Цены идут на взлет: что подорожало в первую очередь и какая инфляция угрожает Украине до конца года

Цены идут на взлет: что подорожало в первую очередь и какая инфляция угрожает Украине до конца года

Национальный банк и Госслужба статистики обнародовали данные о росте потребительских цен в июне. НБУ оценил июньскую инфляцию в 20,1% (в годовом измерении), а Госстат сообщил о том, что в июне потребцены выросли год к году на 21,5%. Это, увы, далеко не предел: по итогам 2022 года инфляция может запросто превысить 30%. 

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Среди главных факторов, которые толкают цены вверх, Нацбанк называет не только боевые действия в Украине, но и глобальную конъюнктуру. Среди внутренних факторов - оккупация территорий, разрушение предприятий и инфраструктуры, нарушение производственных и логистических путей, ограниченность продовольственных запасов и возможностей для импорта. Среди внешних - рост цен на энергоносители и назревающий кризис продовольствия в мире.

При этом НБУ сохраняет пессимистический настрой и заявляет, что инфляционные ожидания продолжают ухудшаться. А глава Нацбанка Кирилл Шевченко даже вспомнил 1992-1994 годы, когда рост потребцен исчислялся тысячами и десятками тысяч процентов.

Дорогие продукты и «бесценное» топливо

Сильнее всего «разогревают» инфляцию продукты питания. По данным Госстата, в июне 2022 года (здесь и далее сравнение с июнем 2021 года) продукты питания и безалкогольные напитки подорожали на 27,7%. «Именно поэтому официальную инфляцию можно смело мерять по продуктовой корзине, которая максимально близка к реальной инфляции», – говорит Андрей Шевчишин, руководитель аналитического отдела ForexClub и Libertex.  

Сильнее всего выросли цены на овощи – на 88,8%. Это связано с тем, что часть южных областей, которые традиционно были поставщиками плодовой продукции, оккупирована. Цены на хлебобулочные изделия выросли на 34%, на макароны – на 29%, на рыбу и продукты цены подскочили на 29%. Сахар подорожал на 26%, сливочное масло – на 25%, а вот растительное масло – всего лишь на 7%. Нацбанк уточняет, что рост цен на подсолнечное масло замедлился, в частности, на фоне нарушения его логистики за рубеж.

Молоко подорожало на 21%. Цены на мясо выросли на 17% из-за сокращения его производства. А вот яйца, наоборот, незначительно подешевели, что связано с падением потребления и уменьшением объемов экспорта яиц. Хотя если сравнивать с декабрем 2021 года, то цены на этот вид продукции обрушились почти на 34%.

Подорожание непродовольственных товаров (одежда, обувь, мебель и т.д.) ускорилось до 9,2%. Это объясняется ростом затрат на логистику и временным увеличением спроса со стороны населения.

На 14,3% повысилась стоимость услуг. Начиная с ремонта жилья и услуг СТО, и заканчивая ценами в салонах красоты и частных медицинских клиниках. Причины – увеличение издержек бизнеса в целом и нехватка рабочей силы в частности. 

Из того, что можно назвать условным позитивом – фиксация коммунальных тарифов. Правда, обольщаться особо не стоит. Государство регулирует тарифы в ручном режиме. Рано или поздно цены на коммунальные услуги «выстрелят», поскольку они не могут быть долго оторваны от рынка. Кроме того, стабилизировались цены на топливо после того, как более-менее наладились его поставки. Хотя, если сравнивать с довоенным уровнем цен, то и бензин, и дизтопливо, и сжиженный газ подорожали почти вдвое.

Изменение потребительских цен в 2021-2022 годах, % к предыдущему месяцу (данные Госстата)

Главные испытания впереди

Эксперты считают, что рост цен в условиях войны и тяжелой экономической ситуации явление вполне закономерное. Более того, инфляционная спираль еще не развернулась в полной мере.

«На мой взгляд цифры пока лучше ожиданий (учитывая текущую ситуацию), поскольку рост цен ограничивает фиксация курса валюты и стоимости коммунальных услуг, а также серьезное падение внутреннего спроса. Думаю, к осени два из трех ограничителей работать не будут», – говорит Виктор Шулик, директор департамента управления проектами рейтингового агентства IBI-Rating.

По оценкам аналитиков, помимо боевых действий основными факторами, которые усиливают инфляционное давление можно назвать: 

  • удорожание логистики товаров (даже при условии, что ее удастся перестроить в условиях заблокированных портов),
  • сохранение высоких цен на энергоносители для производителей, 
  • рост стоимости сырья, материалов и рабочей силы. 

Еще один «кирпичик» в пирамиде инфляции, о котором, кстати, не упоминают ни Нацбанк, ни Госстат – это курс гривны по отношению к основным иностранным валютам (прежде всего к доллару), который прописывают в своих контрактах импортеры. И этот курс выше рыночного. 

«Часть импортеров уже заложила в цену реализации курс 38-40 грн. за доллар, но не все. Значит будет еще инфляционная волна, вызванная пересчетом курса и ростом стоимости импорта», – предупреждает Андрей Шевчишин.

Это вдобавок к тому, что в странах-партнерах Украины тоже растут цены. По данным Eurostat, годовая инфляция в Еврозоне в июне составила 8,6%. «Иными словами, определенную часть инфляции Украина попросту импортирует», – объясняет Виктор Шулик. 

А еще в 2021 году произошел значительный рост цен производителей – «плюс» 74,2% по данным Госстата. Этот показатель влияет на индекс потребцен с задержкой в несколько месяцев. Проще говоря, украинские компании закладывают стоимость материалов и сырья в цену готовой продукции, но делают они это не сразу, а поэтапно. 

В мире тоже неспокойно

Само собой, не стоит забывать о ситуации на глобальном нефтяном рынке и на рынках продовольствия. Несмотря на то, что к началу июня цена нефти марки Brent опустилась ниже 100 долл./барр. (в начале июня она стоила больше 120 долл./барр.), с начала 2022 года стоимость нефти взлетела на 44%. Учитывая наложенные санкции на Россию, как на одного из ключевых поставщиков «черного золота», существенного падения цен на нефть в обозримом будущем ожидать не стоит.

Что касается продовольствия, то цены на него в мире держатся на исторических максимумах. Индекс продовольственных цен ФАО (индикатор, который отражает динамику стоимости ключевых видов сельхозпродукции) по итогам июня составил 154,2 пункта. Пусть это и ниже, чем в предыдущие три месяца, по факту, предпосылок к обрушению цен на зерно, растительные масла, на мясо пока нет. Украина, которая входит в число основных дистрибуторов продукции АПК в мире, пока не решила вопрос с блокировкой портов. Логистические проблемы остаются, а значит остается дорогим и продовольствие. И страдают от этого не только страны-импортеры украинского зерна, мяса и т.д., но и потребители в Украине, которые дотируют убытки аграриев из своего кармана. 

Призрак гиперинфляции из 90-х

Инфляционные ожидания, к сожалению, неутешительны. Официального прогноза на второе полугодие, правда, пока что нет. Нацбанк пообещал опубликовать инфляционный отчет с детальным «разбором полетов» 28 июля. Тем не менее, уже очевидно, что по итогам 2022 года рост потребцен выйдет за отметку 20%, которая фигурировала в данных НБУ в предыдущие месяцы.

«Если в апреле оптимистическим сценарием было 25%, то в июне оптимистический прогноз инфляции смещен до 28% по официальной инфляции, в базовый сценарий – до 35%», – комментирует Андрей Шевчишин.

По оценкам опрошенных delo.ua экспертов, цены на продукты питания до конца 2022 года вырастут в 1,5-2 раза, на транспортные услуги – на 20-30%, на коммуналку – до 50%. Ограничителями роста цен останутся ухудшение покупательской способности, нарушенная логистика экспорта и снижение спроса на длительные товары длительного пользования. Все остальное будет толкать цены вверх.

Причем, второе полугодие с точки зрения инфляции может быть хуже первого. Экономика работает в условиях военного положения со скрипом уже четвертый месяц, ресурсов для удержания цен и валютного курса все меньше. Например, золотовалютные резервы Нацбанка в июне из-за валютных интервенций сократились на 9%. И явно не зря Кирилл Шевченко обеспокоенно заговорил об угрожающих масштабах эмиссии. Фактически, за счет выкупа ОВГЗ НБУ «влил» с 24 февраля в экономику необеспеченную гривну на сумму, которая превышает 220 млрд грн. 

«Роль эмиссионного механизма будет расти, а военные и курсовые риски будут еще сильнее влиять на цены товаров и услуг. А значит, топливный, коммунальный и продовольственный кризис уже не является чем-то из области фантастики», – считает Виктор Шулик.

Поэтому Нацбанк осторожно намекает на то, что правительству нужно активнее резать издержки госбюджета (то есть, проводить секвестр), повысить доходность ОВГЗ, поднять налоги на потребление, импорт и увеличить рентные платежи. Иначе не исключен взлет цен до уровня гиперинфляции, чего украинская экономика и потребители точно не выдержат.