвал это передышкой, которая давала ощущение, что нужно заниматься тем, что тебе нравится.

Журналистика до сих пор является вашим любимым делом?

- Да. Я часто говорю — если это не твое любимое дело, нет смысла зря тратить время. Убеждать себя, что тебе это должно понравиться — то же самое, что жить вместе с чужим человеком. Мне хорошо, когда я имею возможность через телевидение помогать, давать советы и чувствовать, что людям от этого лучше. Знаете, вокруг меня много молодежи и без меня делает замечательные вещи. Я смотрю и радуюсь этому.

Чему вы можете учиться у молодых специалистов, которые приходят в вашу команду?

- Не бояться экспериментировать, делать что-то новое, не пугаться ошибок. Я имею право на ошибку, имею право себе и людям в этом признаться. Когда ты понимаешь, что на своих же ошибках набил шишки, но идешь дальше, это, с одной стороны, позволяет тебе чувствовать себя молодым специалистом, а с другой — дает ощущение, что мы не можем научиться всего за 3 года, а потом только сидеть и хвостиком махать. Нет, жизнь — это постоянное обучение, так ты всегда будешь в строю.

Как изменилась журналистика в Украине с тех пор, когда вы только начинали работать?

- Мне кажется, она стала поверхностной. Сейчас доступно очень много источников информации, людей, которые готовы назвать себя ее производителем. Часто их называют блогерами. Но они не всегда руководствуются достоверными источниками информации. А от их позиции зависит мнение многих. Но человек, который учился классическим методам получения, проверки и трансляции информации, заведомо проигрывает тому, кто просто написал какой-то пост у себя на странице. И ответственность за такую ​​информацию абсолютно разная. К сожалению, люди не всегда это осознают.

Именно качество информации, которая сейчас транслируется из разных источников, беспокоит. Я не говорю, что медиа — это истина в последней инстанции, но если это серьёзный ресурс, который заботится о своем лице и дорожит репутацией, то он не может называть белое черным. Мы тоже иногда можем ошибаться, но в отличие от новомодных источников информации, мы имеем честь и силу признаться и извиниться за то, что были неправы.

То есть вы сторонник мнения, что такое популярное явление как блогерство не является журналистикой?

- Это источник информации, который имеет право на существование. Но человек как потребитель должен очень серьезно проверять ее. Так, блогер быстро фиксирует и передает какую-то информацию, снял видео и сразу распространил, с оперативной точки зрения он выиграет, но если он не будет отвечать по крайней мере на 5 вопросов — что, где, когда, почему и зачем — то он просто сделал пшик. Ответы на эти вопросы все равно будем искать мы.

Как вы считаете, почему молодежь сейчас отдает предпочтение именно таким источникам информации, а не классическому телевидению?

- Они считают это новомодным. Это то же самое, что споры между родителями и детьми — вы уже старые и ничего не понимаете, все в своей жизни уже увидели. А я молодой и сейчас все сделаю по-новому. Но это не значит, что новое должно отметать все старое. Оно должно строиться на обновлении тех принципов, которые были когда-то. Люди, которые умеют проверять информацию, могут сделать качественный пост в том же Facebook. Тогда к такому человеку есть уважение и понимание того, что он правильно делает свое дело.

Я не могу сказать, что все люди, которые выкладывают свои сообщения в соцсетях, высосали информацию из пальца. Нет. Но, к сожалению, опыт показывает, что многие недобросовестные люди этим пользуются. В журналистике же есть коллективная, юридическая и уголовная ответственность.

Поделитесь вашими основными принципами журналистской работы.

- Доверие к людям, которые готовят материалы. Неравнодушие, ведь в любой теме, которая освещается в нашей программе, я так или иначе причастен. Пытаюсь узнать о ней, прочитать, понять, правильно ли мы о ней говорим, в ту ли сторону движемся. Мы должны помогать людям жить лучше, ограждать их, давать им полную картину, чтобы они могли осознать, что происходит вокруг, и принимали правильные решения.

Важны также взвешенность и тщательность. Следует помнить о том, что каждое слово может навредить. Человек, который на тебя смотрит, тратит свое время, которого сейчас и так очень мало. И если он все же включил телевизор, то должен использовать это время с максимальной пользой.

Вы никогда не задумывались о смене формата — попробовать себя в развлекательном шоу или, может, в утренней программе?

- В утреннем эфире я работал. Это были не новости в классическом виде, а информационно-развлекательный жанр. Но развлекать людей утром долгое время — это тяжелая работа. Это был интересный опыт, но судьба все равно меня постоянно возвращает в серьезное новостное направление. Я ощущаю новости, это мой жанр. Бриллиант моей профессии — это окружение, колоссально профессиональные люди, которые анализируют весь тот массив событий и информации для нашей программы.

Чем вам помогает профессия журналиста в повседневной жизни?

- Очень коротко общаться по телефону с людьми. Это и помогает, и мешает одновременно. Я могу поздравить своих друзей и сказать все за 32 секунды. Это катастрофа для меня и один из недостатков моей профессии. Мне очень трудно написать текст на страницу и очень просто создать рассказ из трех строк. А если говорить о позитиве, то в магазине мне не нужно много времени, меня понимают с трех слов. Я быстро делаю заказ (смеется).