Начало конца страны-бензоколонки. Как мир начинает изолировать нефтегазовую отрасль России

  • Степан Крьока

    корреспондент отдела "Промышленность и энергетика"

Начало конца страны-бензоколонки. Как мир начинает изолировать нефтегазовую отрасль России
Фото: АР

8 марта президент США Джо Байден на брифинге заявил, что США полностью прекращают импорт нефти, газа, а также других энергоресурсов из России. Белый дом также запретил любые инвестиции в добычу энергоресурсов в России. Кроме того, о желании избавиться от российской нефти и газа до конца года заявила и Британия.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Что касается Европейского Союза, то там предоставили план постепенного отказа от российских энергоносителей. 

"ЕС может положить конец зависимости от российского газа и предоставить новую энергию для Европы. Меры по достижению целей 2050 года, когда будут имплементированы, снизят потребление газа на 30 процентов к 2030 году. Это равно 100 миллиардам кубометров газа, который нам больше не потребуется. Уже к концу этого года мы можем заместить 100 млрд кубических метров импорта газа из России, что составляет 2/3 того, что мы от них импортируем. Это завершит нашу чрезмерную зависимость и предоставит нам простор для маневра", — заявил на пресс-конференции в Страссбурге исполнительный вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс.

Таким образом, кольцо вокруг зависимой от экспорта энергоресурсов российской экономики сужается. Для России экспорт энергоресурсов традиционно обеспечивает львиную долю валютных поступлений: в 2021 году на экспорт энергоресурсов в общей товарной структуре экспорта пришлось 54,3%, а нефтегазовые доходы российского бюджета в доковидном 2019 году составляли почти 40%. Следовательно, экспорт энергоресурсов для путинского режима является вопросом жизни и смерти.

Сами россияне очень боятся последствий таких санкций, поскольку это будет означать серьезный коллапс государственного бюджета и неспособность не только финансировать войну, но и платить зарплаты в бюджетном секторе, а также финансировать свою социальную сферу. 

Однако не следует забывать о том, что за годы работы в ЕС российский бизнес сильно интегрировался в европейские бизнес-процессы. Многие менеджеры энергетического сектора стран ЕС, а также эксперты привыкли сотрудничать с россиянами и стали весьма зависимы от такого партнерства.

Накануне введения ограничений Россия пыталась запугать Европу высокими ценами на газ, чтобы избежать санкций в отношении экспорта энергоносителей. 

Чтобы вывести из игры Евросоюз, подконтрольный Кремлю "Газпром" еще с лета опустошал газохранилища Европы. А осенью, накануне  отопительного сезона, россияне использовали информационные атаки для взвинчивания цен на голубое топливо в Европе. Также "Газпром" взвинчивал цену на газ, спекулируя деривативами через аффилированные компании российского газового монополиста. Кроме того, надувать биржевой пузырь России помогали партнеры из Германии и Австрии. Поэтому не исключено, что накануне санкций Кремль опять надул спекулятивный пузырь.

Однако сама Европа признает, что Россия довольно неудобный партнер, который действует совершенно нерыночными методами. Еще в 2014 году Брюссель обвинял подконтрольный Кремлю "Газпром" в несправедливом ценообразовании для стран Восточной Европы. В странах бывшего соцлагеря россияне взимали плату за газ на 40% больше, чем в других странах ЕС, что позволяло Кремлю оказывать давление на власти тех стран. В официальном Брюсселе  уже тогда все прекрасно понимали, и, несмотря на предложения России усилить сотрудничество и увеличить долю поставок по долгосрочным контрактам, Европа взяла курс на диверсификацию поставок.

Нападение России на Украину лишь усилило тенденции ухода Европы от российских энергоносителей. Лидеры ЕС сначала не хотели обрывать каналы поставок энергоресурсов и вывели поставки российского газа, нефти и угля из-под санкций, поскольку могли быть обеспокоены реакцией своих граждан на увеличение коммунальных платежей и дальнейший рост цен на все из-за повышения энергетической составляющей в ценообразовании.

Но, несмотря на это, и в Брюсселе, и в Вашингтоне понимают, что торговля с диктаторским режимом ни к чему хорошему не приведет. Госсекретарь США Энтони Блинкен в интервью телеканалу NBC заявил, что США ведут активные переговоры с европейскими партнерами по поводу запрета импорта российской нефти в США и ЕС, а также ее замещения другими поставщиками. Такими поставщиками могут стать для стран запада Иран и Венесуэла, санкции в отношении которых могут быть смягчены. Кроме того, добычу энергоносителей могут увеличить и страны ОПЕК. 

По состоянию на 9 марта полноценные санкции против нафтегазовой отрасли ввели только США и Великобритания. Однако из-за того, что общественное мнение западных стран на стороне Украины, а компании очень зависимы от института репутации, многие из нефтегазовых гигантов мира начали избегать токсичных партнеров из России сразу же после начала вторжения в Украину. Исключение составила лишь Shell, которая, соблазнившись большой скидкой, купила партию сырой нефти у России.

Однако позже под давлением общественности компания извинилась за эту сделку и пообещала направить прибыль от нее на поддержку Украины. А уже 8 марта в Shell заявили о полном уходе из России, хотя и отметили, что этот уход может занять недели. Так что даже без полноценного эмбарго европейские гиганты нефтегазовой отрасли будут покупать российские нефть и газ только в самых критических случаях.

Также надо понимать, что, несмотря на угрозы со стороны России перекрыть европейцам "Северный поток-1", рынок, где цены на газ выше 2 тысяч долларов за тысячу кубометров, очень привлекателен для газовиков из США и Катара. И привлекателен он не только с точки зрения цен, но и с точки зрения логистики. 

В своем выступлении 8 марта Байден заявил, что в США выдано около 9 тысяч лицензий для добычи энергоресурсов. Таким образом, изоляция такого крупного игрока, как Россия, будет для американских добывающих компаний подарком судьбы. Кроме того, высокими ценами на энергоресурсы воспользуются страны ОПЕК (Алжир, Ангола, Венесуэла, Габон, Ирак, Иран, Конго, Кувейт, Ливия, Объединённые Арабские Эмираты, Нигерия, Саудовская Аравия, Экваториальная Гвинея). Также США сейчас ведут активные переговоры о послаблении санкций в отношении Венесуэлы и Ирана.

После ухода России с мирового нефтяного рынка другие экспортеры энергоресурсов окажутся примерно в той же ситуации, в которой оказался СССР во время нефтяного кризиса 1973 года. Тогда Организация арабских стран экспортеров нефти заявила, что не будет поставлять нефть странам, поддержавшим Израиль во время Войны судного дня (ими были крупные импортеры нефти — Великобритания, Канада, Нидерланды, США, Япония). В результате последовал почти четырехкратный скачок цен на нефть, и СССР начал экспортировать черное золото западным странам через страны СЭВ, прежде всего через Польшу. Именно те нефтедоллары, которые СССР получил от этих поставок, и позволили создать те самые счастливые брежневские времена, на которые по сей день молятся фанаты СССР в той же России.

В самой же России нефтегазовая отрасль пострадала и до введения запретов на импорт. В первую очередь от финансовых санкций. 7 марта крупнейшая российская нефтяная компания "Роснефть" из-за запрета центробанка РФ переводить валюту за рубеж не смогла погасить свои облигации на 2 млрд долларов. Уже 8 марта в такой ситуации оказался российский газовый монополист "Газпром", который должен погасить облигации на 1,3 млрд долларов. Если совет кредиторов этих компаний не одобрит погашение бондов в российских рублях (что маловероятно), это может повлечь за собой объявление технических дефолтов, судебных исков и арестов имущества компаний за рубежом.

Неторопливость Запада в отношении санкций против российского нефтегаза не только давала время США и ЕС найти источники диверсификации. Это давало время на размышления и самим россиянам. После того, как санкции и ограничения начали вводить, Россия прошла точку невозврата. Со временем это государство перестанет существовать как влиятельный игрок на мировом рынке энергоресурсов и превратится в некий аналог непризнанных республик на востоке Украины, зависимых от высокомилитаризированного государства-изгоя, с низким уровнем жизни. Экономика России по-прежнему будет держаться на экспорте ресурсов, но и он будет сокращаться из-за истощения месторождений и нехватки технологий для разработки и бурения новых скважин. Для Украины эффект от таких санкций в долгосрочной перспективе станет таким же, как и эффект от "закрытого неба": лишенные доходов от экспорта россияне еще долго не смогут финансировать какую-либо военную кампанию. А сам российский милитаризм на долгие-долгие годы окажется запертым внутри России.