Инвестиционные няни Зеленского: почему спустя полгода инвесторы так и не хлынули в Украину

Как проходит отбор заявок по закону об инвестнянях, что нужно Украине для прогресса в рейтинге инвестпривлекательности и почему ЕС выберет нашу страну для индустриальной релокации — в интервью исполнительного директора UkraineInvest Сергея Цивкача

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua
Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Полгода прошло с подписания президентом Владимиром Зеленским закона "О государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями в Украине". Слово "инвестняня" за это время стало одним из самых популярных в украинской политике. Экспертов и предпринимателей заинтересовала идея выделять инвесторам в помощь специально уполномоченного представителя государства. Хотя актуальным остался вопрос — насколько такой институт будет способен реально обеспечивать ускорение процедур без дополнительной коррупционной ренты?

Корреспондент Delo.ua Илья Требор пообщался с исполнительным директором UkraineInvest Сергеем Цивкачем, который рассказал, как будут вести крупных инвесторов через украинскую бюрократию и сколько нужно подписать инвестиционных соглашений до конца 2021 года, чтобы считать инвестнянь эффективными.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Сергей, давайте начнем со статистики. В мае вы говорили, что за три месяца UkraineInvest наработал 15 заявок на общую сумму больше $1 млрд. В июле речь шла уже о 23 заявках на сумму в $1,35 млрд. Сейчас, как я понимаю, их уже 26. Это снижение динамики?

— Во-первых, летом бизнес-активность не так высока. Во-вторых, весь необходимый пакет подзаконных актов, который относится к практическому применению Закона Украины "О государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями в Украине" (так называемый закон об "инвестиционных нянях") — был недавно принят (последний подзаконный акт был принят 11 августа). Если раньше бизнес подавал заявки на будущее, то теперь знает — подзаконные акты скоро заработают. Думаю, это отсроченный интерес и теперь, после принятия пакета подзаконных актов, мы можем получить 20-30 заявок за неделю. Я не вижу негативного тренда, так как инвесторы знают про эту систему и интересуются.

Какова общая сумма всех заявок?

— На данный момент — $1,7 млрд.

О чем в основном эти проекты?

— У нас два "чемпиона": промышленная переработка и агропереработка. Оба направления подпадают под одну сферу экономики — "перерабатывающая отрасль".

Производство/перерабатывающая промышленность — на данный момент у нас в работе 9 проектов на общую сумму в $516 млн. Еще 9 проектов, но уже на сумму $534 млн, это агропереработка. Логистика — 5 проектов на сумму $531 млн, остальное — транспорт и туризм на $138 млн. Но сюда мы не вносим большие проекты, например, по добыче железной руды. Здесь проект может быть на общую сумму больше миллиарда долларов. У нас также есть проекты больших металлургических компаний на суммы от $500 млн. Мы их рассматриваем отдельно.

Есть направления, по которым вы бы очень хотели видеть проекты?

— В дополнение к перерабатывающей отрасли, что является приоритетом, хотелось бы больше видеть R&D (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы — Delo.ua). Они тоже подпадают под Закон Украины "О государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями в Украине". Только недавно мы разговаривали с представителем украинского бизнеса из сферы IT и кибербезопасности. Говорили о том, что было бы интересно начать такой проект.

Еще один проект, который может попасть под нашу программу — это американский университет "American University Kyiv", строящийся сейчас в Киеве. Предварительно, там инвестиций больше $20 млн. Таких проектов мы бы тоже хотели видеть больше, так как это способствует развитию науки, инноваций, создает устойчивое поколение профессионалов в нашей стране.

Что с вашей стороны или со стороны правительства нужно сделать, чтобы в Украину заходило больше R&D или образовательных проектов?

— Первое, что нужно — быстрое и качественное подписание первых трех-пяти инвестиционных соглашений. Как только бизнес увидит, что закон работает, что можно получить инвестиционные стимулы, я уверен — количество заявок увеличится в десятки раз.

Сергей Цивкач, UkraineInvest

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Если говорить конкретно про R&D или образование, то нужно обеспечить построение правильной стратегии развития этих сфер деятельности. С тем же украинским IT-бизнесом мы обсуждали, например, создание центра, который обеспечит научную и образовательную составляющие, а также производство продуктов. Речь идет о кластерном подходе, который нужно реализовывать с пониманием глобальных трендов и роли Украины в этих трендах.

После решения всех нормативных вопросов, какой будет алгоритм работы по конкретной заявке? Знаю, что Министерство экономики в течение двух месяцев должно обработать ее...

— Срок — до двух месяцев. Мы обсуждали это с коллегами из Минэкономики и говорили: "Чтобы инвестиции начали заходить раньше — нужно, по возможности, сокращать этот период". Они с нами согласились. Когда заявки будут лучше отработаны, материалы качественно поданы — все будет проходить быстрее.

Что идет после этапа Министерства экономики?

— Они дают свое решение. Есть три возможных варианта: соответствует заявка критериям государственной помощи, не соответствует, или она должна быть доработана. При соответствии критериям заявка передается в Кабинет Министров Украины, у которого есть до 30 дней, чтобы принять решение о подписании специального инвестиционного соглашения. Это отправная точка реализации инвестиции с момента подписания соглашения.

На каком этапе подключается UkraineInvest?

— Мы подключаемся до момента подписания этого соглашения. Не покидаем инвестора с момента идеи до момента имплементации проекта. То есть, сопровождаем постоянно. У инвестора есть идея или предложение — он приходит к нам. Мы рассказываем, как подать заявку. После того, как он подался, в работу включается Министерство экономики и потом Кабмин. Мы также сопровождаем инвестора на этапах получения разрешительной документации, лицензий и других необходимых для начала деятельности документов.

Как будет разделяться внимание UkraineInvest между инвесторами? Например, придут два инвестора — у одного предложение на триста миллионов, а у второго на семьдесят. Отношение к ним будет одинаковым?

— Когда вы сопровождаете инвестора, то нет разницы, какая из инвестиций больше. По объему подаваемых документов это может быть одно и тоже. Просто в одном документе будет написано банковское финансирование на пятьсот миллионов, а в другом — на двадцать. Почему инвестиционные банки не хотят брать маленькие проекты? Потому что объем работы в проекте на 100 млн и на десять миллионов — практически одинаковый. Цель UkraineInvest — развивать инвестиционный рынок в стране, привлекать новых инвесторов и помогать тем, кто уже имеет бизнес. Поэтому нет разницы — проект на двадцать миллионов или триста. Тем более, что у больших компаний часто есть сильные аналитические подразделения. Они знают, куда инвестировать, как, знают всю подзаконку, и с нами обсуждаются уже определенные детали. Мы помогаем, консультируем их, но для нас приоритет — малые и средние инвестиционные проекты с коридором 5-25 млн. Для нас важен эффект мультипликатора от больших, средних и малых инвестиций.

Сергей Цивкач, UkraineInvest

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Вы запускаете новую концепцию, в которой Украина представляется производственным хабом Европы. Что это будет?

— Украина — европейский производственный хаб. Это программа, над которой мы работали несколько месяцев и сейчас будем публично ее презентовать. Будем говорить с коллегами в правительстве и регионах, с бизнесом, общественностью и международными партнерами.

Суть программы в том, что Украина находится в центре евразийского региона и располагает рядом конкурентных преимуществ. Во время пандемии европейские компании, например, увидели — если производство продукции происходит в одном регионе, а часто это Азия, то во время глобальных вызовов поставки усложняются логистически. Мы знаем, что у около 20% европейских контрагентов возникали вопросы по качеству, количеству и времени поставок. Поэтому в Европе есть концепция второй Азии. Это подход по релокации производства.

Что заставит их выбрать в качестве объекта для релокации Украину?

— Территориальная близость к странам ЕС является не единственным преимуществом Украины. К наиболее значимым можно отнести: налаженное логистическое сообщение в стране и с ЕС; высококонкурентный уровень операционных расходов; доступная и конкурентная квалифицированная рабочая сила. Мы уверенно продвигаемся в рейтинге Doing Business. Кроме того, в нашей стране достаточно свободных производственных площадок и индустриальных парков, где можно размещать такие производства.

Если посмотреть по логистике, европейские компании тратят ежегодно на поставку продукции из Азии больше $70 млрд. Еще около $70 млрд у них блокируется на счетах для предоплаты, потому что поставка идет от 28 до 47 дней. Мы говорим о $140 млрд, которые или подвисают, или уходят на логистику. Некоторые эти суммы можно использовать для инвестиций.

Вместе с этим Украина сделала много изменений в регуляторной политике, что делает нашу страну более привлекательной для инвесторов. Взять тот же Закон Украины "О государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями в Украине". Среди основных инвестиционных стимулов, которые предусматривает закон: освобождение от уплаты налогов и пошлины, строительство объектов инфраструктуры за счет средств государственного и местных бюджетов, упрощение процедуры предоставления земельных участков. В современной истории Украины раньше не было такого Закона, который предоставляет комплекс стимулов для инвестиций. Подобная поддержка есть у многих стран. Литва, Турция, Сербия и Чехия, например, возмещают финансово — инвестор получает оплату части инвестиций деньгами.

Это будет интересно только европейским компаниям?

— У нас также есть американские партнеры. С США у нас сильный, правильный политический диалог. Но если говорить об экономике, то мы бы хотели, чтобы украинский и американский бизнес активнее сотрудничали. Концепция производственного европейского хаба может быть большим интересным проектом для американских партнеров. Так, они могут размещать в Украине свои производства, которые будут создавать продукцию для европейского и других соседних рынков, например, Великобритании, Турции, Персидского залива, некоторых стран СНГ.

Какие конкретно могут быть аргументы в пользу выбора Украины?

— Помимо тех вещей, о которых я сказал ранее — система индустриальных парков, которая к концу года должна быть законодательно разблокирована в плане дополнительных преференций. По состоянию на сегодня у нас есть 51 парк. Мы понимаем, что это зарегистрированные парки, но только некоторые из них работают и имеют операторов. Поэтому законодательное решение этого вопроса приведет к тому, что они начнут активно работать.

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Сколько это может принести денег в страну?

— Если говорить об индустриальной релокации, то можно привлекать дополнительно от $500 млн до $1 млрд в год инвестиций.

Не так давно вы говорили, что хотите до конца года видеть десять подписанных соглашений. Эти планы еще в силе?

— Планы не поменялись. Наша цель — подписание инвестиционных соглашений на сумму в коридоре от $300 млн до $500 млн до конца года.

Осталось совсем немного — 5 месяцев. Успеете?

— Мы работали с марта и именно поэтому у нас уже есть 26 предварительных заявок. Из них 7-10 могут пойти в первую очередь. Они уже почти готовы, на выходе. С учетом принятия последнего подзаконного акта мы рассчитываем на первые подачи заявок до конца сентября. Потом максимально два месяца на оценку заявки Минэкономики и месяц — Кабмину. Таким образом, мы можем выйти к концу года на подписание первых соглашений.

А если не получится? Вообще — какие у вас KPI и возможно ли их ставить в вопросе инвестиций? В целом, как оценивать деятельность UkraineInvest, если всегда можно оправдаться тем, что инвесторы просто не согласились заходить?

— Если говорить про закон об инвест-стимулах, то согласно ему будет подписан инвестиционный договор и KPI очень просто определить. Государство и инвестор возьмут на себя обязательства. Выйдя из проекта, не обеспечив инвестицию, инвестор нарушит свои условные соглашения. Я думаю, это будут очень редкие исключения, когда инвесторы не будут исполнять закрепленное в инвестиционном договоре.

Будут ли им грозить какие-то санкции?

— Будут условия договора. Если государство предоставляет помощь, то это уже обязательство, которое было исполнено одной стороной, и мы будем ожидать исполнения другой стороной. Иначе, возможно, будут юридические санкции, чтобы такую помощь государству отдать в том объеме, в котором были выделены стимулы.

Кто будет виноват, если до конца года не удастся подписать десять соглашений?

— Такой вариант я даже не рассматриваю. Это президентская инициатива, и я точно знаю, что Зеленский постоянно контролирует исполнение этого процесса, как и премьер-министр. Я могу представить возможность подписания контрактов на месяц позже. Это может быть связано с техническими причинами. Но не подписание контрактов — невозможно. Такого варианта быть не может.

Хорошо, пускай десять соглашений до конца года. Каков максимальный план? Ваша личная амбиция?

— Зависит от скорости подписания первых десяти. Легко пройденный процесс подписания вызовет эффект инвестиционного сарафанного радио. Бизнес будет рассказывать другому бизнесу — это было быстро, понятно и эффективно. В таком случае у нас будет геометрическая прогрессия, и первые десять сразу приведут к 100 заявкам минимум в 2022-2023 годах. Если мы говорим о соглашениях подписанных на $500 млн в первый год, то в 2022 году это может быть уже $1,5-2 млрд и потом выход на $3 млрд в год стабильно. Это коридор 3-5 лет.

Сергей Цивкач, UkraineInvest

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Не удивлюсь, если государство увидит, что это эффективная дорога к привлечению инвестиций и такие стимулы в будущем будут расширены. Это может привести к еще более резкому подъему инвестиционного интереса. Но очень важными будут первые полгода, так как это будет визитная карточка Украины — как мы справились с инициативой президента, смогли ли привести ее к правильному формату и обеспечить диалог с инвестором. Но это ответственность не только UkraineInvest, а государственная командная работа.

Тогда давайте так — сколько денег нужно, чтобы поднять Украину на 5-10 позиций в рейтинге прямых иностранных инвестиций?

— Мы считали: если в 2019 году у нас было $5,8 млрд прямых иностранных инвестиций, то добавляя $1 млрд мы бы поднялись на три позиции. В 2020 году все помнят, что произошло, и у нас была оценка в минус $868 млн! Потом НБУ пересчитал эту цифру. Оказалось, что реинвестирования было больше и цифру откорректировали до минус $35 млн по итогу 2020 года.

В этом году НБУ и Министерство экономики оценивает приток прямых иностранных инвестиций на уровне $3-5 млрд. Первый квартал показал, что это реально. За первые три месяца у нас плюс $1,48 млрд в основном за счет реинвестирования. Кроме того, ВВП страны за второй квартал этого года вырос на 5,4% по сравнению со вторым кварталом 2020 года. Мы видим, что бизнес заработал и начинает реинвестировать в себя, смотрит в развитие. Это то, чего нам не хватало в прошлом году.

Вы в начале года вы, совместно с Госгеонадрами, представили 24 перспективных участка для добычи полезных ископаемых. Что с ними — что-то продали, что-то заработали?

— Из 30 критических было продано 4 участка: графит, титан, золото, никелево-кобальтовые руды на сумму более 100 млн грн. Также 1 нефтегазовый участок продан за 120 млн грн. Еще двумя нефтегазовыми участками заинтересовались инвесторы — эти аукционы пройдут в октябре 2021 года.

Но продать это одно. Нужно, чтобы инвестиции зашли, чтобы они заработали. Важно, что государство получает прибыль не только в виде проданного участка — это только "входной билет". Самое главное, что это — мультипликатор. Только 1 проект по разработке критического сырья, например, титана или лития — нуждается в инвестициях $100-200 млн. Кроме этого, компания платит налоги, создает рабочие места и платит ренту как в центральный, так и местные бюджеты.

Соответственно закон может помочь — добыча тоже подпадает под действие закона об инвестиционных стимулах, потому что это обогащение или переработка материалов и ресурсов в Украине.

У нас есть большой проект по железной руде, в котором инвестиции сотни миллионов долларов. Украина интересна в этой сфере и одним из доказательств этого было подписание Меморандума о стратегическом партнерстве в сфере критического сырья между Европейским союзом и Украиной. Это первый шаг к тому, чтобы эта отрасль активно развивалась. Я считаю, что такой подход нужно обеспечить и в работе с партнерами из Северной Америки, где есть много компаний, которые занимаются добычей.

По оценке Госгеонадр, только в инвестиции на эти 30 локаций может прийти до $10 млрд. Плюс это стратегические вещи. Например, если мы говорим, про литий. Я был в Германии, встречался с их бизнес-ассоциацией. Мы говорили про литий, и они сказали — как только вы увидите компанию, которая получит лицензию, сможет добывать литий и заниматься его первичной переработкой, мы обеспечим подписание offtake-контракта (контракт на выкуп еще не произведенной продукции предприятия — Delo.ua) нашей автомобильной промышленностью сразу на все количество.

Уверен, так не только у немецких партнеров. Франция, остальная Европа, Азия. Вот эти оfftake-контракты будут подписаны сразу. Почему это хорошо? Оfftake-контракт дает возможность сразу подписать финансирование инвестору. Он сразу приходит в инвестбанк, показывает такой контракт и получает финансирование.

Вы уже упомянули об "инвестиционном сарафанном радио", через которое добившиеся успеха в Украине инвесторы будут делиться своими историями с друзьям и коллегам. Но как гасить негативные ситуации? Яркий пример, о котором писало Delo.ua, Мариловского спиртзавода в Тернопольской области. Там молдавский инвестор даже победил на аукционе, предложив за объект 120 млн гривен, но отказался платить — на предприятии отсутствует часть оборудования.

— В UkraineInvest обращаются с проблемными вопросами как инвесторы украинские, так и иностранные. Только за этот год мы решили 19 таких вопросов. В большинстве случаев их разрешение может существенно повлиять на инвестиционный климат Украины.

Сергей Цивкач, UkraineInvest

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

По состоянию на 3-й квартал, у нас более 80 вопросов в работе, но всего мы получили жалоб около 300. Ошибки случаются как на стороне бизнеса, так и на стороне представителей органов власти. В этом случае мы выступаем в роли медиатора.

Что касается примера с молдавским инвестором, то это нетипичная ситуация, и мы уверенны, что будет найден консенсус в интересах государства и инвестора.

В целом инвестиционная репутация Украины на каком уровне?

— Не хватает позитивного имиджа Украины. Поэтому мы активно работаем над промоцией преимуществ Украины во всем мире. За последние четыре месяца я объехал 18 регионов и был впечатлен. У нас строятся и работают достойные предприятия, использующие последние мировые технологии. Недавно были в Коростене, Тернополе, Запорожье, Днепре, Харькове, где есть предприятия с высокой добавленной стоимостью, наши украинские чемпионы, про которые должны знать не только в Украине, а во всем мире.

Очень важно промоутировать истории успеха в Украине, и это такой же важный аспект, как изменения регуляторной политики. Когда мы приезжаем в другие страны, то часто слышим — у вас война, экономика не работает. Такие медийные месседжи имеют негативную составляющую, поэтому нужно популяризировать позитивные новости.

Можете чуть конкретнее о примерах, которые вы сказали? Что за предприятия? Чем занимаются?

— Например, недавно посетили "Коростенский завод МДФ", который занимается обработкой дерева, обеспечивая мебельной продукцией большие бренды, среди которых есть и IKEA. Они используют передовые технологии, находятся на территории 242 гектара и их производство — автоматизированное. Представляете, какая производительная мощность? Мы приходим на предприятие и видим, как сотрудники занимаются погрузкой леса, сидя в креслах с множеством экранов. Только я поставил информацию об этом предприятии у себя в LinkedIn, как сразу начал получать множество сообщений из Англии и Польши с просьбой рассказать подробнее об этом заводе.

Или компания из Тернополя "Schreder" (входит в бельгийскую группу Schreder) — производит лед-светильники. Вы будете идти по Вене даже не догадываясь, что все уличные светильники сделаны в Украине. В Харькове есть высокотехнологичная компания "FED" (АО "ФЭД") — одно из ведущих предприятий Украины, которое специализируется на разработке, производстве, сервисном обслуживании и ремонте агрегатов авиационного, космического и общемашиностроительного назначения. Они берут металлическую болванку, а после обработки она увеличивается в стоимости на тысячу процентов.

Еще один яркий пример — это корпорация "Биосфера", которая является лидером по производству и дистрибуции товаров для дома и личной гигиены в Украине и одна из лидеров в Восточной Европе и Центральной Азии. Во время пандемии корпорации удалось адаптироваться к новым реалиям и продолжать развиваться: запустить самую современную технологичную линию по производству подгузников, открыть новый логистический комплекс и начать строительство первого в Украине завода по производству нетканого полотна для влажных салфеток. Если украинцы этих примеров не знают — мир точно не знает. А нам это нужно показывать.

В заключении — что глобально мешает инвестиционному климату Украины? Скажем, три ключевых проблемы.

— Первая — имидж. Есть три категории инвесторов. Первая, это которые успешно работают в Украине, но не рассказывают об этом. Вторая — которые пытались начать бизнес в Украине, но у них не получилось. К слову, очень часто это бывает не из-за государства, а из-за неправильно выбранных контрагентов. И третья — которые не знают про Украину и думают, что из-за войны здесь разруха и бизнес делать нельзя. Нам нужно активно работать с двумя последними категориями.

Сергей Цивкач, UkraineInvest

Исполнительный директор UkraineInvest Сергей Цивкач. Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Вторая — разрешительная, судебная и правоохранительная системы. Конечно, они работают лучше, чем в 2010 или 2012 годах, но все еще не на уровне ключевых стран ЕС.

Третья — трудовые ресурсы. Когда компании заходят, то смотрят на доступность квалифицированной рабочей силы.

Отдельные личности — политики или крупные бизнесмены — могут влиять в Украине на инвестклимат?

Очень сильно. И тут мы рассчитываем на наш бизнес. Работа с ними и презентация именно украинского бизнеса миру, в плане подходов, их организации и реализации производства — это ключевая промоция. Мы должны выйти из тени и показать лицо новой перспективной Украины.

Беседовал Илья Требор, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Як залишатися у попиті і вміти пристосовуватися до змін — Валерія Заболотна
Загрузка...