• Главная
  • Политика и экономика
13 сентября, 09:09

ЕС собрался вести диалог с Талибаном, а в Украине пока отмалчиваются. Рассказываем, почему

Эксперты говорят, что варианты, при которых Украина сможет не признавать Талибан, но тоже вести с ним диалог, есть. Все зависит от того, какие задачи придется решать украинским чиновникам и дипломатам

ЕС требует от Талибана позволить всем желающим покинуть Афганистан. Фото: Getty Images ЕС требует от Талибана позволить всем желающим покинуть Афганистан. Фото: Getty Images
ЕС требует от Талибана позволить всем желающим покинуть Афганистан. Фото: Getty Images

После захвата провинции Панджшер в Афганистане, исламистской движение Талибан объявило о полном контроле над страной и создало временное правительство. Но еще до этого готовность взаимодействовать с новым руководством Афганистана задекларировал Европейский Союз. В ЕС подчеркивают, что речь идет не о юридическом или дипломатическом признании, а о диалоге.

С одной стороны, такой ход Союза продиктован желанием хоть немного контролировать ситуацию в Афганистане и иметь возможность поддерживать население страны. С другой — речь идет о диалоге с радикальным движением, против которого западные страны десятилетиями вели войну.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Delo.ua рассказывает о том, станет ли такая политика ЕС первым шагом к признанию власти Талибана, кто поможет исламистам политически легализоваться на мировой арене и что спасает Украину от участия в этом процессе.

Диалог с террористами: 5 условий

Анонсируя готовность к диалогу с Талибаном, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что у Союза есть пять критериев для оценки действий исламистов. От положения дел в их рамках будет зависеть то, насколько активно ЕС будет готов контактировать с Талибаном.

Оценивать "поведение" талибов ЕС намерен исходя из таких аспектов: может ли Афганистан снова превратиться в Мекку международного терроризма; будут ли в стране уважаться права человека, верховенство права и свобода прессы; будет ли новое правительство инклюзивным (а не состоящим лишь из талибов); будет ли новое руководство соблюдать процедуры доставки и распределения гуманитарной помощи; позволит ли новое правительство покинуть Афганистан всем желающим.

Проблемы с соответствием ожиданиям ЕС у Талибана возникли сразу. Так, временное правительство не является инклюзивным, а права человека, особенно женщин, для исламистов пока еще остаются едва ли не пустым звуком.

С одной стороны, возможность надавить на Талибан у ЕС есть: в зависимости от действий талибов, Союз может разморозить финансовую помощь на развитие Афганистана, которую прекратил после захвата власти талибами, а может оставить все как есть. Более того, вероятно, ЕС, несмотря на декларации о готовности оказывать гуманитарную помощь при любых обстоятельствах, может этого не делать, если такая помощь не будет доходить до адресатов.

С другой, в нынешних обстоятельствах, ЕС вынужден вести диалог с Талибаном, балансируя при этом на грани между юридическим его признанием и попыткой избежать негативных последствий со стороны международного сообщества.

"Золотая середина"?

Формат, который ЕС выбрал для сотрудничества с Талибаном — не признавать, но вести диалог, — хоть и вынужденная, но не такая уж уникальная мера для мирового сообщества, объясняет эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока аналитического центра "Украинский институт будущего" Илия Куса. И подобный диалог ЕС нужен: хотя бы в силу существующих вопросов с эвакуацией граждан или гуманитарной помощи.

"Де-факто Талибан признали, с ними ведут разговоры, причем давно. Здесь ЕС просто пытается найти баланс между необходимостью вести с ними диалог и не потерять связь с Афганистаном и не признать власть Талибана юридически, чтобы это не вызвало определенной критики части общества и правозащитников. Поэтому они нашли такую формулу: формально не признают, но фактически ведут с ними переговоры как с новой властью", — говорит эксперт.

Впрочем, ЕС в своей двусмысленной позиции не одинок. Так, Организация объединенных наций признает Талибан террористической организацией, но ее представители подтверждают, что поставлять в Афганистан гуманитарную помощь ООН не прекратит. Более того, представитель гуманитарного крыла ООН в Афганистане Рамиз Алакбаров заявил, что "организация готова сотрудничать со всеми сторонами, в том числе "с властями де-факто", "с теми, кто контролирует провинции" с целью доставки и оказания гуманитарной помощи нуждающимся".

По мнению военного эксперта Олега Жданова, все это указывает на гибридность подходов каждого участника процесса, продиктованную собственными интересами в первую очередь.

"Это уже определенная политическая легализация. Дело в том, что ЕС очень боится, что не переживет еще одну волну мигрантов, поэтому готов идти на уступки, предоставлять гуманитарную помощь, продукты, одежду для того, чтобы создать в Афганистане хоть какие-то условия для жизни людей и предотвратить волну беженцев", — добавляет Жданов.

При этом, как отмечает эксперт, признание самопровозглашенных руководителей может привести к серьезным последствиям в мировом сообществе. Но, в отличие, например, от Украины, где "руководство" самопровозглашенных "Д/ЛНР" навязано извне, в Афганистане Талибан — победители. Поэтому ЕС будет вынужден вести диалог и дальше.

Более того, эксперты сходятся во мнении, что если сейчас ЕС нашел своего рода "золотую середину" во взаимодействии с Афганистаном, то в дальнейшем стоит ожидать полной легализации Талибана в качестве афганского правительства. И помогут исламистам в этом Россия и Китай.

Талибан и мир: либо диалог, либо конфронтация

На сегодняшний день Россия и так вполне сотрудничает с Талибаном, несмотря на то, что в стране группировка запрещена. Так, стороны много лет проводят встречи, и недавняя из них имеет все шансы расставить точки над "і": глава МИД РФ Сергей Лавров призвал начать диалог со всеми сторонами, в том числе и талибами, как можно быстрее, а последних назвал "вменяемыми людьми". Однако, по мнению Кусы, о дипломатическом признании Талибана со стороны РФ пока говорить рано.

"Дипломатической признание "Талибана" Россия пока не планирует. Она к этому все же относится с осторожностью, хотя их сотрудничество с талибами уже насчитывает многие годы, как минимум — с 2014. Мне кажется, что к дипломатическому признанию они пока не готовы и им это пока не нужно. Россия, как и остальные внешние игроки, будет ждать формирования полноценного правительства, чтобы понимать, какой будет дальнейшая политика "Талибана" и ответить для себя на вопрос о том, можно ли им доверять. Пока их диалог останется таким же, как и в последние годы: в принципе, контакты между посольством России в Кабуле и талибами уже установлены. Они не эвакуировали свое посольство, "Талибан" гарантировал им безопасность и никаких проблем с этим нет", — объясняет эксперт.

Но если о дипломатии говорить и рано, то о взаимной помощи, в том числе финансовой и военной, — как раз время. Так, по мнению Жданова, именно такие действия не только России, но и Китая помогут Талибану в конечно итоге занять свое место на политической арене.

"Сейчас все зависит от того, как Китай и Россия договорятся с Талибаном о взаимной помощи. Китаю нужно защищать свою добычу ископаемых на территории Афганистана. Россия же будет разыгрывать свою "золотую карту" — что они могут предоставить Талибану оружие и боеприпасы, продовольствие и политическую поддержку. Тем самым они могут гарантировать Китаю безопасность их ископаемых и их сотрудников на территории Афганистана, — говорит эксперт, — Если эти две страны будут сотрудничать с Талибаном, то остальному миру не останется ничего, кроме как делать то же. Второй вариант для них — занять другую сторону баррикад, но это будет означать конфронтацию с Китаем и Россией".

Как должна поступить Украина?

В вопросе контактов с Талибаном Украина может пойти по пути ЕС: не признавать, но общаться, считает Илия Куса. Однако это, по его словам, будет зависеть от того, какую задачу она будет пытаться таким образом решить.

"Если для национальных интересов Украины будет необходимо юридическое признание власти "Талибана", значит нужно на это идти. Если этого можно избежать — то можно занять такую же позицию, как у ЕС. Думаю, Украина и так ее заняла. В любом случае, вести диалог с кем-то все же нужно", — говорит Куса.

Как отмечает эксперт, в своей время Украина по такой же схеме забирала своих граждан из лагеря для беженцев в Сирии: переговоры тогда велись не с сирийской властью, а с фактическими местными представителями непризнанной курдской администрации. Это нужно было сделать исходя из гуманитарных нужд, поэтому этот процесс и состоялся, говорит эксперт.

"В такой ad hoc коммуникации нет ничего фантастического: это делают многие страны тогда, когда нужен какой-то формат диалога для решения строчных проблем. Думаю, что Украина будет вести себя также. Но что касается полноценного признания, то нужно будет решать, зачем это нужно Украине. Если для решения стратегической задачи — это уже другой вопрос. Но пока я таких стратегических задач не вижу", — отмечает он.

Впрочем, по мнению Жданова, какая-либо коммуникация Украины с Талибаном сейчас маловероятна. Так, даже в вопросах эвакуации людей из Афганистана Украина действует не напрямую, а через своих партнеров. И это, по мнению Жданова, на сегодняшний день спасает ее от необходимости принимать ту или иную позицию.

"Украина продолжает вывозить беженцев из Афганистана, но по просьбе стран-партнеров, того же ЕС, США и Великобритании. На сегодняшний день у Украины, к счастью, нет общих интересов и сфер взаимодействия с Афганистаном. Поэтому на сегодняшний день для Украины этот вопрос риторический: она соблюдает международное право, не признает и не ведет диалог с Талибаном", — говорит эксперт.

Дарья Нинько, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Как запитчить инвестора? Василий Хмельницкий на U Tomorrow Summit. Аллея стартапов и инвестиции
Загрузка...