"Снижать зарплатные налоги целесообразно при условии одновременной детенизации зарплат", – глава налогового комитета Рады Даниил Гетманцев

"Снижать зарплатные налоги целесообразно при условии одновременной детенизации зарплат", – глава налогового комитета Рады Даниил Гетманцев

Даниил Гетманцев, председатель комитета Верховной Рады по финансам, налоговой и таможенной политике в интервью delo.ua – о наполнении госбюджета, о коррупции на таможне, о борьбе с "зарплатными ФОП" и о планах перевести взаимоотношения между налогоплательщиками и фискальными органами в онлайн. 

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

– Какова сумма налоговых поступлений в госбюджет за 2022 год?

План по налогам в 2022 году выполнен на 4/5 (согласно действующей редакции закона о госбюджете-2022 налоговые поступления в общий фонд должны были составить 1,1 трлн грн – ред.). Но чтобы понять, как сформировалась эта цифра, следует проанализировать структуру этих платежей. Например, Государственная таможенная служба (ГТС) выполнила план по наполнению госбюджета на 57%. В начале войны резкое сокращение поступлений от таможни было связано с падением объемов импорта и введением налоговых льгот. Однако с июля очевидно, что таможня систематически недовыполняла план из-за контрабанды. И это при том, что в июле произошла девальвация официального курса гривны на 25%, которая номинально прямо способствует увеличению таможенных платежей. В то же время, Государственная налоговая служба (ГНС) недовыполнила "мирный" план всего лишь на 0,6%. А год к году поступления именно от налоговой выросли на 13,1%. Это несмотря на снижение налогов и внедрение различных налоговых льгот в марте-апреле, и на падение экономики на треть.

– Почему такая разница в результатах работы налоговой и таможни?

Эффективность ГНС связана в первую очередь с успешным преодолением системной коррупции, которая процветала там годами и даже десятилетиями. Сейчас в налоговой службе эта проблема отсутствует. А если происходят коррупционные прецеденты где-то в региональных подразделениях, их руководящую вертикаль сразу же увольняют. В ГТС вся проблема в кадрах. Если есть у руководства желание и стремление осуществить радикальные изменения, оно это сделает. Ценой болезненных кадровых перестановок. И налоговая – красноречивый тому пример. Если же в госведомство каждый новый руководитель просто приходит, "садится на потоки" и потребляет коррупционную маржу, мы имеем ту плачевную ситуацию, в которой таможня находится сегодня. Страдает от этого государственный бюджет, который из-за коррупции в таможенных органах недополучает 120-150 млрд грн ежегодно, а также декларанты, вынужденные платить коррупционный налог.

- Каким образом удалось справиться с коррупцией в структуре ГНС?

В налоговой за год уволено 27 руководителей регионов и полностью перезагружен центральный аппарат. Если инспектора ловят на взятке – в отставку идет все руководство подразделения по вертикали. То есть, коррупционера не покрывают. Он попадает под административное и уголовное преследование вместе со связанными с ним в системе лицами. Поэтому, я утверждаю, что это эффективный инструмент для борьбы с коррупцией в отдельно взятой вертикали центральных органов исполнительной власти. Хотя такая борьба должна подкрепляться институциональными шагами и реформами в рамках антикоррупционной стратегии.

– Можно ли сделать вывод, что последние события на Одесской таможне касательно схемы нелегального экспорта зерна – это системная коррупция? Либо это отдельные коррупционные проявления на местах?

Конечно системная, в которую вовлечено высшее руководство Государственой таможенной службы. Такую схему просто невозможно реализовать на уровне одной таможни. Это именно президент поставил задачу прекратить злоупотребления с экспортом Генпрокуратуре, правоохранителям, налоговой и таможне. В пределах парламентского контроля со стороны профильного комитета работу сопровождали я и глава таможенного подкомитета Александр Сова. Кстати, я лично неоднократно общался с Вячеславом Демченко (и.о. главы Гостаможни – ред.) с требованием оказать содействие правоохранителям, а затем с требованием прекратить соучастие в преступлении. Но меня так и не услышали.

– Но ведь Демченко заявляет, что для прекращения нелегального экспорта зерна у таможни недостаточно полномочий.

Это, простите, идиотское объяснение мы слышим от таможни и от правоохранителей с 2019 года всегда, когда надо найти причину "почему нет". "Белого" коммерсанта таможня может держать в досмотре месяцами, вымогая взятки. А здесь глава таможни оказался настолько законником, что даже игнорирует обращения БЭБ (Бюро экономической безопасности) относительно элементарных проверочных мероприятий по нелегальному грузу. Мне кажется, с выявлением «черной» бухгалтерии, тайников с деньгами и квалификацией действий Службой безопасности юридический спор исчерпан. Единственное, чего необходимо добиться, это чтоб ответственности не удалось избежать высшему руководству гостаможни. Этим займется временная следственная комиссия Верховной Рады по экономической безопасности.

– В госбюджете на 2023 год заложена сумма налоговых поступлений, которая на 4,2% меньше плана на 2022 год. На чем основан такой довольно пессимистичный прогноз?

Госбюджет на 2023 год посчитан на войне и на прогнозе роста ВВП Украины 3,2%. Напомню, МВФ нам дает 1% роста. Это на фоне обвала экономики в 2022 году более чем на 30%. Ситуация по-прежнему очень сложная, и у нас не должно быть никаких иллюзий. Каждый день происходят "прилеты", которые влекут за собой повреждения энергетической и промышленной инфраструктуры. Есть сложности с логистикой – как с наземными, так и морскими поставками. Кроме того, экономическая жизнь на тех территориях, которые мы освобождаем, разрушена на 80-90%. Поэтому их вклад в наполнение госбюджета и в формирование ВВП в обозримом будущем будет мизерным. Все это не лучшим образом влияет на экономику, бизнес и объемы внешней торговли. Соответственно, мы исходим из того обстоятельства, что боевые действия будут продолжаться и это отрицательно отразится на объемах налоговых поступлений. Но если более конкретно, то основной налог, который мы недополучим – налог на прибыль.

– А какой будет динамика сборов по ключевым налогам в 2023 году?

Как я уже сказал выше, произойдет падение по налогу на прибыль, что ожидаемо, учитывая те условия, в которых работает бизнес. В то же время, есть хорошие прогнозы по НДС, акцизам и налогам на внешнюю торговлю. Во многом это связано с успешной детенизацией экономики. Полностью ликвидированы "скрутки", их попросту нет. Перекрыт нелегальный рынок спирта. Остается лишь дожать контрафакт на табачном и топливном рынке, а также расправиться с контрабандой. Но это возможно лишь при полной "перезагрузке" руководства таможни.

– Какие изменения могут произойти в налогообложении в 2023 году? Есть ли планы и дальше убирать введенные в 2022 году льготы, менять налоговые ставки и т.д.

Существенные изменения не планируется. Но точечные, разумеется, будут. Это, прежде всего, те обязательства, которые взяла на себя Украина в рамках нового меморандума с МВФ. Речь идет об отмене льготной ставки на уровне 2% для третей группы единого налога, о возобновлении полноценных налоговых проверок, об возвращении штрафов за неиспользование кассовых аппаратов (РРО), об усовершенствовании системы упрощенного налогообложения в целом и о запуске автоматического обмена налоговой информацией по стандарту CRS. Впрочем, – и это очень важно – возврат на довоенный уровень (налогового администрирования - ред.) возможен только с оговорками, которые учитывают особенности военного времени и ситуацию в энергетике. Поэтому в любом случае мы будем делать целый ряд исключений для определенных территорий и видов деятельности. В целом же, основные, фундаментальные изменения налоговых отношений связаны с диджитализацией налогового администрирования, концепция которой в ближайшее время будет презентована обществу.

– Намерения по "оцифровыванию" налоговой звучали уже не раз. В чем заключается суть этой новой инициативы?

Инициатива действительно не нова, работаем над ней чуть меньше года (война прервала на несколько месяцев этот процесс). Мы хотим, чтобы любой налогоплательщик мог через свой смартфон подать декларацию о доходах в одно касание. В буквальном смысле. При этом, предварительно будет возможность проверить декларацию в базе налоговой на наличие ошибок, прогнав через автоматические тесты, и сразу же исправить их. А налоговая сможет задавать вопросы исключительно в электронной форме и только в той части, в которой плательщик сам не исправил ошибки. Каждый налогоплательщик получит индивидуальный цифровой профиль. Он нужен для оценки его репутации и степени рисковости на основе анализа налоговой истории. Налогоплательщики с "зелеными" профилями не будут попадать под проверки, в то время как "красный" статус станет поводом для повышенного внимания со стороны налоговиков. Будет полноценно внедрена электронная акцизная марка, которая позволит отслеживать и контролировать оборот всех подакцизных товаров (алкогольных и табачных изделий, топлива). Для физических лиц и малого бизнеса будет доступна функция составления налоговой преддекларации. Начнет работу совершенно новый call-центр налоговой службы, который будет построен по примеру служб поддержки лучших украинских частных компаний. В целом, главная задача – минимизировать личный контакт налогоплательщиков с сотрудниками ГНС, а также обеспечить легкий и прозрачный сервис по налоговому администрированию, который будет комфортнее и эффективнее, чем в странах Западной Европы. Думаю, что к 2024 году мы сможем все это реализовать.

– А в чем будет заключаться усовершенствование упрощенной системы налогообложения, о котором вы упомянули?

Ни для кого не секрет, что упрощенная система используется для уклонения от уплаты зарплатных налогов. И эту практику нужно сворачивать по одной простой причине: нам необходимо выбрать – или членство в ЕС, или милые добрые схемы уклонения от налогов. Совместить не получится. Война, конечно, не лучшее время заниматься борьбой с "зарплатными ФОП". И я придерживаюсь мнения, что нам пока вообще не стоит трогать предпринимателей по любым вопросам, которые касаются зарплат. Если платят – низкий поклон и слава Богу. Но очевидно, что Украина не сможет получить членство в Евросоюзе, имея подобные схемы уклонения. Поэтому рано или поздно, нам придется заблокировать возможность использовать упрощенку для ухода от налогообложения.

– Как это можно сделать технически? Какие механизмы?

Есть два пути. Первый – разработка неких критериев связанности, по которым можно определить участие предпринимателей-физлиц в подобных схемах. Скажем, когда один и тот же бухгалтер обслуживает сразу несколько ФОП с идентичной деятельностью по оказанию услуг одному и тому же юрлицу, либо, когда предприниматель фактически хозяйственную деятельность не ведет, а его взаимоотношения с компанией очень сильно напоминают трудовые. Второй путь – запрет для ФОП третьей группы единого налога в принципе работать с юридическими лицами. Но этот вариант достаточно радикальный, поэтому я бы рассматривал первый, который более мягкий. И хочу подчеркнуть, что эти процессы должны происходить с одновременным слиянием зарплатных налогов (НДФЛ и ЕСВ – ред.) и уменьшением эффективной ставки до 25% (на сегодняшний день она составляет 42% – ред.). То есть, я считаю, что снижать зарплатные налоги целесообразно при условии одновременной детенизации зарплат.

– Еще осенью 2022 года была анонсирована концепция налоговой реформы под условным названием "10-10-10". Вы достаточно жестко ее раскритиковали. Можете озвучить свою позицию, в чем недостатки такой модели?

Начну с того, что обсуждение этой концепции ведется исключительно в социальных сетях и в СМИ. Но соответствующий законопроект никто в глаза не видел. И я не понимаю, как можно серьезно относиться к подобному действу. Что мешает идеологам подать соответствующий законопроект, где прописаны конкретные нормы, прикреплена пояснительная записка, есть хоть какие-то расчеты? Какая цель этого шоу? Точно не реформа. Скорее политический пиар в войну. Только спустя полгода после анонсирования этой концепции появились идеи по поводу компенсаторов потерь госбюджета от снижения налоговых ставок (10-10-10 – это предложенные авторами реформы новые ставки ключевых налогов: НДС, налога на прибыль и НДФЛ – ред.). Среди компенсаторов введение налога на снятие наличных (хотя целесообразность такой меры вызывает сомнения), внедрение экспортной пошлины на сырье, отмена некоторых льгот и борьба с зарплатными ФОП. Но опять-таки, все это должно быть оформлено в виде законопроекта с пояснительной запиской, и только после этого можно начинать хоть какую-то дискуссию. Тем не менее, все равно остается, наверное, самый главный вопрос: "чтобы что?", для чего это нужно? Искать компенсаторы, вводить новые налоги, открывать банковскую тайну (тоже одно из предложений авторов реформы – ред.), убирать льготы. Все только ради того, чтобы добиться снижения ставок трех налогов и отмены единого соцвзноса, потому что это красиво звучит с точки зрения маркетинга? Но, например, в составе ЕС, куда мы стремимся, нет ни одной страны, где отсутствует ЕСВ. Или снижение ставки НДС вдвое. Но она в Украине далеко не самая высокая. В Польше НДС – 23%, в Венгрии – 27%, в Греции – 24%, а в Швеции – 25% (при этом, как и у нас по лекарствам и топливу сейчас, могут применяться сниженные ставки налога на отдельные социальные товары). И НДС – это налог на потребление, который на бизнес вообще никак не влияет. Поэтому пока внятной аргументации у идеологов этой реформы нет. Надеюсь, когда они все-таки внесут законопроект в парламент, их позиция будет более сильной и обоснованной.

– Давайте поговорим насчет ситуации вокруг регистрации НДС-накладных. Решена ли проблема блокировки НДС, с которой массово столкнулся бизнес в конце 2022 года?

Сразу же хочу снять инсинуации по поводу массовости. Действительно, после вступления в силу постановления Кабинета Министров № 1154, в ноябре 2022 года почти вдвое выросло число заблокированных накладных. Но в общем объеме всех накладных это 1,69%. Ранее было 0,8%. То есть, масштабы проблемы сильно преувеличены. Хотя сложности есть, я это признаю. Другой вопрос, что с ноября около 25% налогоплательщиков действительно столкнулись с блокировкой хотя бы одной накладной. Для многих компаний это было впервые, поэтому посыпались жалобы. Мы провели много встреч с бизнесом, с налоговой и Министерством финансов, в результате чего были разработаны поправки в порядок регистрации НДС-накладных, которые правительство закрепило своим новым постановлением № 1428. Оно вступит в силу 11 января и снимет большинство проблем для плательщиков НДС. Хотя на данный момент статистика блокировок уже вернулась на уровень до октября 2022 года.

– А как сейчас обстоит ситуация с возмещением НДС. Какой объем задолженности по состоянию на начало 2023 года?

По данным на 3 января, было заявлено к возмещению в 2022 году 106,5 млрд грн, фактически возмещено в течение прошлого года 84,5 млрд грн, на исполнении в Госказначействе находится 16 млрд грн и ГНС еще проводит проверки заявок на сумму 15,5 млрд грн. При этом, ни по одной проверке сроки не нарушены. Повторюсь, в рамках диджитализации, запланированной на 2023 год, есть четкое намерение упростить работу СМКОР (Система мониторинга критериев оценки рисковости) и системы электронного администрирования НДС таким образом, чтобы существенно уменьшить процент заблокированных накладных с одной стороны, а с другой – значительно сократить срок возмещения НДС, до 7 дней. Конечно, фактическое возмещение напрямую зависит от наличия денег в бюджете. Но именно все формальные налоговые процедуры будут занимать не больше недели. Это лично мое желание, и я приложу все усилия, чтобы это было сделано.