Lifestyle 17 апреля, 11:04

Криптоискусство за миллионы долларов. Кто и как пытается зарабатывать на буме NFT

В истерии вокруг NFT, начавшейся в феврале 2021, успешно использовали для разогрева рынка арт-бренды и громкие имена селебрити. Получилось ли у украинских художников, коллекционеров и криптоинвесторов поймать тренд и какое будущее у криптоарта

Коллаж: Сергей Дода для Delo.ua Коллаж: Сергей Дода для Delo.ua
Коллаж: Сергей Дода для Delo.ua

"Получил галку на Рари. Доволен как слон:)".

"На карго есть сплит пейментов и роялти, но 15 адресов — максимум. И это все на эфириуме".

Подпишитесь на канал DELO.UA

"Раз не идет ко мне инвайт на fnd, может апвоутнете меня на community upvote?"

"Походу на hicetnunc заработал burn наконец-то и ушла постоянная верификация кошелька".

"Классная новость. Кристис и панки. Мир сошёл с ума:)"

Это фразы из чата украинских художников, которые вступили на новую для большинства из них тропу криптоискусства, чтобы продавать за криптовалюту… нет, не свои работы в привычном для традиционного искусства формате и даже не файлы в привычном для цифрового искусства формате, а продавать NFT — невзаимозаменяемые токены.

Аббревиатура, которая была понятна до недавнего времени лишь тем, кого держит руку на пульсе рынка криптовалют, в начале этого года вышла в мейнстрим. О том, что это такое и как на этом можно заработать, стали интересоваться не только в арт-кругах.

Причиной этому стал бум продаж NFT, начавшийся в феврале 2021 года. И самые мощные "взрывы" шокирующих продаж произошли на арт-поле — NFT-маркетплейсах, которые специализируются на искусстве, хотя до этого искусство вело себя на крипторынке довольно скромно. 

Хайп создавали заголовки чуть ли не ежедневных публикаций на всех ведущих сайтах мира, кричавшие, что на онлайн-аукционе продали такой-то NFT-токен за …. — и дальше шли огромные суммы: миллионы, а то и десятки миллионов долларов. И назывались имена миллионеров-криптовалютчиков и мировых селебрити в качестве как покупателей, так и продавцов.

Самая шокирующая цифра -  $69 млн заплатили за NFT-токен коллажа "Everydays: The First 5000 Days" диджитал-художника Beeple.

500 дней"Everydays: The First 5000 Days", Beeple

В мире музыки самой резонансной стала продажа диджеем Джастином Блау, известным под псевдонимом 3LAU, своего токенизированного альбома за $11,7 млн. Свою лепту в создание бума внес и директор Twitter Джек Дорси, продав за $2,9 млн NFT-токен своего первого твита, опубликованного в марте 2006 года.

И NFT-мания продолжается. Playboy намерен выставить на аукцион коллекцию NFT-фотографий. Модный дом Gucci — выпустить NFT-одежду. Рок-группа Kings of Leon — записать студийный NFT-альбом.

Самое свежее "безумие": McDonald’s выпускает NFT-токены Биг Мак. А калифорнийская пара, сотрудники криптовалютной биржи Coinbase, заключила брак на блокчейне Ethereum, обменявшись NFT-кольцами. 

Но вектор интереса игроков крипторынка в сегменте NFT по-прежнему направлен на искусство, ставшее лидером по объемам торгов.

Почему криптоарт, который вел себя все предыдущие годы довольно скромно, в начале 2021 стал мейнстримом? Что приобретают коллекционеры, купив NFТ-токены? Где тут рынок? Когда ждать "крипто-зимы"?  И почему знающие люди называют ситуацию, происходящую с NFT, "диким западом"? 

Во всем этом Delo.ua разбиралось с помощью арт-менеджеров и юристов, а также моушен-дизайнеров и цифровых художников, продающих свои работы на крипторынке.

Но для начала стоит понять, что такое NFT.

Что такое NFT?

NFT — аббревиатура Non Fungible Token, что переводится как невзаимозаменяемый токен.

Что значит "невзаимозаменяемый"? 

Каждая запись в блокчейне называется токеном. Первым массовым применением блокчейна стали криптовалюты. Какое-то время блокчейн сервисы и приложения использовали взаимозаменяемые токены: биткоин, лайткоин, эфир Ethereum и другие. То есть когда один токен можно заменить другим таким же токеном и ничего не изменится. Валюта — это классический пример взаимозаменяемого актива. Доллар может быть заменен другим точно таким же долларом без каких-либо потерь стоимости. Такое же свойство есть, например, и у биткоинов.

Но далеко не все активы по своей природе равноценны и взаимозаменяемы. Простой пример из физического мира: книга с автографом знаменитости ценнее точно такой же книги, но без автографа. Перенести в блокчейн информацию о сложных цифровых активах позволили NFT, которые обрели широкое распространение в 2017 году на основе смарт-контрактов Ethereum. В контрактах есть специализированная информация, которая отличает NFT-токены друг от друга, делает их уникальными, невзимозаменяемыми и неделимыми. 

Таким образом, NFT — это аналог цифрового сертификата, представляющего некий уникальный объект, который подтверждает подлинность цифрового объекта и факт владения им. В нем содержится вся информация о цифровом объекте.

Важен и следующий момент — создатель цифрового объекта может выпустить несколько NFT в тираже. Но и в этом случае они будут иметь уникальный идентификатор и считаться равноценным оригиналом работы — точно так же, как и тиражные фотографии или принты в физическом мире искусства.

На данный момент среди блокчейнов, которые используются для создания NFT, лидерство однозначно за Ethereum, соотвественно, криптовалюта, за которую покупают невзаимозаменяемые токены, называется "эфир".

CryptoPunks forever

Поскольку токены хранятся в открытом и распределенном блокчейне, информация о каждом объекте, о его владельце и истории операций с ним будет всегда доступна и достоверна. Такой механизм идеально подходит для того, чтобы закрепить свои права на какой-либо уникальный цифровой объект.

лицоАктриса Линдси Лохан продала NFT-токен изображения своего лица более чем за $17 тысяч, файл был быстро перепродан за $57 тысяч

Цифровое искусство идеально для токенизации просто по своей природе, будь-то картины, гифки, мемы, видео и музыкальные треки, земля или недвижимость в виртуальных вселенных, а также фанатская атрибутика, клубная карта или доменное имя.

Физические объекты также можно токенизировать (еще говорят "заминтить", от английского mint — чеканить), но это пока слабо развито, учитывая отсутствие регулирования и адекватную юридическую базу для подобных сделок.

И хотя NFT еще довольно молоды, с ними уже создаются крупные инвестиционные портфели. Правда, до недавнего времени трейдеры зарабатывали преимущественно на виртуальной земле, а не на искусстве. Так, в 2019 году 10 крупнейших покупателей NFT потратили $1,4 млн, из которых почти 50% — на токены LAND–NFT, контролирующие участки цифровой земли в виртуальном мире Decentraland.

Но по итогам 2020 года криптоискусство захватило уже 31% совокупного оборота NFT и ближе всех подобралось к лидеру — земле в виртуальных мирах, на которую пришлось 40% оборота, хотя до этого дропы художников на NFT-маркетплейсах были редким явлением, и продавали их преимущественно американцы.

А с начала 2021 года криптоарт не только стал лидером в сегменте NFT, но и драйвером всего рынка.

Ярким примером галопирующих цен на рынке NFT являются продажи культовых цифровых аватаров под названием CryptoPunks, считающихся пионерами невзаимозаменяемых токенов, раскачавшими всю эту систему и поднявшими эфир. Коллекцию из 10 тысяч криптопанков сделала студия Larva Labs летом 2017 года, и поначалу они распределялись бесплатно. Сейчас это ценный блокчейн-антиквариат: в мае 2020 года криптопанка #6487 купили уже за 100 ETH ($40,896 тысяч). А самая низкая цена пиксельного портрета на данный момент — 19,7 ETH ($40896). За предыдущие 12 месяцев были проданы 8337 NFT-токенов за 134,3 тысячи ETH ($281,81 млн).

И уж совсем невероятным кажется сообщение аукционного дома Christie's, о том, что 13 мая будут выставлены на торги в Нью-Йорке  девять токенизированных криптопанков.

криптопанкиNFT-токены девяти пиксельных портретов из колллекции CryptoPunks продаст Christie's на торграх в мае

Криптоарт захватывает рынок

Хотя после серии продаж NFT-токенов криптоарта, случившихся в феврале-марте 2021 года, когда суммы продаж измерялись миллионами и десятками миллионов долларов, готовность криптоинвесторов платить десятки тысяч долларов за крошечный пиксельный портрет уже не так удивляет.

Ажиотаж вокруг NFT начался на фоне резкого роста рынка криптовалют. Так, рост биткоина за предыдущие 12  месяцев оценивают в 1 500%, с $7000 в апреле 2020 до $63000 в апреле этого года, что является историческим максимумам, также и две другие топовые криптовалюты Ethereum (ETH) и Binance Coin (BNB) достигли максимума цен в $2200 и $559 соответственно. Ааналитики Kraken допустили рост биткоина до $90000, а Ethereum — до $15000 уже в ближайшие месяцы.

"Бум в секторе NFT — это закономерное явление, спровоцированное рядом факторов, в том числе и пандемией, когда цифровое искусство уже перестало казаться чем-то чуждым для рынка криптовалют, а также общим ростом развития технологий и переходом громких имен в сферу цифрового арта", -  отмечает Анастасия Глебова, СЕО и соучредитель ArtTech стартапа V-Art. 

То, что рынок подстегнула пандемия, когда люди стали проводить больше времени на онлайн-мероприятиях, в том числе на выставках и аукционах, а музеи начали оцифровывать произведения из своих коллекций, подтверждает статистика. Так, по данным CNBC, в 2020 году общая сумма транзакций с участием NFT-токенов выросла в четыре раза по сравнению с предыдущим годом и превысила $250 млн, а число цифровых кошельков, торгующих NFT, удвоилось и достигло 222 тысяч,  а за первые месяцы 2021 года уже потратили более $300. 

В начале 2021 года прошла и самая яркая акция поборников криптоарта  — работа андерграундного художника стрит-арта Бэнкси  "Придурки" (Morons), купленную блокчейн-компанией Injective Protocol за $95000, сожгли и превратили в виртуальный актив. На гравбре, высмеивающей коллекционеров, изображены участники аукциона, которые торгуются за картину с надписью "I canʼt believe you morons actually buy this shit" ("Я не могу поверить, что вы, придурки, на самом деле покупаете это дерьмо"). Прямая трансляция уничтожения произведения велась из секретного места где-то в Бруклине.

Весной 2021 года на рынке появился новый крупный игрок JUST NFT Fund. Его создал основатель TRON Джастин Сан, ивестировав $1 млн. Фонд будет собирать коллекцию токенизированных работ знаменитых художников. Для этого Джастин Сан уже купил картину Пабло Пикассо "Femme nue couchée au collier" за $20 млн, "Three self portraits" Энди Уорхола —  за $2 млн. А первым NFT-токеном фонда стала картина "Ocean Front" художника Beeple, купленная за $6 млн.

OCEAN FRONT" художника Beeple"Ocean Front", Beeple

"Огромный рост рынка NFT, и криптоарта в частности, очень напоминает ситуацию 2017-го года, когда на волне роста курса биткоина произошел всплеск интереса к проекту "Криптокотики" (Сryptokitties), — замечает мультидисциплинарный художник и культурный менеджер Никита Худяков.

По его словам, это событие показало, что инвестирование в мире крипто возможно не только в криптовалюту, но и в другие виды токенов. На тот момент это были "Криптокотики", а сейчас этот выбор значительно шире и очень большая его часть — это цифровое искусство.  Криптоарт помогает криптовалюте или, к примеру, проектам в сфере DeFi, и наоборот. Это синергетический эффект от различных элементов нового типа систем", — отмечает эксперт. 

Мем-гифку Nyan Cat продали на аукционе Foundation за 300 ETH ($568000) в феврале 2021

Ставка на рекордные продажи ярких арт-объектов, подкрепленные громкими именами художников в сочетании с еще более громкими именами мировых знаменитостей, имеющих миллионную армию подписчиков в соцсетях, оказалась выигрышной. А вишенкой на торте стал выход на рынок криптоарта ведущих игроков традиционного рынка — старейших аукционных домов.

Кстати, онлайн-торги, закончившиеся самой дорогой продажей в $69,3 млн, провел аукционный дом Christie's, который впервые принял оплату криптовалютой.

Топовые продаж NFT

$69,3 млн 

NFT-токен коллажа "Everydays: The First 5000 Days", Beeple (Майк Винкельман)

Это рекордная цена за NFT. И третья по величине аукционная цена за произведение ныне живущего художника — после Джеффа Кунса ($91 млн) и Дэвида Хокни ($90 млн).

"Everydays: The First 5000 Days" — это коллаж из тысяч работ Винкельмана, опубликованных в интернете с 2007 года.

Покупатель — CEO Portkey Technologies Вигнеш Сундаресан, скрывавшийся под псевдонимом Metakovan.

Торги на двухнедельной распродаже начинались со $100. Всего было подано 353 заявки.Торги проводил старейший аукционный дом Christie's, который впервые принял оплату криптовалютой.

$6,6 млн 

NFT-токен гифки CROSSROAD, Beeple (Майк Винкельман)

Осенью 2020 года, в разгар предвыборной гонки в США, на молодой NFT-площадке Nifty Gateway, существовавшей всего около года, Beeple продал за $67 тысяч анимированную гифку CROSSROAD с двумя обнаженными кандидатами в президенты США — Джо Байденом и Дональдом Трампом. Изображение должно было измениться в ноябре 2020 года, в зависимости от исхода выборов. Купивший эту гифку, коллекционер Пабло Родригес-Фрайле перепродал ее в марте этого года уже почти в десять раз дороже  -  за $6,6 млн (на ней изображен упавший человек, напоминающий президента США Дональда Трампа).

$5,8 млн

NFT-токен коллекции цифрового искусства WarNymph 
Продавцом была певица Граймс, жена Илона Маска. Продажа прошла на NFT-площадке Nifty Gateway.

$1,65 млн

Коллекция криптоарта от создателя анимационного сериала "Рик и Морти" Джастина Ройланда

Продажа прошла на аукционе Nifty Gateway. Самой дорогой работой стала пародия на Симпсонов под названием "Сминтоны".

смитоны

Украинское криптоарт-комьюнити

С началом бума NFT-токенов количество тех, кто заходит на рынок криптоискусства — художников, коллекционеров, трейдеров, — активно растет. Цель одних -  использовать хайп, чтобы быстро заработать, у других с монетизацией искусства связаны долгосрочные творческие планы. 

Причем науку эту хорошо освоили на сегодня немногие. Да и само понятие "криптоискусство" (сrypto art) — еще не устоялось. Точно понятно, что это не жанр искусства, а способ его передачи.

Криптоискусство или блокчейн-искусство —  это  искусство, которое продается за криптовалюту и имеет запись в реестрах блокчейна в формате уникального токена (NFT). 

"NFT интересен и звёздам из мира физического искусства, которые находят на крипторынке новую аудиторию и смыслы, и молодым авторам, которые и до этого занимались цифровым искусством, но не могли найти репрезентативности и не получали таких доходов", — отметила Анастасия Глебова. По ее словам, в Украине довольно много художников, проявляющих активность в криптоарте: "Более 200 — это только те, о ком периодически слышно, и они в основном из IT-сферы".

"Самое приятное мое наблюдение — это естественное и очень быстрое развитие сообщества, — замечает Никита Худяков. — Месяц назад я инициировал телеграм-группу CryptoArt Ukraine и чрезвычайно вдохновляет то, какая энергия бурлит в этом сообществе". На сегодня там более 300 участников. Художники помогают друг другу советами и продвижением, затевают коллаборации.

"Приятно видеть, как успешные и опытные криптохудожники помогают новым ребятам. Это вдохновляет и создает атмосферу горизонтальной и дружественной коммуникации и среды, — делится наблюдениями Никита. — Например Юра Мирон уже более 2-х лет занимается криптоискусством и выставляется на наиболее престижных маркетплейсах, но всегда найдет время ответить и подсказать другим в чатике. 

Криптоарт-менеджер и медиа-художница Анастасия Яловега с опытом более года на криптоарт-сцене тоже активно помогает другим.

Tree of EyesTree of Eyes. Анастасия Яловега

Из новых украинских имен на криптоарт-сцене я бы отметил Игоря Рябчука  за талант, профессионализм, энергичность и не менее активную позицию в сообществе". 

Сам Никита Худяков заминтил свой первый арт в конце марта, работу выставил на площадке Hicetnunc. Cтоимость первой работы решил поставить предельно низкой — 10 XTZ (около $40). "Моя первая NFT — это документация исследования художественного языка в виртуальной реальности. Рисовал в виртуальной реальности и задокументировал в виде картинки. Планирую делать серию таких исследований. Следующие работы будут и в качестве 3D-моделей. Хотелось бы, чтобы каждый новый арт был шагом вперед",  — написал он в чате криптосообщества в телеграм.

Большинство авторов работ, коммуницирующих в этом чате, радуются самому факту первых продаж. Цены выставляют от $40 до $10000.  Например, работа "The Cryptoart Hunter" Taras Zaika продана на Foundation за 3 ETH ($6427), а на следующий день она была выставлена на вторичную продажу за 3.30 ETH ($7069). 

Автор работы "Material of emotionsВлас Белов  поделился в чате  CryptoArt Ukraine радостью от первой продажи: "Купили в первый день сразу как дропнул на платформе Hicetnunc2000. Вдохновляет.  Всем спасибо кто топит за эту платформу, живая! Не дорого  — 3 теза, для начала норм, хотел поднять цену, но не успел выкупили как-то сразу".

Перформанс "Охота на животных". Влас Белов. Фестиваль харьковского перформанса "Барабан" Галерея BWA в г. Зелена-Гура, Польша

Как монетизируют арт на блокчейне

А вот Юрий Мирон, диджитал-художник, музыкант, виджей, лазер-джей, и также креатор, работающий с технологиями искусственного интеллекта, одним из первых в Украине увидел, что NFT -  это возможность самому и с минимальными затратами показать свою работу широкому кругу коллекционеров и быстро монетизировать ее. Токенизированные работы Юрия представлены на четырех крупнейших NFT-маркетплейсах. Правда, на то, чтобы освоить все премудрости токетизации своих цифровых работ, а также, чтобы разобраться в тонкостях продаж, ему понадобилось около года, признался он на одном из зум-колов Digital Wine / S1E3 — Blockchain + art, где рассказал тем, кто намерен идти его путем, как зарабатывать на искусстве: как его правильно продавать и продвигать.

Все продажи в NFT- маркетплейсах начинаются с создания смарт-контрактов, где автор указывает уникальные параметры произведения, получает уникальный адрес, после чего может отслеживать всю информацию, касающуюся работы, в том числе все сделанные ставки, покупки, дарения.

Юрий Мирон отмечает такой позитивный момент: в отличии от физического арт-рынка, где художник получает 50% стоимости проданной работы, а остальные 50% уходит галерее, на крипторынке автору работы остается 85%, а площадка забирает 15%.

NFT-маркетплейсов, специализирующихся на искусстве много, более 50. Юрий Мирон работает с четырьмя топовыми: SuperRare, KnownOrigin, MakersPlace и Oprnsea. К топовым он относит те, которые создают активное комьюнити, делают виртуальные выставки и фестивали, еженедельно запускают новые фичи — то есть помогают с промо. Перед тем как разрешить художнику доступ на платформу, его просят написать о себе, прислать работы, ссылку на сайт и даже могут сделать видеозвонок и провести интервью, чтобы убедиться, что он действительно художник, а не человек, укравший чьи-то работы. И только после одобрения можно токенизировать работу.

Есть и открытые платформы, куда не нужен доступ, но Юрий Мирон предупреждает, что там есть "такой трешевый момент: очень много мусора, много ворованного, цены ниже, а покупают реже".

У каждой из платформ есть специфика, но основное условие — арт, который вы фиксируете, нигде больше не должен токенизироваться.

Еще один момент, который радует всех художников — в криптокошелек автора падает не только сумма с продажи NFT-токена, но и роялти с каждой его перепродажи. Так, изначально royal chase фиксируется в смарт-контракте, а значит исключается всякий обман. Но у Юрия есть и свое объяснение важности роялти: пока художник молодой, он продает свои работы за $100-$200, а через какое-время они могут стоить и $10000, и $100000, и с перепродажи он может получать в десятки раз больше, чем сумма первоначальной продажи. Это в своем роде пенсия для художников, считает Юрий.

Роялти автору составляет обычно 5%, но, например, на SuperRare — 10%, так что единого стандарта у площадок пока нет, хотя о том, что пора принять, уже говорят в сообществе. На Oprnsea автор вообще может сам выставлять роялти, какое пожелает, но тут старожилы предостерегают: не жадничай, если выставишь 50%, коллекционер не то что перепродавать, но и покупать передумает, он ведь тоже приходит на площадку заработать.

Продавец на вторичной продаже зарабатывает 92%, так как кроме 5% роялти художнику еще 2,5-3% забирает площадка.

Роялти, ставки и газ

На площадках можно посмотреть топ коллекционеров. Например, Сolborn, занимающий верхнюю строчку в списке коллекционеров на площадке SuperRare, купил 627 работ на сумму $329627,  самая дорогая покупка  -  $13483, перепродал 7 работ на $6058, самая дорогая перепродажа — $865. 

Whaleshark, также входящий в топ коллекционеров, покупает, в том числе, и работы Юрия Мирона. О своих покупках ежедневно рассказывает в Твиттере, делает ретвиты работ, выставляемых художниками на NFT-маркетах. Но таких коллекционеров, на которые постоянно покупают, на маркетплейсе немного, не более десяти, замечает Юрий Мирон.

Определиться со ставкой коллекционеру помогает список всех художников, чьи работы представлены на площадке. Там указана вся информация о токенизированных работах, ставках, продажах и даже посчитана максимальная и средняя цена.

Так, на маркетплейсе SuperRare Юрий Мирон выложил 50 работ, 49 из них проданы, 15-работ (первичная продажа) купили за $35 тысяч, самая высока цена — $4,399 тысяч, самая дорогая работа на вторичной продаже —  $4,968 тысяч (данные за 12 апреля).

На маркетплейсе SuperRare Юрий Мирон выложил 50 работ, 49 из них проданы, 15 работ (первичная продажа) купили за $35 тысяч, самая высока цена — $4,399 тысячи, самая дорогая работана вторичной продаже —  $4,968 тысячи (данные за 12 апреля).

Первую строку Top Artists занимает журнал Time.  Девять  NFT-токенов обложек этого журнала купили за $1,484 млн, самая большая сумма, заплаченная за одну из них -  $249 196.  Второй в рейтинге — голландский диджей и музыкальный продюсер Дон Пепин Шиппер, более известный как Don Diablo. Три токенизированных трека его авторства продано за 1,479 млн.  

Моушн-дизайнер Эдуард Михайлов выставляет работы на продажу на Nifty Gateway, специализирующуюся на искусстве знаменитостей. Продажа четырех работ, созданных в коллаборации с диджеем и саунд-продюсером из Лос-Анджелеса LEAT'EQ, принесла автору $50 тысяч. Одну из них, INVENT, купили за $34 тысячи, а с ее перепродаж, оборот которых уже составил более $50 тысяч, он получает роялти 10%, рассказал дизайнер журналу Forbes. Также он выставляет работы на площадке Foundation и одну из них купили за $5 316.

Видео: презентация работ Эдуарда Михайлова

Но такие резонансные продажи удается сделать художникам, занимающимся своим промо. У Эдуарда Михайлова в Instagram 170 тысяч подписчиков, а среди его заказчиков бренды вроде Adidas и KFC, диджеи и музыканты — Tiesto, Marshmello, Martin Garrix, Snails, Apashe, ALOK и DJ Snake, он разрабатывал фильтр для выступления Massive Attack работал с Уиллом Смитом, и с его оператором сделал два ролика для Instagram Уилла.

За каждую транзакцию, в том числе и за ставку, и за постановку "бита", даже если его перебьют, нужно заплатить комиссию — gas, которая составляет, как правило, небольшую сумму  — в среднем 23-28 центов. Но бывают периоды большой нагрузки на общем эфировском блокчейне, делится тонкостями продаж Юрий Мирон, когда gas может вырасти до $10 и выше. Не надо платить за gas на  MarketРlace, но его отсутствие площадка компенсирует более высоким, чем у других, роялти в 10%. "Но зато там очень активно продвигают художников. Я участвовал в организованных ими выставках в Лос-Анджелесе и Сен-Франциско", — рассказал Юрий Мирон.

Nifty Gateway тоже берет на себя плату за gas. Эта площадка известна организацией самых дорогих продаж работ знаменитосей. Так, Beeple за одни выходные продал на ней работ на $3,5 млн (правда, создавал эти работы в течение 13 лет).

Площадка Oprnsea, входящая в тройку лидеров по объемам продаж, специфична тем, что представляет все маркетплейсы — это объясняет ее масштабы. В марте самый большой NFT-маркетплейс привлек $23 млн в раунде, который возглавила ведущая венчурная фирма Кремниевой долины Andreessen Horowitz. Недавно площадка объявила, что намерена полностью убрать комиссию во время торговли NFT и для этого будет использовать протокол Immutable X.

Начали заниматься продажей на NFT-маркетплейсах и украинские арт-дилеры, до этого специализировавшиеся на физическом современном искусстве. Проект Abramovych Art, принадлежащий арт-дилеру Игорю Абрамовичу, совместно с NFT Trand токенизировал работу Романа Минина "Through the Fire". Сейчас она продается на аукционе Oprnsea, на момент написания материала ставка на лот составляет 1,5 ETH ($3 636,55). Пока что у Абрамовича это единственный уникальный токен (NFT).

мининРоман Минин "Through the Fire"

В конце марта на аукционе Oprnsea появилось граффити "Livoberezhna", автором которого является Ecsap — граффити-райтер киевского андерграунда. Как сообщает Tuzov Gallery, владельцем которой является арт-дилер Влад Тузов,  -  это "первое украинское NFT граффити. Работа была уничтожена и токенизирована, и теперь оригиналом граффити считается NFT". На момент написания материала ставка на лот от недавно созданного проекта NFT Trand составляла 1,55 ETH ($3714).

Картина из серии "Левитация" ("Cupola") известного украинского художника Виктора Сидоренко, участника Венецианской биеннале, чьи работы продаются на аукционах Phillips и Sotheby’s, была продана на OpenSea за 2,3 Ethereum (около $5500), для Tuzov Gallery это была первая продажа NFT-токена.

Левитация СидоренкоВиктор Сидоренко. Из серии "Левитация" ("Cupola") 

Подробности о том, как идут продажи на NFT-площадках у одессита Степан Рябченко, художника, который одним из первых — еще в начале 2000-х, начал создавать цифровые работы и является главным куратором творческого объединения "Арт Лаборатория", узнать не удалось. "Я сейчас работаю в этом направлении, у меня есть идеи, что я могу представить в этом сегменте, это будет интересно", — ответил он. 

Electronic winds at the Digital Nature exhibition by Stepan Ryabchenko from Stepan Ryabchenko on Vimeo.

Степан Рябченко считает переход "из цифры в крипто" органичным, "потому что крипто — это порождение цифры", но при этом замечает, что  "когда под хайп оцифровывается традиционное искусство, оно, во-первых, еще больше ослабляет свою уникальную "рукотворную" территорию, а во-вторых, просто-напросто попадает в зону конформизма, потому что это не его место силы".

Чтобы зарабатывать на рынке криптоарта, надо быть еще и немножко трейдером, замечают художники, ведь эфир очень волатильный, прыгает вверх-вниз. Они осознают, что есть риски потерять заработанное. Но с другой стороны, их драйвит от того, что их токенизированная работа будет храниться сотни лет, накапливать историю и расти в цене.

NFT и закон

Рост рынка NFT спровоцировал появление  в Украине нового для бизнеса направления — платформ для демонстрации, продажи и коллекционирования цифрового искусства.

"Мы с командой заметили намечающийся глобальный тренд еще в конце 2019 года, так и появилась идея создать платформу V-Art – полноценную инфраструктуру для стремительно развивающегося рынка цифрового искусства", —  рассказала Анастасия Глебова, СЕО и соучредитель ArtTech стартапа V-Art. В марте этого года стартап, основанный ею, Ольгой Симсон, художником Романом Мининым, а также IT-компанией "Яскраво", которая первой 6 лет назад создала приложение для дополненной реальности, получил грант Украинского фонда стартапов.

Глебова
Анастасия Глебова, СЕО и соучредитель ArtTech стартапа V-Art презентует проект. 

Сейчас команда готовит к запуску свое NFT+ решение вместе с уникальным индексом для цифрового искусства. "С конца 2020 года на AppStore и GooglePlay доступно приложение V-Art с нашей технологией виртуальных галерей. Мы предлагаем виртуальные выставки с полным сопровождением и создание под заказ полноценных пространств — постоянных виртуальных музеев или галерей с дополненной реальностью. Сейчас имеем активных пользователей из 58 стран мира", — рассказала Анастасия Глебова. 

Команда работает с самыми разными вариантами: это и виртуальные миры под водой или в космосе, и цифровые работы на привычных адептам физического мира белых стенах выставочных пространств. Еще одно направление, которым активно занимается стартап — оцифровка работ физического искусства. Если работа статическая, ее достаточно качественно отснять или отсканировать и потом сделать анимацию или другие дополнительные эффекты, если же это объемная работа — скульптура или инсталляция — специалисты 3d создают ее виртуальный аналог.

гаререяВитруальная галерея в приложении V-Art: выставка работ Романа Минина.

Одним из плюсов NFT является то, что у покупателя есть возможность легко поделиться приобретённым объектом. Можно всегда скинуть ссылку, где прописано, кто купил токен. "Раньше купленное произведение искусства вывешивали в собственном доме в центре зала и приглашали гостей, теперь гости — это абсолютно любой пользователь интернета. Захотел в компании похвастаться, что купил работу известного художника, — достаешь телефон или планшет. Не нужно тратить средства на транспортировку, страхование и специальные условия для хранения работ. Это рынок большого количества возможностей", — отмечает Алена Глебова.

Но чтобы зарабатывать в сфере криптоарта, нужно понимать, что это точно такая же кропотливая работа, как и для любого коллекционера. "От того, что вы купили цифровое искусство, однако не обеспечиваете ему историю и провенанс — работа не станет более ликвидной, — замечает эксперт.  -  Существующие на данный момент площадки практически не предоставляют инструментов продвижения ваших цифровых активов. Вот почему это в некоторой степени Дикий запад".

А также важно понимать, что, покупая NFT-токен, коллекционер не покупает файл, а покупает некий аналог сертификата, подтверждающий его право собственности на работу, которая по ссылке находится внутри этого токена. Авторские права остаются у автора работы. При этом, как поясняет  Ананстасия Глебова, у покупателя нет влияния на эмитента. "И если вы, например, купили одну копию из десяти, то вы не можете запретить художнику сделать дополнительный тираж, — уточняет  эксперт. —Если вы этого не отслеживаете, то никаких проблем, помимо ущерба репутации, это фактически не приносит." 

Еще один правовой аспект, на который стоит обратить внимание: в NFT- токенах инвесторов привлекает анонимность и возможность децентрализованно хранить информацию, что позволяет блокчейн. Сейчас на NFT-площадках не происходит передачи и обмена токенами, иначе они бы попадали под регулирование, определяющее работу с секьюрити токенами, которое было принято в США в 2017 году, где прописаны очень четкие требования по установлению личности.  Но ситуация с законодательным регулированием может измениться, о чем говорят в последнее время международные юристы. 

"NFT-право — это новая ниша не только для Украины, но и для всего мира", — говорит Анастасия Глебова. Пока что нет судебных решений касательно операций с NFT–токенами. Огромные законодательные машины не реагируют так быстро на новшества.

По словам эксперта, лидеры украинского рынка цифрового искусства  — те кто продает свои работы в цифровом виде, не ринулись на NFT–рынок, в том числе и потому, что возникают вопросы правового регулирования. "Когда это произойдет —  на этот рынок подтянутся и крупные институции, и музеи", — констатировала Анастасия. Сейчас же ее смущает появление работ с непроверенными источниками -  своего рода спам, такой новый вид мошенничества, спровоцированный желанием заработать на хайпе. Поэтому команда ArtTech стартапа V-Art приняла решение обеспечить пользователей не только NFT+ решением, сочетающим в себе уже привычный механизм с дополнительной технической и юридической защитой, но и электронной сертификацией, которая признается в судах.  

Глобальная встряска

Что думают о "пузыре" и как видят будущее NFT коллекционеры, арт-менеджеры и сами цифровые художники?

Никита Худяков, культурный менеджер и мультидисциплинарный художник:

Никита ХудяковНикита Хуляков, культурный менеджер и мультидисциплинарный художник. Фото: instagram.com/voobrazhenie

Во-первых, NFT как технология может остаться на арт-рынке очень надолго, даже несмотря на то, что хайп может поутихнуть. Потому разбираться в этом важно всем, кто хочет быть компетентным на арт-сцене.

Во-вторых, NFT открывает новые аудитории для всех существующих и, возможно, для некоторых новых ролей артрынка. Нам предстоит увидеть новых художников, коллекционеров, критиков и так далее. Заявить о себе как о художнике и/или коллекционере может любой и сразу сделать это на глобальной сцене.

Третий интересный феномен. — граница между художником и коллекционером начинает размываться быстрее. Художники, которые продают свои работы за значительные суммы, не останавливают себя от приобретения арта своих друзей или авторов, за которыми давно следят и восхищаются.

Это глобальная встряска, которая создает ситуацию перезапуска и переосмысления.

Андрей Адамовский, предприниматель, коллекционер, меценат:

Это не просто пузырь, не просто бум. NFT удобный инструмент для инвестиций, потому что, чем больше будут смотреть цифровое видео, тем дороже твой уникальный токен. Но я не уверен, что буду в этом участвовать. Для меня привычно традиционное коллекционирование физических вещей, а не цифровых. Но я с интересом за этим наблюдаю, мне это понятно.

Другой вопрос, что элементы хайпа присутствуют. Для меня не очень понятно, когда произведение с начальной ценой $100 продали за $69 миллионов. По сути, что коллекционер покупает? Покупает токен, то есть, правообладание. Благодаря технологии блокчейн, сейчас это возможно коллекционировать. Как человек консервативный, я это не очень понимаю, принимаю. Но коллекционируют же все. Почему оно может стоить столько денег? Потому что в мире полно сумасшедших, которые это покупают.

Думаю, что это направление криптоарта будет развиваться. Это точно так же, как с рейди-мейд искусством (техника "использования в искусстве вещей из магазина" — Delo.ua) — сто лет назад его тоже не принимали. А сейчас все нормально, фотографируются возле банана.

Борис Гринев, коллекционер, академик НАН Украины, директор Государственного фонда фундаментальных исследований Украины:

Мне интересно все новое, поэтому мне интересно и направление криптоарта. Это определенная ниша в искусстве, она ни в коей мере не убивает все предыдущее, а будет развиваться, как развивались все остальные направления. Когда-то и оно станет традиционным и что-то другое его перебьет. Но сегодня оно на подъеме.

Перегретый рынок криптовалюты перегревает и это направление в искусстве (криптоарта — Delo.ua). И так как все это имеет спекулятивный характер, эти спекулятивные цены, спекулятивно перегретая валюта, спекулятивно перегревают и объекты видео-арта, компьютерного арта. Если люди нажили спекулятивные деньги даже не на продаже ресурсов, а на валютных спекуляциях, им не жалко с этим расстаться. Люди все время будут этим заниматься, будут все время искать, где заработать деньги. К этому надо относиться спокойно.

Цифровой художник Степан Рябченко :

Степан РябченкоХудожник Степан Рябченко. Фото из личного архива художника. Фото: Юлия Абрамович

Я думаю, что этот рынок созвучен времени и его новой идеологической концепции. Прорыв возможен только через культуру, которая всегда занимала главенствующую роль в развитии общества. Внедряется цифровая валюта, поэтому стало востребовано и цифровое искусство. Сейчас на этом рынке очень много всего и разного качества, в большинстве случаев очень низкого. Думаю, что позже все структурируется и получит свои разграничения. 

Константин Дорошенко, арт-куратор:

Сейчас речь больше идет, собственно, о феномене. Это больше феноменальные покупки, феноменальные продажи, и люди особо не анализируют, что они покупают. Они покупают, в принципе, снова-таки, ту же "криптовалюту". Но я думаю, что это выйдет из ситуации людей, которые играют только на этом рынке, и для нового поколения, которому сейчас 5-8-10 лет, это будет уже совершенно естественная ситуация.

Это поколение уже вообще не видит разницы между виртуальным и реальным. Это дети, которые присутствуют своими аватарами в видеоиграх или на концертах американских звезд. Для их мира такое искусство будет вообще совершенно естественным. И это приведет к тому, что оно будет демократизироваться в своей цене, будет становиться более доступным и более широким для рынка.

Елена Гладских, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Борис Шестопалов: Что сегодня делает бизнес более устойчивым?
Загрузка...